1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

О "сером пятне" и властной вертикали

Немецкая пресса анализирует политическую ситуацию в Белоруссии, ее взаимоотношения с Евросоюзом и Россией, а также усилия российского президента Владимира Путина по консолидации власти.

default

Газета Tageszeitung опубликовала статью берлинского журналиста Инго Петца "Серое пятно на востоке" о ситуации в Белоруссии:

Новый белорусский закон, сознательно облеченный в весьма расплывчатые формулировки, наказывает тюремным заключением сроком до трех лет любую критику в адрес властей, которая может быть истолкована как подстрекательство к революции. Что произойдет, если Лукашенко выиграет президентские выборы в марте будущего года, можно предвидеть уже сейчас. "Батька" снова усядется на свой трон, и это приведет к еще большему ограничению гражданских свобод. Меньше всего изобретательный автократ Лукашенко склонен доверять гражданскому обществу, в особенности после революционных событий в Грузии и на Украине.

Надеждам на "цветную революцию" в Белоруссии, это ясно уже сегодня, не суждено оправдаться, даже, если выяснится, что результаты предстоящих выборов окажутся сфальсифицированными. Да и поводов для таких надежд, собственно говоря, нет. Оппозиция на протяжении многих лет изолирована от общества и потому весьма слаба. Отчасти оппозиция сама виновата в своем бедственном положении, которое отражает ее внутренние конфликты, разобщенность, подмоченную репутацию, отсутствие демократических организационных структур, а также привлекательной, внушающей доверие программы и харизматичного лидера. Кроме того, белорусская оппозиция не располагает связями с ответственными лицами режима, которые были бы заинтересованы в политических переменах. А именно это обстоятельство способствовало успеху "оранжевой революции" на Украине. Белорусы не боятся демократии, но они опасаются хаоса, социальных и экономических потрясений, которые неизбежно сопутствуют переходному периоду. Лукашенко является живым воплощением мнимой защиты от этих страхов. Этого защитника белорусы создали сами и теперь не в состоянии контролировать.

В первую очередь Европейский Союз упустил возможность оказать влияние на развитие Белоруссии. Сначала европейцы просто недооценивали Лукашенко. Бывшего директора колхоза считали курьезной личностью, недолговечной проблемой, которая со временем должна была разрешиться сама собой. Во-вторых, Запад упустил шанс внести свою лепту в развитие демократических структур и гражданского общества в Белоруссии, когда для этого еще существовали возможности.

Возникает подозрение, что Европа проявляла нерешительность по отношению к Белоруссии, чтобы не навредить отношениям с Россией. Это касается и Германии, российская политика которой отражалась в нелепой мужской дружбе экс-канцлера Шрёдера и президента Путина с его неоцаристскими замашками. Так или иначе, сегодня все наблюдается все больше признаков, свидетельствующих о том, что Евросоюз, наконец-то, приступил к разработке собственной политики по отношению к Белоруссии. Впредь планируется оказывать поддержку оппозиции и независимым СМИ. Хавьер Солана заявил также о намерении назначить специального представителя Евросоюза по Белоруссии. Евросоюз не намерен впредь ограничиваться критикой вопиющих нарушений прав человека и принципов демократии белорусскими властями, а в случае необходимости, будет применять конкретные санкции. Белорусским политикам могут отказать в выдаче европейских виз, их счета в западных банках могут быть заморожены, вплоть до отзыва послов из Минска. Рассматривается также вопрос о введении экономических санкций. Белоруссия нуждается в Евросоюзе, ей необходимы прямые западные инвестиции, ноу-хау, высокие технологии. Если Белоруссия лишится всего этого, белорусы, возможно поймут, что автократический лидер лишает их перспектив и будущего, пишет журналист Инго Петц в статье, опубликованной газетой Tageszeitung.

Газета S ü ddeutsche Zeitung пишет об усилиях Путина по консолидации власти:

Символичной характеристикой усилий кремлевского лидера по укреплению "властной вертикали" является его отношение к российским регионам. "Берите суверенитета, сколько сможете" – предлагал вскоре после распада СССР Ельцин регионам. Путин придерживается иных представлений о федерализме. В результате его реформы избирательного права губернаторы в России больше не избираются, а назначаются напрямую президентом. Весьма спорный процесс усиления власти центра по отношению к субъектам федерации для Запада прошел практически незаметно, так как параллельно Кремль подвергал репрессиям концерн "ЮКОС", чтобы вернуть себе контроль над энергетическими ресурсами страны. Запад гораздо больше волновался по этому поводу. В то время как в самой России "дело ЮКОСа" вызвало меньший ажиотаж. Причина в том, что в России в общем-то нет инстанции, которая могла бы донести критику до широкой общественности, а именно - свободных средств массовой информации.

Контекст