1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Папа Римский Бенедикт XVI: "Люди построили себе мир, за которым все труднее найти Его"

В преддверии своего визита в Германию Папа Римский Бенедикт XVI ответил на вопросы журналистов "Радио Ватикана" и общественно-правовых телерадиокомпаний Германии.

default

Папа Римский Бенедикт XVI во время встречи с журналистами в Ватикане

Визит Папы Римского Бенедикта XVI в Германию запланирован на сентябрь. За месяц до этого события корреспонденты Radio Vatikan, Bayerischer Rundfunk, ZDF и "Немецкой волны" имели возможность побеседовать с понтификом.

Bayerischer Rundfunk : Святейший Отец, в сентябре вы посетите Германию, точнее, Баварию. "Папа скучает по Родине", - сообщили Ваши сотрудники во время подготовки визита. Каких тем вы особенно хотите коснуться? Есть ли понятие "отчизны" среди ценностей, которые вы особым образом хотите донести до людей?

- Безусловно. Причиной этой поездки было именно мое желание еще раз увидеть места, людей, среди которых я вырос, которые оставили во мне след и сформировали мою жизнь, - желание отблагодарить этих людей. И, конечно же, принести с собой послание, выходящее за пределы моей родины, как того требует мое служение. Я просто выбрал темы, подсказанные мне особыми литургическими датами.

Основная тема – мы должны вновь открыть Бога, и не какого-то неопределенного Бога, но Бога с человеческим ликом: когда мы видим Иисуса Христа, мы видим Бога. Отталкиваясь от этого, мы должны найти пути друг к другу в семье, между поколениями, а также между культурами и народами, пути примирения и мирного сосуществования в этом мире, пути, ведущие в будущее. А этих путей в будущее мы не найдем, если не имеем света свыше.

Поэтому я не выбирал какие-то специфические темы, но, можно сказать, сама Литургия ведет меня к выражению основного послания веры, которое, конечно же, помещено в современный контекст, в котором мы прежде всего стремимся к сотрудничеству народов, ищем возможных путей примирения и мира.

ZDF : Как Папа вы несете ответственность за Церковь во всем мире. Но ваш визит в Германию, естественно, заставляет взглянуть на ситуацию католиков в Германии. Наблюдатели единодушны в том, что атмосфера неплохая, не в последнюю очередь и благодаря вашему избранию. Но, безусловно, старые проблемы остались, и вот лишь некоторые примеры: все меньше практикующих католиков, все меньше Крещений, а главное, все меньше влияния на общественную жизнь. Каково, на ваш взгляд, нынешнее положение Католической Церкви в Германии?

- Прежде всего я бы сказал, что Германия - это часть Запада, хотя и с собственным колоритом и собственными оттенками, а в западном мире мы сегодня переживаем новую и неумолимую волну просветительства - или светскости, как вы это обычно называете.

Верить становится все труднее, ведь мир, в котором мы живем, состоит целиком из нас самих, а Бог в нем больше не появляется, так сказать, непосредственным образом. Вы пьете не из источника, но из сосуда, который предлагается уже наполненным. Люди сами себе построили мир, и за этим миром все труднее найти Его. Это – не особенность Германии, но так происходит во всем мире, в первую очередь на Западе.

С другой стороны, Запад сегодня испытывает большое влияние других культур, в которых изначальный религиозный элемент играет значительную роль и которые шокированы холодностью Запада по отношению к Богу. Присутствие священного в других культурах, хотя и завуалированное разнообразными способами, вновь затрагивает западный мир, затрагивает нас, стоящих на перекрестке множества культур. И из сердца человека на Западе и в Германии снова и снова поднимается вопрос о чем-то "большем". Мы видим это в молодежи, для которой характерен поиск "большего", мы видим, что повсюду феномен религии, так сказать, вновь повторяется, хотя этот процесс, этот поиск, скорее, неопределенны.

Но вместе с тем Церковь по-прежнему здесь, а вера предлагается как ответ. И я думаю, что именно эта поездка, как и предыдущая – в Кёльн, - это шанс увидеть, что вера прекрасна, что радость большой вселенской общины обладает притягательной силой, что за ней стоит нечто важное и, таким образом, вместе с новыми движениями поиска открываются новые выходы к вере, которые сближают нас и положительно влияют на общество в целом.

Radio Vatikan : Святейший Отец, ровно год назад вы были в Кёльне с молодежью и, наверное, почувствовали, что молодежь необычайно способна к восприятию, и вы лично были приняты очень хорошо. Привезете ли вы с собой особое послание для молодежи во время ближайшего визита?

