1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

О преступниках из Восточной Европы (часть 2)

06.09.2003

Сегодня мы продолжим разговор о гангстерах с Востока. Так называется книга известного немецкого журналиста Юргена Рота, который определил так - гангстеры с востока - российские криминальные структуры, всё глубже проникающие в экономику Запада. Правда, слово гангстеры уже не совсем подходит к сегодняшней русской мафии, уверен нью-йоркский журналист и судебный переводчик Валерий Щукин, работавший, скажем, на процессе Иванькова.

Качество телефонной связи со Щукиным оставляет желать лучшего, поэтому его ответы изложит диктор. По мнению Щукина,

у гангстера Иванькова "достойных" ему наследников уже нет. Прошли времена, когда автомат был символом русской мафии на Брайтон Бич. Конечно, существуют отдельные банды, есть заезжие гастролёры, рэкетиры, но говорить о мафиозных структурах уже нельзя. Сегодня больше беловоротничковой преступности. Продажа краденого бензина под видом солярки. Изготовление кредитных карточек. Завоз девочек для занятий проституцией. Обман страховых фирм. Большое число бывших гангстеров, отсидев своё, остепенились, занимаются бизнесом, скорее всего где-то на границе дозволенного, но это трудно доказать. Хотя в Нью Йорке этим и занимается специальный отдел, где не менее 20 человек, говорящих по-русски.

Как сообщает Юрий Дулерайн, наш нью-йоркский корреспондент,

ФБР утверждает, что его силы, борющиеся с организованной преступностью поровну распределены между сицилийской мафией, российско-евразийскими преступными группировками и азиатскими криминальными синдикатами. Наиболее прибыльная сфера - контрабанда наркотиков. Выступая в юридической комиссии Палаты Представителей Конгресса, Роберт Моллер, директор ФБР, отметил, что наибольшая активность в этом деле наблюдается вдоль границы с Мескикой, где орудуют наркодельцы не только из Колумбии, Мексики и стран Южной Америки, но и из России. Причём, россияне действуют столь напористо, что отделение ФБР в Финиксе, Аризона, вынуждено привлекать в помощь местные, штатные, федеральные и даже международные правоохранительные службы.

Российская организованная преступность на глобальном поприще торговли наркотиками достигла таких успехов, что ей может позавидовать легальная экономика Российской Федерации, во всяком случае, по части эффективности, считает Джордж Уилл, обозреватель газеты «Вашингтон Пост». Он подчёркивает, что ныне объём наркоторговли составляет не менее двух процентов мировой экономики и растёт дальше. А Фил Уильямс, американский эксперт в области международной организованной преступности, отмечает, что из примерно шести тысяч организованных российских группировок, объединяющих до 100 тысяч членов, самые активные действуют с глобальным размахом, «нарушая национальный суверенитет и подрывая демократические институты даже в тех странах, где эти институты прочно укрепились, например, в Мексике». Российские гангстеры действуют совместно с мексиканскими наркодельцами, перебрасывая кокаин из Колумбии в Соединённые Штаты. Они по сути проложили новый, мексиканский коридор для контрабанды наркотиков в Америку после того, как ФБР удалось перекрыть пути снабжения из Колумбии через острова Карибского бассейна. По словам Луиса Сантьяго Васконселоса, главы специального отдела мексиканского министерства юстиции по борьбе с организованной преступностью, «российские гангстеры весьма искусны в своём ремесле и исключительно опасны». Появление их в Мескике было впервые зарегистрировано в конце 90-х годов. Россияне служат советниками у лидеров мексиканских наркокартелей и отмывают для них деньги, взимая за эту услугу 30 и более процентов от выручки. В последнее время россияне активизировали в Мескике собственные контрабандные операции, поскольку местные картели децентрализуются в связи с арестами мексиканской полицией тринадцати руководителей подпольной наркоторговли. Так что, российским наркодельцам предоставилась возможность заполнить вакуум влияния. По мнению профессора Брюса Бейгли из университета Майами, Флорида, специалиста в области организованной преступности, «российские наркодельцы страшнее мексиканских, хотя они не распиливают соперников на части бензопилой и не топят их в речках. Они не любят хвастать своим богатством, не бренчат золотыми цепями, но действуют более профессионально» (чем мексиканцы), утверждает исследователь.

Высоцкий, помнится, пел, по другому, правда, поводу:
«Проникновенье наше на планете
Особенно заметно вдалеке...»

Немецкий автор Юрген Рот, решивший присмотреться к тому, как и куда проникли "россияне" в Германии, пришёл к неожиданному для многих выводу: политическая Германия не стремится бороться с пришельцами. Чтобы убедить нас в справедливости этого утверждения, Юрген Рот ставит в центр внимания своего исследования - президента России. Он, так сказать, ключевая фигура документальной книги "Гангстеры с Востока"

Я занялся Путиным потому, что в санкт-петербургском отрезке его карьеры зияет черная дыра. Никто толком не знает, чем он на самом деле занимался, находясь на посту вице-губернатора Петербурга, ответственного за приватизацию госсобственности. Это было время, когда жизнь в городе в основном определяли преступные синдикаты.

