1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Павел Красовский: “Это был какой-то политический эксперимент”

Молодежный активист, арестованный сначала по подозрению во взрывах в Витебске в 2004 году и в двух убийствах с сексуальными домогательствами, совершенном в 1999 году, вышел на свободу. Однако подозрения с него не сняты.

Сам Павел связывает свое задержание с политической деятельностью, а то, что его отпустили, в том числе и с большой моральной поддержкой оказанной оппозиционно настроенной общественностью.

Павел Красовский находился в Витебском изоляторе временного содержания десять дней. За это время следователи провели ряд допросов и самые разнообразные экспертизы. Интересовались, по словам Павла, и его политической деятельностью в незарегистрированной организации «Малады фронт». Его выпустили, так и не предъявив обвинения:

Потому, что нет никаких доказательств моей вины .

-- говорит Павел Красовский. Чем обосновывалось первоначальное обвинение в витебских взрывах непонятно. Ведь Павел в это время физически не мог закладывать бомбы:

«Я выехал 14 числа, когда был первый взрыв, выехал в Польшу, пересекал границу, у меня стоит отметка. Назад я приехал -25, то есть не мог участвовать в этих взрывах. Меня не было просто в стране. Адвокаты тоже мои обращали на это внимание. Они тогда перекрутили, сказали, что я знаю, кто это, скрываю…».

Что касается убийств и сексуальных домогательств, то по словам Павла, фоторобот был совершенно не похож на него. По мнению, Павла Красовского его задержание был, как он выразился:

«какой-то политический эксперимент. Я согласился на следственный эксперимент с полиграфом, детектором лжи, и как только я согласился, у них потребность в проведении этой экспертизы сразу отпала, и они перестали вообще об этом говорить».

Помимо психологического давления, на состояния Павла действовали и условия содержания в изоляторе временного содержания:

Условия были, конечно, не из лучших. Кормили один раз в день, по нарам бегали мыши, были высокая очень влажность, окна были забиты жестью, то есть не было даже света, заключенные курили. Сейчас стала такая проблема, что прокуратура забрала у меня паспорт, и я не могу даже к врачу сходить .

И хотя подозрения с Павла Красовского не сняты, некоторые правозащитники полагают, что задержание по уголовным статьям, предусматривающим смертную казнь, может стать сигналом для белорусской оппозиции об усилении репрессий и выхода их на новый качественный уровень.