1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Палестинский конфликт

17.04.2002

Сегодня, в среду государство Израиль отмечает свою пятьдесят четвертую годовщину. Отмечает – в условиях повышенных мер безопасности, без уличных гуляний и традиционных фейерверков. Страна находится фактически на военном положении. Найти решение ближневосточного конфликта пытался все минувшие дни госсекретарь США Колин Пауэлл. Увы, надежды, которые связывались с его миссией, не оправдались. Его визит по странам региона закончился сегодня практически безрезультатно.

Колин Пауэлл провел на Ближнем Востоке на день больше, чем предполагал. Очевидно, он пытался еще в последнюю минуту достичь хоть какого-нибудь ощутимого результата в урегулировании конфликта. Судя по всему, ему это не удалось. Заключительная встреча с Ясиром Арафатом в осажденном израильтянами городе Рамаллах прошла, как сообщают журналисты, в «весьма напряженной атмосфере». Побеседовав с палестинским лидером два часа, госсекретарь США покинул его резиденцию без всяких комментариев. Зато палестинцы в выражениях не стеснялись. На пресс-конференции в своей полуразрушенной штаб-квартире Арафат обратился ко всему миру с драматическим призывом о помощи. «Я не могу выйти на улицу», жаловался Арафат, имея в виду блокаду здания израильскими войсками. Министр информации Ясир Раббо заявил, что переговоры с Пауэллом завершились «катастрофой». Палестинцы, по словам министра, не смогли добиться осуществления своей главной цели – немедленного вывода израильских войск с территории Западного берега реки Иордан. В свою очередь, Пауэлл ездил к Арафату, стремясь получить его официальное согласие на перемирие. Арафат на это не пошел. В итоге, как отмечают большинство наблюдателей, ближневосточная поездка Колина Пауэлла не дала заметных результатов. Разве что частичные уступки, на которые согласился премьер-министр Израиля Ариэль Шарон. Израильская армия намерена покинуть лагеря палестинских беженцев Дженин и Наблус, где еще несколько дней назад шли ожесточенные бои. Кроме того, Израиль снял свои возражения против личного участия Арафата в региональной конференции по Ближнему Востоку. Идею проведения такой конференции, которая должна состояться в Нью-Йорке под патронажем США, выдвинул Шарон. Американцы его поддержали. И если поначалу Израиль категорически исключал возможность приезда Арафата в Нью-Йорк, то позже Шарон заявил, что для него «не важно, кто именно будет представлять палестинский народ».

Прокомментировать итоги переговоров Колина Пауэлла я попросил мюнхенского политолога, автора целого ряда книг и публикаций, посвященных ближневосточному конфликту, Эйтана Финкельштейна. Господин Финкельштейн, большинство наблюдателей считают, что миссия Пауэлла провалилась. Вы разделяете такую оценку?

- Мне такой вывод представляется поспешным. Во-первых, не все детали переговоров Пауэлла с Шароном и Арафатом на сегодняшний день известны. Во-вторых, нельзя забывать, что это Восток, на публике стороны говорят одно, а между собой другое. После такого накала страстей и после такого противостояния, когда, казалось бы, никакие переговоры между сторонами невозможны, все-таки диалог между ними состоялся. А это, с моей точки зрения – самое важное достижение. Я думаю, что пути для конференции, встречи сторон, проложены.

Вашему оптимизму можно позавидовать. Но ведь разговоры велись и раньше, и сколько было обещаний и благих намерений. Конкретных же результатов не добился и Колин Пауэлл. Не ужели даже единственная в мире сверхдержава, обладающая огромной экономической и политической мощью, не может повлиять на ситуацию на Ближнем Востоке?

- Причин тому, что она не может повлиять много, но главное вот в чем: роль США на Ближнем Востоке – это роль активного посредника, который обязан иметь свое собственное видение решения конфликта. Он должен обрисовать, если хотите продиктовать сторонам принципы, на которых должно строиться это урегулирование. Американцы действительно обладают огромной военно-экономической мощью. Но использовать эту мощь на Ближнем Востоке они не умеют. В вашингтонских верхах нет единства в этом вопросе. Президент Буш чуть ли не каждый день меняет свое мнение. Сегодня он говорит, что с Арафатом больше нельзя иметь дела, американская дипломатия ищет страну, куда бы его можно было бы выслать, но, как только Марокко дает согласие принять Арафата, президент Буш говорит совсем другое: мол, Арафат продолжает быть нашим партнером и я посылаю на Ближний Восток своего госсекретаря. Такая позиция Вашингтона совершенно неприемлема для обеих сторон, раздражает их и подрывает доверие к Вашингтону.

