1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

О чем Назарбаев и Жээнбеков договорились в Минске

В конфликте между Казахстаном и Киргизией наметились перемены. После смены президента в соседней республике Казахстан снимает "блокаду" на границе. Помог ли в этом Кремль?

Владимир Путин

Владимир Путин

4 декабря информационное агентство КазТАГ сообщило о том, что утром в понедельник на казахстанско-киргизской границе очередь из полусотни грузовиков осталась лишь на пропускном пункте "Ак-Тилек", остальные КПП от скопления транспорта со стороны Киргизии свободны. До этого, 2 декабря, правительства двух стран подписали соглашение о "дорожной карте" по урегулированию ситуации на границе двух стран. Как сообщает КазТАГ, с 3 декабря усиленный контроль, введенный Казахстаном в октябре 2017 года на границе с Киргизией, должен быть отменен, и восстановлен штатный режим работы КПП.

Конфликт разрешит "дорожная карта"

Этому решению предшествовали переговоры президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с только что вступившим в должность президента Киргизии Сооронбаем Жээнбековым. Лидеры двух государств встретились в Минске в конце прошедшей недели, на саммите глав стран-участниц Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Граница между Киргизией и Казахстаном

Граница между Киргизией и Казахстаном

СМИ сообщили о том, что знакомство самого опытного из лидеров стран бывшего СССР с главой Киргизии, чей опыт руководства республикой исчислялся сутками, прошло успешно, они достигли между собой договоренности по урегулированию конфликтной ситуации на границе.

Президент Казахстана, выйдя в Минске к журналистам, заявил, что эта договоренность будет распространяться и на проверки на границе с Китаем. Но подробно все вопросы, касающиеся границы, будут решены после выработки специальной "дорожной карты". Эта задача возложена на рабочие группы из Киргизии и Казахстана. А Сооронбай Жээнбеков успокоил жителей Киргизии тем, что Казахстан вновь откроет границу еще до подписания "дорожной карты".

Значит ли это, что конфликт между Астаной и Бишкеком, вызвавший обмен дипломатическими нотами, крайне резкие упреки, многодневные очереди из сотен грузовиков, застрявших с киргизской стороны на казахстанских КПП, остался в прошлом? (Напомним, что 19 сентября Нурсултан Назарбаев встретился в Алма-Ате с Омурбеком Бабановым, который на киргизских президентских выборах 15 октября выступал главным конкурентом Сооронбая Жээнбекова, ставленника Алмазбека Атамбаева, освобождавшего президентское кресло, согласно конституции. Бишкек отреагировал нотой и крайне резким заявлением Атамбаева в адрес Астаны и лично Назарбаева. Вскоре после этого Казахстан и ужесточил контроль на границе, что было названо в Киргизии "блокадой" республики).

Подводная часть айсберга в киргизско-казахстанском конфликте

Российский обозреватель Аркадий Дубнов уверен, что до разрешения конфликта еще далеко, потому что он вызван реальными противоречиями между Киргизией и Казахстаном, и, шире, другими странами Евразийского экономического союза (ЕАЭС). "Этот конфликт - как айсберг, его большая часть запрятана на глубине. Он связан с нерешенностью тех задач, которые были поставлены перед Киргизией при вступлении в ЕАЭС, на что были выделены и деньги, и льготный период времени", - продолжает эксперт.

Аркадий Дубнов

Аркадий Дубнов

Он напоминает, что Киргизия, вступив в ЕАЭС, должна была обустроить таможенные посты, обеспечить на них фитосанитарный и ветеринарный контроль. "Это в первую очередь касается границы с Китаем. Но для того, чтобы решить эти вопросы и избавиться от огромных, слабо контролируемых рынков, как "Дордой", дававший работу сотням тысяч людей в Киргизии на переправке вглубь ЕАЭС по большей части серого импорта из Китая, пришлось бы срезать у многих киргизских структур, в том числе близких к власти, очень значительные барыши", - поясняет собеседник DW.

Эти структуры при правлении президента Алмазбека Атамбаева тормозили решение проблемы, и он не мог этого не знать, считает Аркадий Дубнов.