- Я бы прежде всего сказал: я счастлив, что есть молодые люди, которые стремятся быть вместе, быть вместе в вере, и хотят сделать что-то доброе. Восприимчивость к добру очень сильна в молодежи, достаточно подумать о многочисленных формах волонтерства.

Стремление внести свой вклад в решение проблем всего мира – это нечто великое. Первый импульс – это ободрить их на этом пути: Идите вперед! Ищите возможности делать добро! Мир нуждается в вашей воле, в вашем участии! И потом, я бы им, наверное, сказал: мужество окончательного выбора! Молодежи присуща большая щедрость, но перед риском пожизненного обязательства – как в браке, так и в священстве – она испытывает страх.

Мир пребывает в драматическом движении: теперь я могу постоянно располагать всей своей жизнью вместе с ее непредвиденным будущим. Не связываю ли я свою свободу окончательным выбором, не лишаю ли себя свободы движения?

Пробудить мужество смелых окончательных решений: только они на самом деле позволяют расти, идти вперед и достигать чего-то великого в жизни, только они не разрушают свободу, но дают ей верный ориентир в пространстве. Рискованный прыжок в окончательное, и вместе с ним полное принятие жизни – вот что я с удовольствием передал бы им.

"Немецкая волна": Святейший Отец, вопрос на тему внешнеполитической ситуации. Каковы, на Ваш взгляд, возможности Святейшего Престола в отношении к нынешней ситуации на Ближнем Востоке? Какую положительную роль вы можете сыграть в развитии этих событий?

- Разумеется, у нас нет никаких политических возможностей, мы не стремимся ни к какой политической власти, но хотим обратиться к христианам и ко всем, кто каким-либо образом ощущает свою причастность к словам Святого Престола, с призывом мобилизовать все силы, признающие войну наихудшим решением для всех. Она не приносит добра никому, в том числе и кажущимся победителям.

Нам, в Европе, это очень хорошо известно, после двух мировых войн. Напротив, то, в чем нуждаются все, - это мир. В Ливане есть сильная христианская община, христиане есть среди арабов, есть христиане и в Израиле, а христиане всего мира проявляют заботу об этих дорогих всем нам странах. Есть нравственные силы, готовые показать, что единственное решение заключается в том, чтобы жить вместе. Эти силы мы и хотим мобилизовать: политики должны найти путь к тому, чтобы это произошло как можно скорее и, главное, продлилось долго.

Bayerischer Rundfunk : Как епископ Рима, вы являетесь преемником Святого Апостола Петра. Каким образом Петрово служение может лучше всего соответствовать нашему времени? Замечаете ли вы "дугу напряжения" между первенством Петра с одной стороны и коллегиальностью епископов - с другой?

- Дуга напряжения, конечно, есть и должна быть. Многообразие и единство должны всегда заново находить взаимосвязи, которые всегда по-новому вписываются в изменчивые ситуации в мире. Сегодня мы переживаем новую культурную полифонию, в которой Европа больше не играет определяющей роли, в то время как христианские общины разных континентов приобретают свой собственный вес, свой собственный оттенок.

Мы должны постоянно учиться этому гармоничному сочетанию разных компонентов. Мы предусмотрели для этого различные средства: к так называемым визитам ad limina епископов, которые существуют издавна, сегодня прибегают намного чаще, для коллоквиумов со всеми инстанциями Святого Престола и со мной. Я лично разговариваю с каждым епископом. Я уже беседовал почти со всеми епископами из Африки и со многими епископами из Азии. Сейчас – очередь Центральной Европы, Германии, Швейцарии, и во время этих визитов, где как раз центр и периферия встречаются в откровенном обмене опытом, думаю, развиваются правильные взаимоотношения в этой "дуге напряжения".

У нас есть и другие средства – Синод, консистория, которые я теперь провожу регулярно и которые намереваюсь развивать: на них можно совместно обсуждать актуальные проблемы, искать решения даже вне особой повестки дня. С одной стороны, мы знаем, что Папа – вовсе не абсолютный монарх, но он должен, если так можно выразиться, олицетворять совокупность тех, кто внимает Христу.

Но сознание необходимости некой объединяющей инстанции, гарантирующей также независимость от политических сил и заботящейся о том, чтобы "христианства" не отождествлялись чрезмерно с национальностью, - сознание необходимости некой всеобъемлющей инстанции, которая создает единство во взаимодействии всего и, с другой стороны, принимает, допускает и поощряет многообразие, - это сознание очень прочно. Поэтому я считаю, что Петрово служение искренне принимается, о чем свидетельствует желание его дальнейшего развития таким образом, чтобы оно отвечало как воле Господа, так и требованиям времени.

