1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

О финансовом кризисе и человеческом капитале

01.10.2008

Сегодня мы поговорим о финансовом кризисе и человеческом капитале. В минувшие дни правительствам сразу нескольких стран ЕС пришлось предпринимать срочные меры по спасению пошатнувшихся банков – мы повнимательней присмотримся к сложившейся ситуации. А затем речь у нас пойдет о такой беспроигрышной форме размещения денег, как инвестиции в человеческий капитал. Вы узнаете, что говорят о роли образования в современном обществе знаний политики, менеджеры и студенты из Германии, России, Южной Африки и Китая. "Более крупной спасательной операции в истории Федеративной Республике Германия, насколько я знаю, до сих пор еще не было". Вот так министр финансов Германии Пеер Штайнбрюк охарактеризовал те меры, которые в прошлое воскресенье, точнее говоря, в ночь на понедельник пришлось принимать немецкому правительству. Дело в том, что в минувшие выходные финансовый кризис из Америки, где по-прежнему находится его эпицентр, окончательно перекинулся и на Европу. В результате срочным тушением очагов финансового пожара пришлось заниматься властям и банкам Бельгии, Великобритании, Германии, Дании, Ирландии, Исландии, Люксембурга, Нидерландов и Франции. Список впечатляющий... Так, Берлин и Франкфурт, административная и финансовая столицы Германии, были вынуждены буквально за считанные часы мобилизовать 35 миллиардов евро: именно такая сумма может потребоваться для спасения ипотечного банка Hypo Real Estate. Он входит в важнейший немецкий биржевой индекс DAX и, таким образом, в тридцатку крупнейших акционерных обществ Германии. Банкротство таких "голубых фишек", как выражаются биржевики, просто трудно себе представить: они играют слишком важную роль в национальной экономике. "Это означает, что последствия неконтролируемого развития событий в этом банке отразились бы не только на секторе финансовых услуг, но и на реальной экономике, причем, по мнению экспертов, отразились бы куда более серьезно, чем это имело бы место в прошлый раз, в случае с банком IKB", - заявил Пеер Штайнбрюк, объясняя готовность возглавляемого им министерства выступить основным поручителем кредитной линии на гигантскую сумму в 35 миллиардов евро. Только если в прошлый раз, весной, когда финансовый кризис подкосил средний по размерам немецкий банк IKB, правительству реально пришлось заплатить миллиарды, то сейчас оно вместе с консорциумом частных банков пока только гарантирует выделение соответствующих сумм в случае необходимости, подчеркнул пресс-секретарь министерства финансов Германии Торстен Альбиг: "Речь идет о поручительстве, речь не идет, повторяю, не идет об уже реализованных убытках. Однако поручительство именно в таких масштабах было необходимо для того, чтобы вообще стала возможна организованная банками акция по предоставлению ликвидности". То есть все еще может рассосаться, ведь банк Hypo Real Estate вовсе не банкрот – ему просто срочно нужна ликвидность, а ему ее другие банки в нынешней кризисной обстановке боятся давать. Как в такой ситуации должно действовать государство? Стоять в стороне и спокойно наблюдать за тем, как в условиях свободного рынка банкротится банк, нанося огромный ущерб своим клиентам, кредиторам, акционерам и, в конечном счете, всей экономике? Или спасть банк и его не справившихся с ситуацией топ-менеджеров, привлекая деньги налогоплательщиков и нанося тем самым огромный ущерб бюджетным организациям, которым из-за этого придется сокращать обещанные средства? Вот дилемма, перед которой в минувшие дни стоял не только министр финансов Германии Пеер Штайнбрюк, но и его коллеги в целом ряде других стран ЕС. Пока европейские политики делают выбор в пользу государственной поддержки банков. Но что будет, если кредитно-финансовым институтам потребуются все новый и новые поручительства, вливания, кредиты? Кризис ведь только разгорается. Как все это отразится на бюджетах ведущих стран ЕС и на их социально-экономической политике? Ответ на этот вопрос пока дать просто невозможно.

