1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

О судьбе Рустама Муминова и других

Комитет "Гражданское содействие"- о судьбах депортированных узбекских граждан

Российские правозащитники обращают внимание на тяжелое положение узбекских граждан, подвергшихся экстрадиции из России.

По утверждению сотрудников центра «Мемориал» и комитета «Гражданское содействие», по-прежнему ничего не известно о судьбе Рустама Муминова. Об этом случае мы уже неоднократно сообщали в нашей программе. Напомню, лишь, что 42-летний гражданин Узбекистана Рустам Муминов был задержан сотрудниками российских спецслужб в Липецкой области в феврале прошлого года и депортирован из России. Это было сделано вопреки решению Европейского суда по правам человека в Страсбурге и Генеральной прокуратуры Российской Федерации. В Узбекистане Муминову были предъявлены обвинения в религиозном экстремизме и принадлежности к запрещенной организации «Хизб-ут-Тахрир». Он был объявлен в розыск еще в 2005 году. Тогда Муминов жил и работал в России. О том, что известно о его дальнейшей судьбе, в интервью по телефону нам рассказала Елена Рябинина. Она руководит программой помощи политическим беженцам из Центральной Азии Комитета «Гражданское содействие».

-Что касается Муминова, ситуация вот какая: 15 января этого года он в городе Джар-Курган Сурхандарьинской области, то есть у себя на родине осужден к пяти с половиной годам лишения свободы. Это достоверная информация, у нас есть копия приговора. Что касается того, где он отбывает наказание, куда он направлен, мы не знаем. Хотя адвокат его направляла запросы и в комитет Красного Креста, и в Генеральную прокуратуру Узбекистана. Недавно она еще направила запрос в информационный центр МВД Узбекистана. Из всех ответов из Генеральной прокуратуры там по истечению двух или трех месяцев после того, как был запрос направлен, пришел ответ, что ваш запрос передан в прокуратуру Сурхандарьинской области для ответа, и все, и тишина.

Елена Рябинина предполагает, что по прибытию в Узбекистан, на Муминова оказывалось давление:

- Мы располагаем копией его объяснительной, подписанной им в декабре прошлого года, за три недели до суда, где в абсолютно не свойственном ему стиле, с перепутанными датами и событиями, он пишет о том, что не имеет никаких претензий к сотрудникам СИЗО Липецка, где содержался с февраля по сентябрь прошлого года, ни к сотрудникам центра содержания иностранных граждан в Москве, откуда его депортировали.

Причем адресуется это в Управление Уголовного Розыска ГУВД Московской области с указанием должности начальника. А снизу есть приписка о том, что объяснение получено сотрудником МВД Узбекистана Чанышевым. У нас есть письма, написанные непосредственно Муминовым до его экстрадиции. У нас есть ходатайство его в УВКБ ООН и совершенно очевидно, что вот эту объяснительную он писал под диктовку и не добровольно. Большие сомнения в том, что человек находящийся в узбекской тюрьме незадолго до суда по сфабрикованную против него уголовному делу будет вот так объясняться в любви к российским правоохранительным органам.

А кому и для чего понадобилась эта объяснительная? По словам Елены Рябининой

- А сделано это было, по всей видимости, во время расследования возбужденного уже здесь в Москве уголовного дела по факту незаконной высылки Муминова. По этому уголовному делу в конце мая осужден к штрафу бывший начальник центра содержания иностранных граждан Сергей Герасимов. По всей видимости, это сотрудники российских правоохранительных органов обратились к узбекским коллегам с просьбой дать подтверждение, что ни о каких претензиях со стороны Муминова речи и быть не может. А уже узбеки заставили его написать вот такое заявление. Все это, конечно же, не свидетельствует о хорошем обращении с ним в местах лишения свободы.

Елена Рябинина упомянула и о судьбе другого узбекского гражданина Абдулазиза Байматова. Этого политического беженца так же незаконно депортировали из России и выдали узбекским властям, несмотря на решение Генпрокуратуры России.

- Он просто обманом был увезен в Екатеринбург, и на следующий день был посажен в самолет Екатеринбург – Ташкент. Потом мы получили подтверждение, что он в Ташкенте, что ожидается его этапирование в Наманганскую область, откуда он родом, он уехал оттуда еще в середине 90-х.

Елена расскажите, пожалуйста, при каких обстоятельствах был задержан другой гражданин Узбекистана Мухамммадсолих Абутов, и где он находится сейчас?

-Его задержали в Красногорске, причем следующим образом: пару раз ему на мобильный телефон звонили незнакомые узбеки. Они просились переночевать и помочь им с работой. Сначала он отказывался, поскольку люди незнакомые, а он - человек достаточно осторожный. В конце концов, 13 июня он вышел, чтобы встретиться с земляками. Встретили его 4 сотрудников СНБ Узбекистана и доставили в УВД г. Красногорска. Сейчас Мухаммадсолих Абутов переведен из ИВС г. Красногорска в СИЗО г. Можайска Московской области. Документы переданы в Генеральную прокуратуру для проведения экстрадиционной проверки. Его адвокат направил копию ходатайства о предоставлении статуса беженца в миграционную службу Московской области. А сам он должен был отправить аналогичное ходатайство через спец.часть ИВС.

