1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Память о трагической дате

Белорусская общественность 29 октября готовится отметить одну из самых трагических дат в истории – 70 годовщину начала самого мощного витка сталинских репрессий. К этой дате приурочены различные мероприятия.

default

Дата 29 октября выбрана не случайно. В ту ночь 70 лет назад в подвалах минской тюрьмы НКДВ, сегодня более известной под названием «американка», состоялся первый массовый расстрел мирных граждан, большинством из которых были белорусские писатели, художники, представители научной интеллигенции. Игорь Кузнецов привел сравнительные данные по масштабу уничтожения людей.

«С 1861 года до 1905 года, включая революцию 1905-1907 годов, всеми трибуналами, судами в царской России по политическим мотивам к высшей мере наказания было приговорено около 3600 человек. Третьей части из них после кассационных жалоб смертная казнь была заменена различными сроками заключения. В ночь на 29 октября 1937 года только в одном подвале расстреляли более ста человек. А в общей сложности в Минске было еще две внутренние тюрьмы, были восемь мест расстрелов. Так вот, в Минске в 1937 году за одну ночь расстреливали до 400-500 человек».

Еще более поразила присутствующих на семинаре следующая цифра, приведенная историком. Тоже для сравнения.

«Я был на научной конференции в Германии, и нам показали кельнскую тюрьму гестапо. Там создан мемориал, нас сопровождал сотрудник, рассказывал о жесточайшем фашистском режиме и прочее. Я ему задал вопрос: вот Вы говорите, что кельнская тюрьма была самая жестокая тюрьма гестапо в Германии. А сколько в ней расстреляли, повесили? Он говорит: ну, очень много. И приводит цифры: с 1934 года, когда она была создана, по 1945 год, когда она прекратила свое существование, в самой жестокой тюрьме гестапо было казнено около 350 человек».

Игорь Кузнецов утверждает, что:

«… для Советского Союза – сколько добыли угля, сколько миллионов расстреляли, - это было просто манипуляция какими-то цифрами, а не человеческими жизнями. Потому что человеческая жизнь в 37 году ничего не стоила».

Сегодня только вокруг Минска и в самом городе известно восемь мест массового уничтожения людей в предвоенные годы. Кроме известных всему миру Куропат, это столичный Парк Челюскинцев, жилые районы Дражня, Лошица и Уручье, территории нынешнего первого аэропорта и Минского тракторного завода. Это и «Дрозды», где сейчас располагается резиденция белорусского президента. А еще на одном месте, где во время войны располагался один из самых страшных концентрационных лагерей «Тростенец», а в конце 30-х начале 40-х годов расстреливали «политических» располагается действующая городская свалка.

Игорь Кузнецов затронул еще одну тему, которая вызвала общественный резонанс. Конституционный суд Беларуси признал правильным решение властей, согласно которому дети репрессированных родителей, которые были оторваны от семьи и помещены в специальные детские учреждения НКВД, или, как их назвал историк, «детские концлагеря», лишены льгот в отличие от тех граждан, которые в детском возрасте были отправлены в ссылки вместе с родителями.

По поводу такой несправедливости в высшую судебную инстанцию страны обращались различные общественные организации, например, Ассоциация жертв политических репрессий, но суд признал решение чиновников верным. По мнению Игоря Кузнецова,

«… это говорит, во-первых, о некомпетентности этого суда, во-вторых, они не видят и не понимают различия между этими детьми. Так я скажу по-другому: дети, которые находились с родителями в местах лишения свободы, страдали меньше, чем дети, оторванные от родителей. Как можно их сравнивать, и насколько безнравственным является поведение этого суда – высшего суда государства!»

Историк отмечает, что такими решениями, и не только ими иллюстрируется отношение власти к исторической памяти, особенно если речь идет о жертвах самой этой власти.

«29 числа, когда мы приходим в Парк челюскинцев, в Куропаты, нас сопровождают уже не просто, говоря терминологией революционеров, «хвосты». В Куропатах, когда приходит 15-20 человек, весь лес оцеплен по периметру».

Официальные власти вряд ли вспомнят о трагической дате, ведь, по мнению ученого, когда в стране возводится «Линия Сталина», о сталинских жертвах говорить не пристало. Но и в демократических кругах, похоже, по мнению Игоря Кузнецова, дело обстоит не намного лучше.

«На сегодняшний день представители политических партий и движений так и не высказали своего отношения к этому событию. С большим трудом на Конгрессе демократических сил была принята резолюция объемом в одну страничку, которая сразу была забыта на следующий день».

Хотя, настаивает историк, тема репрессий остается одной из самых важных.

«О ней надо говорить постоянно, к ней надо возвращаться независимо от моды, от времени года, и чтобы эта тема возникала не только в связи, как говорят журналисты, с информационными поводами».

Контекст