Когда мировой финансовый рынок трясет в лихорадке, самое время задуматься о надежности своих капиталовложений. В 21-ом веке беспроигрышным размещением денег могут стать инвестиции в человеческий капитал. В этом вновь убедилась моя коллега Марина Борисова, побывав в немецком городе Вальдорфе на международной конференции, организованной крупнейшим немецким производителем программного обеспечения SAP (или САП, как эту компанию называют по-русски). В конференции участвовали представители университетов, с которомы фирма SAP сотрудничает в рамках своей программы "Университетский альянс". Сейчас вы узнаете, что говорят о роли образования в современном обществе знаний политики и менеджеры из Германии, России и Южной Африки. Ну, а практическим опытом поделится студент из Шанхая.

"Задействовать человеческий капитал – это получить отдачу от тех инвестиций, которое государство направляет на рост интеллектуального потенциала населения. Ведь, вкладывая деньги в развитие людей, вы создаете главный ресурс для развития страны", - убеждена Наледи Пандор, министр образования Южно-Африканской Республики. После отмены режима апартеида в конце прошлого века образование остается в ЮАР темой номер один. Об этом говорит и тот факт, что оно составляет в государственном бюджете самую большую статью расходов. "Сегодня мы инвестируем в образование 5,3 процента от валового внутреннего продукта. Это много, но нас ждут долгие годы преобразований". Петер Франкенберг, министр науки и искусства немецкой федеральной земли Баден-Вюртемберг, отвечает философски: "Делая ставку на человеческий капитал, мы, по сути, демонстрируем свою уверенность в том, что развитие экономики и общества сегодня, как никогда раньше, определяется доступом к знаниям. Сырьевой же сектор имеет второстепенное значение. Это особенно актуально для таких стран, как Германия, где нет больших запасов ресурсов. Головы наших людей – это, по сути, единственный имеющийся у нас источник для роста". Виктор Таратухин, директор программ партнерства компании SAP с вузами в регионе СНГ, Скандинавии и Балтии, обобщает понятие человеческого капитала: "Это совокупность не только большого набора знаний, умений и навыков, это во многом совокупность той интеллектуальной сферы, в которой живет человек". Вывод вполне очевиден: в экономике 21 века наиболее выгодной сферой вложения капитала становится сам человек. Инвестиции в образование населения решает целый комплекс задач. В Африке это позволяет заложить надежную основу для дальнейшего развития, в России – избавиться от сырьевой зависимости, в Германии – повысить свою конкурентоспособность и обеспечить инновационный рост экономики. Наледи Пандор, министр образования ЮАР, на своём опыте знает, что инвестирование в развитие человеческого капитала – задача повышенной сложности. Поэтому, как отмечает Пандор, отдача "пока недостаточно высокая. Мы инвестируем много, но вот результат на выходе нас не совсем устраивает. Для нас главное сейчас – снизить уровень безграмотности среди населения. Цель на ближайшие пять лет – снижение на 50 процентов". Для ее коллеги из Германии – Петера Франкенберга, реалии выглядят иначе: "В сфере научных исследований мы занимаем лидирующие позиции в международных рейтингах. По данным Организации экономического сотрудничества и развития ОЭСР, процент студентов, изучающих естественные науки, в земле Баден-Вюртемберг превышает средний показатель по всем странами - членам организации. И мы намерены наращивать наш потенциал в этом направлении". Однако проблема человеческого капитала от этого не становится менее острой. В частности, для федеральной земли Баден-Вюртемберг, "на повестке дня стоит вопрос финансирования. Мы должны больше инвестировать в инфраструктуру. Многие университетские комплексы были построены в 60-70 годах. И они уже не отвечают современным потребностям. Другой аспект – оплата профессоров. На уровне университетов мы выдерживаем конкуренцию, но вот бизнесу мы явно уступаем, и здесь нам приходится нелегко". В отношении России, которая до сих пор страдает зависимостью от сырьевого сектора, Петер Франкенберг придерживается следующей точки зрения: "Если Россия выберет верный путь, то она сможет превратить сырьевой характер своей экономики в преимущество. После глубокого экономического кризиса в страну стали приходить большие деньги от продажи энергоресурсов. Теперь главное – инвестировать в образование, науку, чтобы создать экономику, основанную на знаниях, и избавиться от сырьевой зависимости". О сложном процессе преобразований 90-х Петер Франкенберг знает не понаслышке. За его в развитие двустороннего сотрудничества ему была вручена степень почетного профессора в Санкт-Петербурге: "В России много талантливых людей, особенно в сфере естественных наук и технических дисциплин. Общий уровень образования в российских университетах заметно улучшился за последние годы. И я имею в виду не только вузы Москвы и Санкт-Петербурга, аналогичная тенденция наблюдается и в регионах. Сегодня главная задача, которая стоит перед руководством страны, это удержать таланты. Ведь многие исследователи уехали в США, Израиль и Германию". Возвращение талантливых специалистов на родину и для Наледи Пандор "одна из главных проблем. Во-первых, нам необходимо вселить в людей уверенность в том, что изменения в Южной Африке продолжатся, и что мы и дальше будем идти по демократическому пути. Важно также создать привлекательные условия. В социальном плане проблемой остается высокий уровень преступности. Для многих это настоящий барьер, который мешает им вернуться на родину. Во-вторых, нам предстоит создать привлекательные условия в университетах. Мы не собираемся настаивать на том, чтобы люди бросали свою работу за границей. Мы готовы пригласить их на работу на какой-то срок, чтобы они разделили свой опыт с нашими студентами". А вот российским студентам зачастую как раз недостает международного опыта. Виктор Таратухин, директор программ партнерства компании SAP, с сожалением, замечает: "Действительно, есть проблема, которую я ощущаю каждый день. Если убрать умения и навыки, это – языковой барьер. К сожалению, в России студенты до сих пор не все знают хотя бы английский язык". Как инвестировать в человеческих капитал собственных детей, ведь эту задачу решает как государство, так и родители? С этим вопросом я обратилась к отцу трех дочерей - министру Петеру Франкенбергу: "Для себя мы уже давно ответили на этот вопрос. Две дочери уже закончили обучение, одновременно получив образование и здесь, в Германии, и за рубежом. Младшая училась здесь, но в англоязычной школе. Мы с женой всегда очень ценили международный опыт. Я сам много работаю за рубежом. В последнее время часто бывал в Африке, сегодня все больше – в англоязычных странах, в Америке, в Великобритании. Знакомство с новыми культурами играет, как и прежде, огромную роль. Например, в следующем году мы в составе правительственной делегации собираемся посетить Москву, чтобы усилить сотрудничество между землей Баден-Вюртемберг и Россией. К нам приезжает много русских студентов. Мы тоже, в свою очередь, хотим почерпнуть новые знания о России". Министр образования ЮАР Наледи Пандор зрит в корень, когда говорит, что "молодым людям следует изменить свое самосознание. Вместо того, чтобы видеть в себе наемного работника, они должны воспитывать в себе дух предпринимателя, быть изобретателями. Нам необходимо новое знание. И богатый международный опыт. Я не верю в изолированную образовательную систему. Мы должны стремиться к трансферу знаний и создавать международный человеческий капитал".