Елена, по информации правозащитного центра «Мемориал» и комитета «Гражданское Содействие», Абутов арестован незаконно, и при его задержании был допущен ряд правонарушений со стороны сотрудников спецслужб Узбекистана. О каких нарушениях идет речь?

- И адвокат и комитет «Гражданское содействие» направили в Генеральную прокуратуру РФ обращение, в котором указано, что, по словам самого Абутова, в его задержании не принимали участие сотрудники российских правоохранительных органов. Это задержание осуществили 4 сотрудника Службы Государственной Безопасности Узбекистана, которые доставили Абутова в УВД Красногорска, и там выяснилось, что розыскные документы на него просто отсутствуют.

По словам Абутова, было предложено сотрудникам СНБ Узбекистана прислать эти документы и как-нибудь оформить. Была такая ремарка со стороны красногорской милиции, как говорит Абутов, «ладно мы на этот раз вас выручим, прикроем, но в следующий раз с пустыми руками к нам не приходите». Это подтверждает наши предположения, что кроме сотрудничества спецслужб России и Узбекистана, выходящего за рамки закона, здесь присутствует вполне конкретный материальный интерес.

Можно предположить, что полученные позднее документы были сфабрикованы и изготовлены «задним» числом. Кроме того, его обращение к президенту РФ и заявление в УВКПБ ООН, в котором он просит рассмотреть вопрос о том, что он нуждается в международной защите отправлены уже с нашими сопроводительными письмами поскольку он пытался отправить все это через спец.часть ИВС, но сотрудники изолятора отказались принять его письма, что является нарушением закона.

26 июня адвокат виделся с ним в суде, когда в нарушении всех процессуальных норм выносилось решение о заключении его под стражу. Дело в том, что после задержания прокуратура должна в течение 48 часов обратиться в суд с ходатайством об избрании меры пресечения. То есть решение должно быть принято в течение 48 часов. Здесь прошло 13 дней. Кроме того, после задержания ему не дали возможность сообщить об этом своим родственникам. Он вынужден был объявить голодовку и в течение десяти дней отказывался от пищи с единственным требованием о том, чтобы ему разрешили связаться с родственниками и сообщить о своем местонахождении.

Елена, какое обвинение предъявлено Мухаммадсолиху Абутову и насколько оно обоснованно?

- Абутов- это классический пример беженца из Узбекистана, которого там преследуют по религиозным мотивам. Как он рассказал мне, когда в начале 90-х он, закончив медресе, открыл мечеть у себя в городе Кара-Калпакистане, где в связи с разными взглядами на исламские каноны между ним и имамом, который был в почете у местных властей, возникли какие-то трения. Имам добился закрытия мечети, которую открыл Абутов, хотя она была зарегистрирована в духовном управлении. Все закончилось тем, что против Абутова было сфабриковано уголовное дело, о том, что он якобы участвовал в поджоге дома в его городе, хотя в этом момент его в городе вообще не было. Он был осужден на 7 лет лишения свободы, а уже когда отбывал наказание и находился в заключении, по приговору суда ему добавили еще 3, 5 года. По его словам, его вызвал начальник колонии, и сказал: « Я против тебя ничего не имею, но выпустить тебя не могу, от меня требуют, чтобы твой срок был увеличен». Фактически, без процессуальных подробностей суд проштамповал ему в течение пяти минут еще три с половиной года. За регулярное нарушение правил внутреннего распорядка он отсидел в общей сложности 9 лет. Его неоднократно переводили из одной колонии в другую, он подвергался жесточайшим пыткам. Эти пытки, доводили его до того, что он резал себе вены. После избиения его привезли в больницу, его там не хотели принимать, боялись, что он умрет. В конце - концов, заставили написать, что он сам упал и получил травму. В 2004 он вернулся к себе в город, женился, начал строить дом, ездил на заработки в соседний Казахстан, там официально регистрировался, возвращался. Во время его последней поездки в январе этого года жена по телефону сообщила ему, что к ним домой приходили с обыском, изъяли религиозные книги, которые по решению суда были ему возвращены, это была не запрещенная исламская литература, легально приобретенная в мечетях. После этого сотрудники правоохранительных органов неоднократно приходили к нему домой, и он понял, что против него готовится новое дело. Не возвращаясь домой в Узбекистан, в феврале этого года, Абутов приехал в Москву. Но не успел обратиться в УВКПБ ООН, его задержали.

Как считает Елена Рябинина, руководитель программы помощи политическим беженцам из Центральной Азии Комитета «Гражданское содействие»:

-На сегодняшний день в России ситуация в смысле положения беженцев из Узбекистана, преследуемых по религиозным мотивам, с моей точки зрения, катастрофическая. Образно говоря, работает пылесос, который всасывает в себя людей на территории России и выплевывает их в узбекские тюрьмы. Причем, поскольку мы занимаемся только теми, кому предъявленные обвинения явно сфабрикованные и являются преследованием по религиозным мотивам, мы можем говорить, что все эти люди не совершали никаких противоправных действий, они просто исповедовали свою религию, соблюдали ее обряды, но узбекские власти, видимо, считают их по одной этой причине своими врагами.