1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

О проблемах соблюдения прав человека в России

"Российские граждане абсолютно не защищены от направленных против них терактов и преступлений",

- считает уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Олег Миронов. В понедельник он дал в Москве пресс-конференцию, которая послужила поводом для сегодняшнего выпуска передачи "Тема дня". Сама ситуация с правами человека в стране даёт поводы для подобных передач ежедневно.

Выступая на встрече с журналистами и говоря о трагедии в Каспийске 9 мая, Олег Миронов подчеркнул, что власти не выполняют своих обязательств по защите граждан от террористов, явно не ведут необходимую профилактическую работу, ведь в Дагестане это уже не первый теракт. Он выразил недоумение тем, что правоохранительные органы не смогли предотвратить теракт, хотя - по словам Миронова - сегодня в силах МВД служат больше людей, чем в Минобороны - говорится в сообщении агентства Интерфакс. Уполномоченный по правам человека представил журналистам свой ежегодный доклад, в котором впервые целая глава посвящена правам жертв терактов и преступлений. По данным, приведенным Мироновым, количество терактов в России с каждым годом неуклонно возрастает: в 1999 году в стране было зарегистрировано 20 актов терроризма (без учета событий в Чечне), в 2000 году - 135, а в 2001 году - более 300 террористических актов. Только в 2001 году преступники убили или тяжело ранили около 150 тыс. человек, сообщается в докладе. При этом, по данным МВД, общее число жертв преступлений растет: в 2001 году оно превысило 2 млн. россиян. Олег Миронов сообщил, что в прошлом году к нему поступило много жалоб от лиц, пострадавших в результате терактов. Жители Москвы, Буйнакска, Волгодонска сообщают о множестве трудностей, с которыми они столкнулись, пытаясь получить материальную и социальную помощь после терактов 1999 года. Уполномоченный по правам человека доказывает, что на федеральном уровне до сих пор не существует единого отношения к проблемам жертв преступлений, нет общего понимания прав пострадавших, не гарантирована безопасность свидетелей, потерпевших, иных участников уголовного процесса. В частности, в законе "О борьбе с терроризмом" от 1998 года среди основных юридических категорий отсутствует определение понятия "жертва террористического акта", что, по мнению Уполномоченного, "оставляет вне поля правового регулирования один из важнейших аспектов данной проблемы".

Олег Миронов высказался с резкой критикой и в адрес Министерства обороны России. Рассказывает наш московский корреспондент Анатолий Даценко.

Олег Миронов представил журналистам вытяжки из своего доклада, посвященного проблеме соблюдения прав человека в России. В частности, уполномоченный по правам человека выступил с резкой критикой в адрес минобороны, которое, по его мнению, постоянно занижает число военнослужащих, получивших ранения в Чечне. Миронов признался, что к такому выводу он пришёл, рассматривая жалобы военнослужащих из воинской части N 36-42.

Вот как отреагировала на это сообщение член координационного совета Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова : «Он был избран как депутат от КПРС и, когда он начинал работу, это был просто полный мрак. Бессмысленно жаловаться. Хотя он чиновник и более-менее независимый. Ну не может пока аппарат воспринимать проблему во всю её сложность. Я думаю, что аппарат в этом случае очень много значит. Миронов ссылается на воинскую часть внутренних войск 36-42. Первое впечатление, когда его избрали, было, что маленький провинциальный человек потерялся в огромной комнате. Сейчас по нашим оценкам раненных по второй войне больше 25 тысяч, погибших более 10 тысяч, если считать тех, кто умер в госпиталях, и кто умер в связи с исполнением обязанностей военной службы. А это ведь вообще никто не считает».

Российский уполномоченный по правам человека Олег Миронов покритиковал военных за утаивание реального числа раненных в Чечне военнослужащих, но не упомянул о той же схеме ложной статистики по числу убитых, о чём постоянно напоминают солдатские матери России, и чему у них есть реальные доказательства.

В чём причина такого двойственного подхода?

На этот вопрос попытался ответить директор музея и общественного центра имени Сахарова Юрий Самодуров:

«Насколько я это понимаю, ему сложно быть таким свободным и откровенным, потому что он старается избегать тем как и с критической, так и с позитивной плоскости, таких как: возможность переговоров с Масхадовым, или конкретные пути мирного урегулирования в Чечне. Я никогда не слышал от него прямой критики действий власти, которую позволял себе предыдущий уполномоченный по правам человека Сергей Ковалёв. По вопросам беженцев и «антикавказских» проверок в Москве Миронов позволяет себе довольно мало и вяло. Но это, опять-таки, советская аккуратность, осторожность и официальность. Он говорит о том, о чём можно говорить, о чём безопасно говорить. Путин не будет им не доволен».

Однако, и Самодуров, и Валентина Мельникова подчеркнули, что Олег Миронов с тех пор, как он стал уполномоченным по правам человека, значительно прогрессировал и постепенно наращивает свой профессиональный потенциал. Если он искренне стремится помочь своей стране и обществу, то мы готовы ему всячески содействовать, добавили собеседники.

А вот как оценивает ситуацию правозащитник Олег Панфилов, руководитель центра экстремальной журналистики:

На самом деле, ситуация довольно глупая. Олег Миронов был назначен официальным правозащитником и довольно быстро отошёл от власти, а точнее, стал её критиковать. Если говорить об официальных правозащитниках, то, до недавнего времени был господин Ковалёв, который отвечал за права человека на территории Чечни и с которым довольно часто вступали в конфликты правозащитная организация. А глупость состоит в том, что власть пыталась и пытается до сих пор перевести на свою сторону подобные правозащитные организации, которые существуют в России, но это не удается, по крайней мере, с самыми крупными. Пример этому – прошлогодний гражданский форум, когда власть на свои деньги провела огромное сборище правозащитных и общественных организаций, пытаясь наладить с ними контакты и, пытаясь их таким образом убедить сотрудничать с властью. На мой взгляд, гражданский форум провалился, так же, как и сейчас проваливаются попытки устаивать гражданские форумы в регионах России. А вывод напрашивается из слов самого президента Путина, который однажды сказал, что в России строится «управляемая демократия». Власть пытается наладить контакт с правозащитными организациями для того, чтобы, во-первых, создать имидж для Запада, а во-вторых, таким образом контролировать деятельность правозащитных и общественных организаций.

Удаётся ли это Путину?

На этот вопрос отвечает Ванда Ванзидлер, представитель франкфуртского отделения Международного общества защиты прав человека:

Многие были недовольны призванием Олега Миронова. И первые его выступления доказывали, что все эти сомнения имеют почву. Со временем этот человек столкнулся с такими ужасающими нарушениями прав человека в России, что он понял, что у него очень важное место. Если взять его последние документы о ситуации прав человека, то они соответствуют действительности. Но у него большая проблема – он не может свободно поехать в Чечню, например, и на месте исследовать ситуацию прав человека в этой республике. У него должно быть разрешение от правительства. Или возьмём господина Каламанова. Практически это был «рупор Кремля». Такой проблемы нет у независимых правозащитников. Правительство и президент России относятся серьёзно к независимым правозащитникам, иначе они бы им не мешали. Например, в обществе русско-чеченской дружбы уже убили несколько человек, а это организация, которая анализирует ситуацию, непосредственно в Чечне.