Впрочем, пока политики и бизнес решают проблему человеческого капитала на высшем уровне, сам "человеческий капитал" уже давно осознал силу мобильности. У китайского студента информатики Ифань Вая (Yifan Wang) есть свой ответ на вопрос, как сделать инвестиции в образование выгодным капиталовложением. Ифань приехал в Германию и поступил в магистратуру в Мюнхене. Уже во время учебы в Шанхае он "постиг истину": "В глобализированном мире без международного опыта у вас просто нет шансов на успешную карьеру. В 21 веке надо быть открытым миру. Когда я приехал из Шанхая в Мюнхен, главным для меня было – накопить международный опыт". Причем в самом широком смысле этого слова: " Большую часть времени я, конечно, учусь, а вот в каникулы предпочитаю путешествовать. Я уже ездил в Италию, Швецию, Норвегию. Это уникальная возможность познакомиться ближе с другими культурами. Ты встречаешь новых людей, узнаешь, как они живут, общаешься с интересными личностями. Это ведь просто здорово. Ифань Вай инвестирует в свой человеческий капитал, а о хлебе насущном рассуждает с завидным спокойствием: "А что касается шансов найти работу, то здесь часто необходимо просто воображение. Я вот при поиске не ограничиваю свой выбор компаниями, которые уже имеют свои представительства в Китае. Мне интересно поработать на любом континенте. Нужно просто набраться смелости и попытать своё счастье".