При этом центральным для Юргена Рота стал вопрос: насколько свободен был (и остаётся) в своих решениях Путин. В актуальности именно такой постановки вопроса автор книги убедился совсем недавно.

Как вы знаете, сейчас прокуратура немецкого города Дармштадта ведёт расследование дела петербургской фирмы SP-AG

По-русски это можно расшифровать как "санкт-петербургское акционерное общество" За этим туманным названием, однако, скрывается многопрофильный холдинг, занимающийся разными инвестиционными проектами и продажей недвижимости.

Путин официально был членом наблюдательного совета этой фирмы, по меньшей мере в начале девяностых годов. Эта фирма (SP-AG) обвиняется в отмывании денег для "тамбовской преступной группировки".

Один из лидеров этой "тамбовской группировки" – Владимир Кумарин - по сведениям прокуратуры Дармштадта - поддерживал контакты и с этой фирмой (SP-AG), и одновременно - через посредника Владимира Смирнова – имел самые тесные отношения с Владимиром Путиным, в частности и в то время, когда Путин был шефом ФСБ. Как полагает Юрген Рот, существование и по сей день серьёзных отношений между Путиным и SP-AG доказывает одна маленькая, но любопытная, даже странная деталь: тринадцатого мая этого года, начав обыск в помещениях SP-AG в городке Мёрфельден, полиция и прокуратура сочли необходимым поставить об этом в известность федерального канцлера, а так же позвонили в Москву, российскому министру внутренних дел. Иными словами, дело явно имеет политическую подоплёку, но можно ли сказать, как спросил на пресс-конференции Рота один мой коллега, что Путин - крёстный отец российской мафии.

Нет, конечно, российского президента нельзя назвать «крестным отцом». Но он был вовлечен в соответствующие структуры, в том числе в Санкт-Петербурге в криминальные. Можно говорить о том, что Путин в свою бытность вице-губернатором помог им встать на ноги. Кумарин и позже имел прямой выход на ближайшее окружение президента. Я утверждаю, что без Путина тамбовская группировка сегодня не имела бы такого влияния.

Здесь стоит добавить, что упомянутый вскользь "посредник" Владимир Смирнов был одно время управляющим делами Президента, затем стал главой «Техснабэкспорт» в Минатоме, главное действующее лицо в сделке по поставкам в США реакторного топлива, низкообогащенного урана (НОУ), сделанного из оружейного урана (ВОУ). На этом Россия должна заработать в общей сложности 12 миллиардов долларов. До переезда в Москву Смирнов был, например, менеджером «Петербургской топливной компании» (ПТК). Она получила право (документ подписан лично Путиным) на монопольную торговлю нефтепродуктами в Петербурге (Смирнов является президентом компании, Кумарин входит в административный совет).

В общем, нетрудно заметить, что Владимир Смирнов всегда имел отношение к компаниям, которым оказывал поддержку Владимир Путин и всегда сотрудничал с Владимиром Кумариным, лидером ”тамбовцев”. Как писали в знаменитой статье "ГОДЫ ПУТИНА В ПЕТЕРБУРГЕ. МЕЖДУ МАФИЕЙ И КГБ" уже два года назад итальянские коллеги:

(Карло Бонини и Джузеппе д'Аванцо из газеты Република (La Repubblica, 13.07.01) - их статья-расследование "ГОДЫ ПУТИНА В ПЕТЕРБУРГЕ. МЕЖДУ МАФИЕЙ И КГБ. Тайна миллиардных подрядов" на сайте http://www.scandaly.ru/news/news481.html)

политик, пришедший из КГБ (Владимир Путин), мафиози (Владимир Кумарин), бизнесмен (Владимир Смирнов). Треугольник власти и денег. Три Владимира имеют отношение к фирме «Spag». Путин, также как и Смирнов - в головной компании, Кумарин - в ”Знаменской”, закрытом фонде, которому Путин выделил в центре города участок под строительство ”делового центра”.

Юрген Рот, обнажая все эти связи, подчёркивает, что он ни в коем случае не обвиняет Путина в том, что тот лично наживался на делах российской мафии.

Нет, Путин имел информацию, необходимую для принятия решений, для контроля за какими-то людьми или организациями. А информация, как известно, это власть.

При Путине, уверен Юрген Рот, который ссылается и на российские исследования, Россия всё больше становилась преступным сообществом и криминальным государством, в котором постепенно утрачиваются (если они были) демократические и либеральные достижения времён перестройки. Одновременно усиливаются авторитарные и даже тоталитарные тенденции.

