1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

О причинах оптимизма в иранском конфликте

Иран снова приступил к обогащению урана. Однако мировое сообщество не считает, что дипломатические усилия по урегулированию конфликта вокруг ядерной программы Ирана провалились.

default

Последние заявления президента Ирана Махмуда Ахмадинежада на Западе не вызвали возмущения

Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) подтвердило, что Иран на прошлой неделе начал работы по обогащению урана на каскаде из 164 центрифуг. Об этом говорится в докладе генерального директора агентства о выполнении соглашения о гарантиях с Ираном.

Javier Solana in Iran

Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Хавьер Солана

Инспекторы МАГАТЭ установили, что Иран увеличил темп работ как раз в тот день, когда верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Хавьер Солана привез в минувший вторник в Тегеран новые предложения по урегулированию кризиса вокруг ядерной программы Ирана. Несмотря на требования мирового сообщества приостановить работы в ядерной области, на этой неделе Иран начал новый этап работ по обогащению урана в исследовательском центре "Натанц".

В штаб-квартире МАГАТЭ открыто говорят, что этот шаг Тегерана отнюдь не свидетельствует о его готовности подчиниться давлению международного сообщества и прекратить попытки по обогащению урана. Но провалившимися дипломатические усилия в Вене пока не считают. В формулировках превалирует осторожный оптимизм: новые предложения могут открыть дорогу для компромисса.

Солана по-прежнему пребывает под впечатлением от позитивного климата во время его краткосрочного визита в Тегеран, готов в случае необходимости снова отправиться в иранскую столицу, и Тегеран до сих пор демонстрировал сдержанную доброжелательность. Даже главный иранский переговорщик Али Лариджани говорил о "позитивных шагах" и - в смягченной форме - о "некоторых требующих уточнения вопросах".

Переговоры с гарантией безопасности

Что это за вопросы - до сих пор неизвестно. Но информация все-таки просачивается: о том, что же было предложено Ирану. А предлагают Тегерану, очевидно, широкое сотрудничество в экономической и технологической областях, в том числе и в области ядерных разработок. По неподтвержденным пока сообщениям, Иран сможет в перспективе обогащать уран на своей собственной территории. Но сначала Европа хочет поставить в Иран реактор на легкой воде и необходимый для его эксплуатации обогащенный уран.

Новые предложения большей частью идентичны с теми, что были сделаны Ирану летом прошлого года. Но есть и новшества. Самое важное - США намерены участвовать в переговорах с Ираном. Таким образом переговоры повышаются в цене. Теперь на них можно будет обсуждать и вопросы, для Ирана предельно важные: гарантии безопасности. Только с Соединенными Штатами за столом переговоров западные переговорщики смогут заверить Тегеран, что Иран не станет в один прекрасный день жертвой военного нападения.

Право на использование атомной энергии

Меньше всего поддался оптимизму, охватившему после визита Соланы все пространство от Тегерана до Вашингтона, иранский президент Махмуд Ахмадинежад. Иран никогда не откажется от своих прав и не позволит диктовать ему извне, что делать, а что не делать, провозгласил он в своей привычной для всех манере.

Но в ответ - и это знак улучшения климата - не последовала, как совсем еще недавно, незамедлительная негативная реакция: в Вашингтоне и Брюсселе очевидно поняли, что Ирану действительно нельзя отказывать в определенных правах. И к этим правам относится право на мирное использование атомной энергии. А значит и право на обогащение урана.

О причинах уступчивости Запада

Verhandlungen in Rußland über Uran-Anreicherung

Главный иранский переговорщик Али Лариджани в Москве

У неожиданной уступчивости Запада в этом вопросе три причины. Первая: давно стало ясно, что сопротивление Москвы и Пекина делает невозможными какие-либо действенные санкции против Ирана. Вторая: ни США, ни Евросоюз не готовы всерьез прибегнуть к последнему доводу - к военному удару. Третья причина позволяет немного расслабиться: по единодушному мнению экспертов, Ирану еще далеко до того дня, когда он сможет начать производство атомного оружия.

Даже Джон Негропонте, директор службы Национальной безопасности США и один из ведущих "ястребов" администрации Джорджа Буша-младшего, полагает, что этот день наступит не раньше, чем лет через десять. И другие эксперты отмечают, что Иран с его нынешними 164 центрифугами не в состоянии обогащать уран в стоящих упоминания количествах. Тем проще Тегерану согласиться на мораторий на обогащение урана: для атомной бомбы несколько граммов низко обогащенного урана слишком мало, а для мирных целей он Ирану не нужен. У Ирана нет ни одного действующего атомного реактора.

Контекст