1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

О попытке туркменского диссидента вернуться в Ашхабад

9 июня «НВ» сообщила о намерении правозащитника Г. Аннаниязова вернуться из Европы в Туркмению. Он отправился из Норвегии в Казахстан, где предпринял усилия по получению от туркменских властей разрешения на въезд

default

Преемник берет на себя...

По мнению Аннаниязова, высказанному тогда в интервью «НВ», своим возвращением он способен помочь новому президенту Туркмении улучшить жизнь населения. Речь шла о медицине, об одолении наркомании. Однако в понедельник международная правозащитная организация Туркменский хельсинский фонд обнародовала заявление об исчезновении туркменского диссидента.

Туркменский хельсинский фонд об исчезновении диссидента

Как написано в заявлении ТХФ, «с 13 июня нет связи с диссидентом Гулгельды Аннаниязовым, в 2002 году получившим статус беженца в Норвегии. В конце мая он, воодушевленный заявлениями нового туркменского лидера Г. Бердымухамедова, поехал в Казахстан, где попытался получить разрешение на въезд в Туркмению. Гулгельды по его выражению “ искренно хочет помочь своей родине в вопросах совершенствования образования, медицины, а также везет с собой пакет документов по совместному с норвежцами проекту “ Борьба с наркоманией, туберкулезом и их лечение”.

Глава ТХФ, Т. Бегмедова, рассказала в интервью «НВ» следующее:

ТБ: К нам обратилась семья Аннаниязовых, которая очень встревожена судьбой Гулгельды. Я знаю, что Гулгельды решился, искренне веря в декларации Г. Бердымухамедова о либерализации общества. Как сообщил его сын, туркменские дипломаты были категоричны во время встречи с ним в Казахстане, они сказали ему: «Ваша демократия нам не нужна». Но после того, как сам Гулгельды проявил настойчивость, дипломаты предложили ему подождать ответа из Ашхабада. Насколько мы знаем, он несколько недель ждал ответа. Думая, что дипломаты не уведомили президента, он дал интервью «Радио Свобода» и «Немецкой Волне», надеясь, что услышав о данной инициативе, ему будет разрешено въехать в Туркмении. Его сын сообщил, что последний разговор был очень странным, Гулгельды был очень встревожен, опасался прослушки и преследований. Семья думает, что он захвачен сотрудниками туркменских спецслужб, поскольку уже более десяти дней они не имеют никакой связи ни с ним, ни с контактными телефонами в Казахстане и Туркмении.

К сожалению, в эти же дни, как нам стало известно, 10 июня старшую дочь Гулгельды Ясгуль и ее супруга, проживающих в Ашхабаде, в очередной раз не выпустили из Туркмении. Как мы знаем, эти люди ходят по различным организациям и выясняют мотивы отказа, и, как они сообщили, ни в МНБ, ни в других ведомствах сотрудники не представились, не указывали своих должностей. Увы, это не единственный случай, когда преследуют родственников активистов, инакомыслящих, оппозиционеров, не выпускают их за рубеж.

Черные списки невыездных, широко практиковавшиеся при Ниязове, продолжают существовать и, более того, пополняться новыми и новыми фамилиями.

Власти не прекращают использовать ниязовские методы

Таджигуль, с учетом вашей информации и представлений о нынешней ситуации с правами человека в Туркмении, считаете ли Вы, что за судьбу Аннаниязова следует опасаться?

ТБ: Власти не прекращают использовать ниязовские методы преследования. Это можно сказать, учитывая наиболее известные факты, такие как отказ выпустить эколога А. Затоку, мать одного из правозащитников, более того, отказ выпустить не из страны, а из Ташауза в Ашхабад, Сазака Бегмедова. В субботу на круглом столе «Радио Свобода» эксперт А. Байриев сообщил, что людей, с которыми он общается, у которых берет интервью, вызывают спецслужбы, оказывают психологическое воздействие. Мы имеем постоянную информацию о том, что прослушиваются все телефонные разговоры корреспондентов «Радио Свобода» и других международных организаций, разговоры активистов, правозащитников, оппозиционеров. Есть сведенья о том, что не выпускают родственников оппозиционера Х. Оразова. Есть сведенья, что нескольких корреспондентов известной международной организации вызывали в МНБ и оказывали на них давление с целью принудить не давать никаких сведений о ситуации в Туркмении. Нам бы не хотелось верить в то, что Г. Аннаниязов арестован сотрудниками спецслужб Туркмении, поэтому мы обращаемся к правительству Казахстана, где он последнее время находился, а также к правительству Норвегии, члену ЕС, и к ЕС, представители которого на этой неделе проведут встречу с Г. Бердымухамедовым, сделать все возможное, чтобы выяснить его судьбу. Мы настойчиво требуем от туркменских властей прекратить лишать людей права на передвижение, требуем соблюдать право на справедливое рассмотрение уголовных дел. У нас очень много сообщений о том, что люди обращаются в прокуратуру, в МНБ, с просьбой рассмотреть заново дела, которые, по их мнению, были незаконно заведены во времена Ниязова на нормальных, законопослушных граждан. Сменились сотни чиновников, никто не хочет брать на себя ответственность за ниязовский беспредел. И тут Бердымухамедов должен проявить твердую политическую волю и признать ошибки прежнего руководства. Иначе своей отстраненностью он как преемник берет на себя вину режима Ниязова.

И еще вопрос, прямого отношения к случаю Г. Аннаниязова не имеющий, но имеющий отношение к контексту, характеризующему нынешнюю власть в Ашхабаде. Последнее время от различных организаций, имевших свои источники в Туркмении, поступают сообщения, что Интернет-связь со страной не только не облегчилась после прихода там к власти Г. Бердымухамедова, но, напротив, стала еще более тяжелой. У Вас еще во времена Ниязова были свои мониторы в республике, с которыми Вы поддерживали связь и по сети. Ваш опыт подтверждает или опровергает эти сообщения?

ТБ: К нам поступают такие сообщения. Я не имею права не верить им. Есть факты, когда вскрывают почту активистов. К сожалению, заявление о широком введении Интернета осталось на уровне декларации, и, по сообщениям некоторых источников, туркменское руководство продолжает сотрудничать с такими компаниями, как Сименс, в практике более глубокого прослеживания Интернет-сообщений.

Свидетельств нет…

К словам главы ТХФ Т. Бегмедовой необходимо добавить, что контактный телефон Г. Аннадурдыева в Казахстане, по которому «НВ» попыталась связаться с ним в понедельник, отключен. Однако никаких прямых или косвенных свидетельств того, что диссидент оказался в руках туркменских спецслужб, «НВ» получить ни в Казахстане, ни от источников в Туркмении, не удалось.

Напомню, что Ананниязов был одним из представителей так называемой “Ашхабадской восьмерки”, которая летом 1995 года провела в столице мирную демонстрацию и выдвинула в отношении режима С. Ниязова ряд политических и экономических требований. Он был приговорен к 15 годам тюремного заключения. Спустя четыре года Ананниязова освободили благодаря вмешательству международных правозащитных организаций. Этому предшествовало его покаяние, показанное туркменским телевиденьем. Его имя было внесено в список лиц, которым туркменские власти запретили покидать страну. После выхода из тюрьмы Аннаниязов тайно покинул Туркмению и через Казахстан добрался до Москвы, где был задержан за попытку въезда по чужому паспорту. Ананниязов был переправлен в Астану и взят под стражу. С. Ниязов потребовал экстрадиции диссидента, однако казахстанские власти все же переправили его на Запад.

архив

Аудио- и видеофайлы по теме