Крышей организованной преступности в стране по сути дела стал сам Кремль. Коррупция пронизала всё общество, дотянулась до судей, прокуратуры, до высших политических кругов. Во время Ельцина было тоже самое. Но при Путине ситуация изменилась не к лучшему, а к худшему.

Насколько справедливо это утверждение немецкого автора в отношении Петербурга, спросил я у нашего корреспондента Владимира Изотова. И правда ли, что тамбовская группировка столь сильна, как говорит Юрген Рот.

О так называемой «тамбовской» организованной преступной группировке, или (более нейтрально) «тамбовской бизнес - группе» в Санкт-Петербурге вновь заговорили в дни празднования 300-летия города. Как раз в это время в Москве был застрелен питерский криминальный авторитет Константин Яковлев, более известный, как Костя Могила. Журналисты, специализирующиеся на уголовной тематике сразу вспомнили, что в городе, который во второй половине 90-х стали называть «криминальной столицей России», несколько лет шло противостояние «тамбовцев» (которыми руководил Владимир Кумарин) и людей «Кости Могилы». В конце концов, 2 июня 2000 года в гостинице «Англетер» в присутствии автора криминальных романов Андрея Константинова состоялось примирение двух уважаемых людей.

Интересно, что и «тамбовцев», и группировку «Могилы» в прессе часто связывали с людьми из окружения однофамильца Константина Яковлева – губернатора Санкт-Петербурга. Проскальзывали догадки, что именно из Смольного пришло указание прекратить междоусобные разборки и не возбуждать излишнего интереса к городским делам со стороны руководства МВД и Генеральной прокуратуры. И вот, власть в Петербурге сменилась. По крайней мере, губернатор заявил о том, что не будет претендовать на переизбрание, и еще до его назначение на пост вице-премьера был застрелен руководитель одного из криминальных кланов. Это убийство положило начало целой череде преступлений. В июле был тяжело ранен один из руководителей армянской группировки Шура Авакян, а на следующий день пули настигли криминального авторитета Рустама Равилова – уроженца Татарстана. В начале августа в Крыму был убит один из наиболее известных питерских бизнесменов Руслан Коляк, который был связан как с преступным миром, так и с милицией. Два дня спустя в Петербурге был взорван председатель совета директоров ОАО «Фармацевтическая фабрика Петербурга» Исмаил Рагимов. Следствие выяснило, что Рагимов планировал встречу с Коляком. А в конце августа был жестоко избит вице-губернатор Санкт-Петербурга Анатолий Каган, курировавший в правительстве Владимира Яковлева как раз вопросы фармацевтики. В газетах «Вечерний Петербург», «Ваш тайный советник» и интернет-агентстве «Фонтанка.ру» появился ряд публикаций, посвященных развернувшейся в Санкт-Петербурге криминальной войне. Авторы статей делают вывод, что сейчас, в период междувластия, ушедшие было в тень авторитеты, решили в очередной раз переделить рынок, но если шесть лет назад делили рынок бензиновый, то на этот раз взялись за фармацевтический. Таким образом, пишет «Вечерний Петербург», в городе-юбиляре, находящемся под пристальным вниманием президента, вновь, как в дикие 90-е, расцветает криминал… На этот раз милицейское начальство стыдливо молчит. И СМИ молчат. Видимо их гнетет необходимость соблюдать нейтралитет по отношению к «городу президента».

А что же «тамбовская группировка»? Еще в начале июня (то есть вскоре после убийства Кости Могилы) Владимир Кумарин в суде примирился с бывшим начальником питерского ГУВД Анатолием Пониделко, обвинявшем Кумарина в том, что тот является лидером тамбовского преступного сообщества. Сам Кумарин, сменивший фамилию на Барсуков, считает себя законопослушным бизнесменом. Так что, как говорилось в одном итальянском фильме о борьбе с мафией, «Следствие закончено, забудьте…»

Эта фраза, которую вспомнил Владимир Изотов, имеет научный синоним - берлусконизация политики. Его ввёл в оборот Юрген Рот, автор, исследующий организованную преступность. Но об этом позже. А пока напомню, что Кумарин является одним из героев детективной истории об SP-AG, фирмы которую в ФРГ подозревают в отмывании преступных денег тамбовской группировки и в близости к президенту Путину.

Но ни российский президент, ни тамбовская группировка не являются "объектами" следствия, которое ведет немецкая прокуратура. Преступность в других странах – не её дело.

И сам Юрген Рот, выпуская книгу "Гангстеры с Востока" хотел привлечь наше внимание не столько к Путину, сколько к тому, что германские власти и, особенно, политики ФРГ явно стараются замять любые обвинения, выдвигаемые в адрес Путина. Типичный пример - отчёт БНД - германской разведки - об отмывании денег в Лихтенштейне. Но об этом в следующей передаче.