У европейцев в этом отношении больше дипломатического опыта на Ближнем Востоке. Но ведь и посреднически миссии европейцев не увенчались успехом. В чем, на ваш взгляд, их изъян.

- Во-первых, европейцы нарушили основной принцип посредничества – равноудаленность посредника от противоборствующих сторон. Заняв явно пропалестинскую позицию, они не могут рассчитывать на доверие со стороны израильского руководства. Во-вторых, европейцы взяли неправильный, высокомерный тон. В отличие, от Сербии и некоторых других стран Восточной Европы, которым Евросоюз привык диктовать, с Израилем такой тон не проходит. Это совсем другое государство с совершенно другой историей, с развитой экономикой, с колоссальными связями с огромной армией и здесь разного рода эмбарго или угроза эмбарго со стороны европейских стран – это для Израиля комариные укусы. Но общественное мнение страны это раздражает. Антиевропейские настроения там растут и правительство вынуждено с ними считаться.

Судя по всему, примирить палестинцев и израильтян – невозможно, а можно ли навязать им мир. Например, отправить на Ближний Восток миротворцев. Превратить регион в своего рода протекторат безопасности под эгидой ООН.

- Опыт последних лет показывает, что вообще никому ничего навязать силой нельзя. Если это не удается даже в странах бывшей Югославии и в Афганистане, то это тем более немыслимо на Ближнем Востоке. Сам характер противоборства между Израилем и палестинцами этого не допускает. С одной стороны высокоразвитое и, замечу, демократическое государство борется с индивидуальным террором с другой, различные террористические группы и группировки – полупартизанская армия, не имеющая общей структуры, общего командования ведет войну с организованным государством. В таких условиях применение миротворческих сил представляется невозможным с технической точки зрения. У Израиля огромная армия, значительно лучше организованная и вооруженная, чем армии европейских государств. Сколько здесь понадобится миротворцев? Полмиллиона, миллион? Невозможно посылать армию во все уголки мира и разделять повсюду все враждующие стороны. Ни у кого нет для этого ни средств, ни сил.

Такова точка зрения мюнхенского политолога, автора многочисленных публикаций, посвященных ближневосточному конфликту Эйтана Финкельштейна.

Ну, а что думают в самой Америке, которая всегда традиционно стояла на стороне Израиля, о нынешней эскалации ближневосточного конфликта? Последние события в регионе внесли некоторые коррективы в симпатии и антипатии американцев. Всё меньшей становится безоговорочная поддержка действий израильтян, всё большей – критическое отношение к обеим сторонам конфликта. Мой коллега в Вашингтоне Даниэль Шешкевитц провел опрос на улицах города.

«Похоже, это проблема, которую даже нам решить не под силу», - говорит один. Второй считает, что ответственность за эскалацию конфликта лежит на обеих сторонах.

«Палестинцы и израильтяне действуют фактически одинаковыми методами, я не могу понять такого религиозного фанатизма».

В соответствие с результатами опроса, который провела телекомпания Эй-Би-Си, в настоящее время Израилю симпатизируют только сорок один процент американцев - полгода назад таковых было заметно больше. А в восемьдесят седьмом году, во время первой интифады, израильтян поддерживали семьдесят процентов граждан США.

Но и отношение к палестинцам в Америке меняется. Еще в октябре действия Организации Освобождения Палестины одобряли четырнадцать процентов, теперь – только девять. Трудно сегодня в США найти человека, который бы так однозначно, как вот этот, выражал солидарность с палестинским народом.

«Палестина – это оккупированная страна, и палестинцы просто в отчаянии. А тот, кто в отчаянии, совершает поступки, которые можно считать неверными, например, террористические акты самоубийц».

Значительно выросло в Америке число тех, у кого нет определенного мнения или возлагающих ответственность в равной мере и на палестинцев, и на израильтян. Примерно четверть всех опрошенных, то есть на шестнадцать процентов больше, чем в октябре прошлого года, отвечают так, как вот эта женщина.

«Я слишком мало знаю об истории этого конфликта, чтобы сформировать свое мнение. Но неужели должны гибнуть невинные? Палестинцы говорят одно, израильтяне – другое. Но ни те, ни другие не выполняют собственных обещаний».

Что касается ближневосточной миссии Колина Пауэлла, то три четверти опрошенных всё же считают правильным, что он предпринял эту попытку примирить израильтян и палестинцев. Хотя в её успех верили только двадцать процентов опрошенных.