1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

О пользе ядерного шантажа

Мировая пресса значительное внимание уделяет конфликту вокруг ядерной программы Ирана и действиям американских солдат в Ираке.

default

Подводя итоги прошедших в столице Австрии переговоров по этой проблеме министров иностранных дел "шестерки", итальянская газета "Коррьере делла сера" пишет:

Пять стран - постоянных членов Совета безопасности ООН и Германия – согласовали пакет "привлекательных предложений" для Ирана. Но в то же время президент США Джордж Буш не оставил никаких сомнений в том, что в случае, если Тегеран вновь проигнорирует мнение мирового сообщества, предложения будут аннулированы и решением проблемы займется Совбез.

Буш надеется, что "дамоклов меч ООН" побудит правительство в Тегеране поддержать новую инициативу. Не исключено, что проблема ядерной программы Ирана – если она не будет решена в ближайшее время – станет предметом обсуждения в ходе предстоящей в России в июле встречи лидеров стран "большой восьмерки". В этом случае свое мнение смогут высказать Италия и Япония – страны, поддерживающие тесные экономические связи с Ираном и настаивающие на их подключении к решению ядерной проблемы Тегерана.

Продолжая тему, британская газета "Таймс" отмечает:

Наиболее привлекательным для Тегерана является то, что после 27-летнего замораживания контактов между двумя странами даже ограниченные прямые переговоры вызовут в стране широкий внутриполитический резонанс.

Президент Ахмадинежад настойчиво добивался именно такого результата, действуя порой неуклюже - примером может служить его высокопарное послание, адресованное главе Белого дома. Может сложиться впечатление, что Америка пошла на уступки, поддавшись шантажу – ведь во время пребывания на посту президента Ирана реформатора Хатами ничего подобного не случилось.

В этом проявляются негативные последствия решения Вашингтона, которое ему далось нелегко. Если руководство Ирана, в большинстве своем состоящее из сторонников жесткой линии, примет предложения, то Ахмадинежад тут же объявит о победе своей стратегии конфронтации с Западом, о силе Ирана и о пользе ядерного шантажа.

В комментарии на ту же тему австрийская газета "Прессе" высказывает такую точку зрения:

Конечно же, возникшее в течение десятилетий недоверие между американцами и иранцами сразу не исчезнет. Поэтому вполне понятно, что в Тегеране на первых порах весьма сдержанно отреагировали на предложение, поступившее от руководства страны, вторгшейся в соседний Ирак. Тем не менее, выступив с таким предложением, США перебросили мяч на поле Ирана.

Если теперь Иран проявит такую же нетерпимость, неуступчивость и упрямство, как и Ахмадинежад, то страна окажется в международной изоляции и ей не смогут помочь даже такие защитники, как Россия и Китай. И еще одно: Иран должен понять, что его не убудет, если на период переговоров он приостановит – в принципе разрешенные международными соглашениями – работы по обогащению урана.

Печать комментирует сообщения о причастности американских солдат к гибели мирных жителей в иракском городе Хадита. В связи с этим датская газета "Информашон" пишет:

События в Хадите, а также в тюрьме "Абу-Граиб", символизируют двойную мораль войны в Ираке. Подобно тому, как символом войны во Вьетнаме стала расправа над жителями поселка Ми Лай. Американских и британских солдат отправили на войну, которая была объявлена освободительной. Они не были подготовлены к тому, что население станет относиться к ним с ненавистью. Державе, считающей себя символом мира, трудно признать тот факт, что подобные случаи оказались составной частью задуманного ею проекта.

В комментарии на ту же тему испанская газета "Периодико" отмечает:

Все больше людей в США и во всем мире полагают, что события в Хадите не были единичным случаем. Их было больше – но в Вашингтоне предпочитают замалчивать подобные факты. Ситуация в Ираке вышла из-под контроля США. Оккупационные войска начинают понимать, что они оказались в ловушке и их ждет поражение. На нынешние события солдаты реагируют так же, как ранее во Вьетнаме или Афганистане: они начинают считать своими врагами всех тех, кто не носит американскую военную форму.

Контекст