ZDF : На Германию, страну Реформации, безусловно, наложили отпечаток отношения между различными конфессиями. Экуменические отношения – это уязвимая реальность, сталкивающаяся со все новыми трудностями. Каковы, на Ваш взгляд, возможности улучшения отношений с евангелической Церковью и какие трудности вы видите на этом пути?

- Наверное, следует прежде всего заметить, что евангелическая Церковь представляет собой довольно многогранную действительность. В Германии, если не ошибаюсь, есть три крупные общины: лютеране, реформаты, Прусская уния. Кроме того, в настоящее время формируются многочисленные "свободные Церкви", а в лоне "классических" Церквей – движения, такие, как "Исповедующая Церковь" и другие. Таким образом, речь идет о многоголосии, с которым мы желаем сотрудничать и с которыми должны вступать в диалог в поисках единства, уважая эти многочисленные голоса.

Думаю, что в первую очередь в нашем обществе нужно стараться всем вместе выделить, найти и претворить в жизнь великие этические ориентиры, обеспечив таким образом этическую сплоченность общества, без которой оно не может достичь политической цели, а именно, всеобщей справедливости, нормального сожительства мира.

И в этом направлении уже достигнуто многое: мы уже по-настоящему связаны общим христианским фундаментом перед лицом великих нравственных вызовов. Потом, конечно, идет речь о свидетельстве Бога в мире, где Его находят с трудом, как мы уже сказали, - своим свидетельством мы являем Бога в человеческом лике Иисуса Христа и предлагаем людям доступ к этим истокам, без которых мораль гибнет и теряет ориентиры; своим свидетельством мы сообщаем радость от того, что мы не одни в этом мире.

Только таким образом можно радоваться величию человека, который не является неудачным продуктом эволюции, но образом Божиим. Мы должны действовать на этих двух уровнях: на уровне высших этических ориентиров и на уровне, являющем – отталкиваясь от них и направляясь к ним – присутствие Бога, конкретного Бога. Если мы так поступаем и, главное, если в наших отдельных группировках мы не обособляемся в вере, но всегда отталкиваемся от ее глубочайших оснований, тогда мы, возможно, не так скоро дойдем до внешних проявлений единства, но созреем для внутреннего единства, которое, если Богу будет угодно, когда-нибудь приведет нас и ко внешним формам единства.

Radio Vatikan : На тему семьи. Около месяца тому назад вы побывали в Валенсии на Всемирной встрече семей. Те, кто слушали вас внимательно – как это старались делать мы, на Ватиканском радио - заметили, что вы ни разу не произнесли слов "однополые браки", "аборт", " контрацепция". Внимательные наблюдатели подумали: вот интересно! выходит, его намерение – провозглашать веру, а не путешествовать по всему миру в роли "апостола морали". Могли бы вы это прокомментировать?

- Конечно. Сперва нужно сказать, что я в целом располагал для речи двадцатью минутами. А тот, у кого так мало времени, не может отталкиваться от противного. Ведь сначала нужно понять, чего мы хотим на самом деле, правда? А христианство, католичество – это не скопление запретов, а позитивный выбор. И крайне важно вновь это увидеть, потому что такое понимание сегодня практически исчезло.

Уже так много говорилось о том, чего нельзя, что наконец пора сказать: мы можем предложить утвердительную идею – о том, что мужчина и женщина созданы друг для друга, что своеобразная шкала – сексуальность, эрос, агапе - означает измерения любви, и на этом пути зиждется прежде всего исполненный счастья и благословения брак как единство любви мужчины и женщины, а затем и семья, обеспечивающая продолжение рода, где поколения уживаются друг с другом и где могут встретиться разные культуры.

Итак, в первую очередь необходимо подчеркнуть то, чего мы хотим. А во вторую очередь можно также посмотреть, почему мы не хотим чего-либо. Я думаю, нужно иметь в виду следующее: то, что мужчина и женщина созданы друг для друга для продолжения человеческого рода – не католическая выдумка, это известно любой культуре.

Что касается аборта, то он относится не к шестой, а к пятой заповеди: "Не убий!" Это должно быть для нас очевидным, и нужно вновь и вновь повторять: человеческая личность начинается в материнском чреве и остается человеческой личностью до самого последнего вздоха. Человеку всегда подобает уважение, достойное человека. Это лучше понятно при условии, что сначала была высказана утвердительная мысль.

(Продолжение интервью с Папой Римским Бенедиктом XVI - внизу по ссылке)

Контекст