"А когда Нурсултан Назарбаев встретился с Омурбеком Бабановым, Атамбаев сделал вывод, что Астана не хочет продолжения его реальной власти в форме усаживаемых им туда своих ставленников, и назвал это попыткой вмешаться во внутренние дела Киргизии. Но он указал лишь на верхушку айсберга, а на самом деле он не мог не понимать истинной причины раздражения Астаны тем, что она из неких союзнических и соседских соображений вынуждена терпеть проходной двор на своей границе", - предлагает свое видение ситуации Аркадий Дубнов. В свою очередь, продолжает он, оскорбительная, переходящая на личности реакция Атамбаева была использована Астаной как повод, чтобы ребром поставить вопрос о наведении порядка с границей.

Что может президент Киргизии

"Со вступлением Киргизии в ЕАЭС в Казахстан пришло огромное количество очень дешевых киргизских товаров. Для внутреннего рынка Казахстана это стало немалой проблемой. И было несложно предсказать, что рано или поздно эту проблему придется решать. Вероятно, в Астане решили воспользоваться тем, что внутриполитическая ситуация в Киргизии в момент прихода во власть нового человека будет более слабой, нежели при прежнем президенте, и поставить точки над "i" будет проще", - говорит в интервью DW директор Института евразийских исследований в Италии Андреа Джанотти.

Молочная продукция из Киргизии в супермаркете Алма-Аты

Молочная продукция из Киргизии в супермаркете Алма-Аты

По его мнению, утверждать, что это даст ощутимый результат, пока рано. Но следует исходить из того, что в нем заинтересован не один только Казахстан. "Киргизия - очень важный партнер других стран-членов ЕАЭС, в первую очередь с политической точки зрения, так как в ЕАЭС стоит вопрос об отношениях с Китаем, и вопрос о безопасности и террористической угрозе, как извне, так и в самой Киргизии. Я не исключаю, что встреча президентов Казахстана и Киргизии в Минске проходила при определенном посредничестве Владимира Путина", - продолжает Андреа Джанотти.

Аркадий Дубнов полагает, что Сооронбай Жээнбеков в Минске дал обещание начать работу в нужном направлении, и теперь клинч между странами будет ослабевать. Но быстрые перемены вряд ли возможны. "Во-первых, потому, что Жээнбекову для этого нужно сломить сопротивление структур, которые наживались на многомиллиардном обороте. Во-вторых, даже если он и преисполнен такой воли, то с 1 декабря, по обновленной конституции, полномочия по урегулированию внешнеэкономической деятельности формально от президента переходят к премьер-министру. И вопрос в том, насколько нынешний премьер Сапар Исаков окажется в состоянии выполнять обещания по имплементации "дорожной карты" с Казахстаном", - рассуждает российский обозреватель.

Кризис или болезнь роста ЕАЭС?

По поводу возможного посредничества Москвы Аркадий Дубнов отмечает, что новый президент Киргизии по пути в Минск заезжал в российскую столицу, где встречался с Владимиром Путиным и с Дмитрием Медведевым. А затем, после встречи в Минске, в СМИ появилась фотография, где обоих, Назарбаева и Жээнбекова, за руки держит Путин. "Но это не значит, что последний прибегал к публичному миротворчеству - такое миротворчество не очень понравилось бы казахским элитам", - указывает он.

По мнению Андреа Джанотти, Москва вела себя во время всего конфликта очень сдержанно. Он выделяет в этом две причины. Во-первых, сам конфликт России напрямую не касался - это рыночная проблема между Казахстаном и Киргизией. "Во-вторых, Киргизия и Казахстан - партнеры РФ. На территории этих стран и, в первую очередь в Киргизии, расположены военные структуры ОДКБ и российских ВС. Вмешиваться в качестве решающего игрока Москве неудобно, поэтому она молчала, но, по-моему, молчала не пассивно", - говорит итальянский эксперт.

По его оценке, воспринимать конфликт между Казахстаном и Киргизией как проявление кризиса в ЕАЭС не следует. "Интеграционным проектам необходимо предпринимать шаги, корректирующие интеграцию. Это было и в истории США, и в свое время с ЕС. Гармонизацию экономики, таможенного контроля, фитосанитарного законодательства невозможно задать оптимально сразу. Конфликты тут неизбежны. Но конкретно этот конфликт - это болезнь роста", - утверждает Андреа Джанотти.

Хотите получать новости и аналитику DW на экран смартфона? Подпишитесь на наш канал в Telegram: DW Центральная Азия

Смотрите также:

Смотреть видео 01:09

Как добывают золото в ледяной реке (13.02.2017)

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме