1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

О пиратах и интеллектуальной собственности

16.07.2008

Сегодня мы поговорим о пиратах и интеллектуальной собственности. В странах Европейского Союза появляется все больше контрафактной продукции, причем речь идет уже не только о музыкальных дисках, фильмах, софте или модных аксессуарах. Преступники все активнее подделывают запчасти для автомобилей и самолетов, продукты питания и лекарства. Вы узнаете, как немецкие бизнесмены, эксперты и политики оценивают эту проблему – и, в частности, роль России на мировом рынке фальшивок. Речь у нас пойдет также о нелицензионных компьютерных программах. Вы узнаете, в каких странах живут наиболее честные пользователи, какое место занимает Германия и как специалистам видится российская ситуация.

Первоначально вся эта деятельность была сфокусирована на продукции отдельных предприятий, выпускающих предметы роскоши – назову для примера таких представителей данной отрасли, как Louis Vuitton, Hermes или Rolex. Однако в последние годы ситуация серьёзно обострилась из-за того, что теперь копируют буквально все.

Пищевая промышленность не составляет тут исключения, совсем даже наоборот. То же самое происходит и с лекарствами. Или возьмите, скажем, запчасти. Закупая их сегодня для своих самолетов, авиакомпании далеко не всегда могут быть уверены, что получают именно оригинальные детали.

Вот так ситуацию на мировом рынке фальшивок – или, используя официальный термин – на рынке контрафактной продукции, оценивает Франц-Петер Фальке. Он возглавляет германский Союз производителей марочной продукции. Эта организация представляет интересы примерно 400 немецких фирм, выпускающих, главным образом, потребительские товары и кровно заинтересованных в защите своей марочной продукции от нелегального копирования. Ведь речь идет о потере или недополучении гигантских сумм. По подсчетам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), объединяющей ведущие промышленно развитые страны, ущерб от пиратства составляет по всему миру ежегодно не менее 200 миллиардов евро. Для сравнения – годовой бюджет Германии, крупнейшей экономики Европы, составляет примерно 280 миллиардов евро. Однако дело тут не только в чисто экономическом ущербе. Нынешней весной Европейский Союз забил тревогу из-за резкого увеличения потока фальшивых лекарств, косметических средств и игрушек.

В прошлом, 2007 году количество конфискованных на границах ЕС контрафактных лекарств возросло на 50 процентов. «Мы имеем дело с новыми, крайне тревожными тенденциями», - заявил, представляя эту статистику, член Европейской комиссии Ласло Ковач, курирующий налоговые и таможенные вопросы. Основную массу подделок составляют средства для повышения потенции. Однако среди обнаруженных фальшивок были также медикаменты от болезней сердца, от остеопороза и от повышенного уровня холестерина в крови. Часть фальшивых таблеток не оказывали на человеческий организм вообще никакого действия, то есть были безобидными «конфетками», однако другая часть содержала вредные субстанции. Поэтому Ласло Ковач подчеркнул, что мы имеем дело с «серьезной угрозой для здоровья, безопасности и жизни потребителей». Наряду с лекарствами пираты усиленно поддделывают ныне и различные косметические средства. В 2007 году число конфискованных тюбиков, бутылочек и флаконов с контрафактными кремами, одеколонами и духами возросло в три с половиной раза! Если основным поставщиком всевозможной контрафактной продукции на мировой рынок является Китай, то косметику наиболее активно подделывают в Турции. Европейская комиссия подчеркивает, что на территории ЕС опасность столкнуться с фальшивыми медикаментами и косметическими средствами наиболее высока в Интернете, а также на различных уличных ярмарках. В то же время официально зарегистрированным аптекам по-прежнему вполне можно доверять.

Итак, если раньше преступники нелегально копировали в основном музыкальные записи и видеофильмы, модные дамские сумочки и часы престижных марок, то теперь контрафактными могут оказаться самые разные изделия – вплоть до пармской ветчины и французских сыров. Чем объяснить такой разгул пиратов? Юрист Кристофер Шольц, занимающий пост заместителя исполнительного директора германского Союза производителей марочной продукции, считает, что развитые страны, в том числе и Германия, слишком непоследовательны в борьбе с этим злом. Дело в том, что преднамеренное нарушение авторских прав в Германии запрещается одним законом, а соответствующие меры наказания перечислены в других специальных законах, например, в законе о марочной продукции.

А этот закон сравнительно редко применяется прокуратурами и судами. Ведь в конечном счете органы юстиции являются зеркалом общества. И если в обществе, среди широких слоев населения осознание преступного характера подобных действий развито не очень сильно, то прокуроры и судьи ведут себя соответствующим образом.

В результате лицам, занимающимся изготовлением контрафактной продукции в промышленных масштабах, в Германии выносят весьма мягкие наказания: за весь 2006 год виновных 346 раз приговаривали к денежным штрафам и 46 раз к условному тюремному заключению. Заместитель исполнительного директора германского Союза производителей марочной продукции Кристофер Шольц называет такой итог просто плачевным. По его мнению, один из ключевых недостатков закона о марочной продукции заключается в том, что он не предусматривает минимального срока заключения.

Если взять, например, компьютерный саботаж, то для данного преступления предусмотрен минимальный срок заключения в шесть месяцев. Возьмите Уголовный кодекс – вы найдете там длиннющий список всевозможных имущественных преступлений: тут и воровство, и укрывательство краденого, и повреждение имущества, и браконьерство, и ростовщичество, - причем всегда, или почти всегда, имеется целый каталог отягчающих обстоятельств.

Так что в качестве первоочередного шага в борьбе против все более наглого пиратского копирования германский Союз производителей марочной продукции предлагает ввести минимальный срок заключения в шесть месяцев и включить изготовление контрафактной продукции в качестве состава преступления в Уголовный кодекс. В министерстве юстиции Германии к такому требованию относятся достаточно прохладно. Там считают, что все это вряд ли поможет наказать преступников, которые ведь находятся, как правило, за границей. Кристофер Шольц, юрист по образованию, такой аргумент категорически отвергает: он считает, что предложенное ужесточение законодательства вполне способно существенно облегчить поимку пиратов.

Это можно будет делать, причем весьма успешно, с помощью международных ордеров на арест. Они существенно осложнят жизнь преступникам, ведь те уже не смогут спокойно въезжать в различные страны. К тому же использование уголовного законодательства облегчает доступ к имуществу подозреваемых, оно позволяет также наложить арест на материальные ценности, которые используются при совершении преступления. Причем все эти меры направлены на то, чтобы нанести удар именно по самому преступнику. Ведь конфискация контрафактной продукции на таможне, какой бы важной ни была эта мера, в конечном счете бьет по преступнику не столь больно, поскольку он заложил такую возможность в свою первоначальную калькуляцию.

В свою очередь, министерство юстиции Германии, осознавая важность проблемы защиты авторских прав и интеллектуальной собственности, стремится помочь заинтересованным фирмам отстаивать свои законные интересы на международной арене с помощью юридических инстурментов, уже имеющихся, например, в гражданском праве. Тема пиратства является также постоянным пунктом повестки дня в рамках так называемого «правового диалога» с Китаем. И все же министр юстиции Германии Бригитте Цюприс убеждена, что главное оружие в борьбе с пиратством – повышение правового сознания всего общества.

Нам необходимо начать с самого конца цепочки. Если никто больше не будет покупать фальшивую продукцию, ее просто перестанут выпускать. Потребители должны осознать, что они, приобретая подделки, тем самым поддерживают организованную преступность и спсосбствуют нанесению серьёзного экономического ущерба своей стране. То есть что они ставят под удар и самих себя.

«Если никто больше не будет покупать фальшивую продукцию...» Как бы ни так! На нашей планете из каждых 100 владельцев компьютеров 38 пользуются нелицензионными программами. Иными словами, нелегальное копирование софта по-прежнему процветает, так что в 2007 году фирмам-производителям был нанесен урон в 48 миллиардов долларов. Эти цифры содержаться в исследовании, проведенном институтом маркатинговых исследований IDC по заказу организации под названием Business Software Alliance.

Business Software Alliance является ведущей организацией в отрасли, занимающейся производством компьютерных программ. Наша организация существует с 1988 года, у нее такие именитые члены, как Microsoft, Adobe, Apple Computer, и ее главная задача состоит в том, чтобы добиваться защиты авторских прав входящих в нее фирм.

... рассказывает Георг Харрнлебен, отвечающий в BSA – таково сокращенное название альянса производителей софта – за Центральную и Восточную Европу. Данные о количестве используемых по всему миру нелицензионных программ, представленные маркетинговым институтом, он считает весьма надежными.

IDC имеет большой опыт в этой области и опирается на данные, которые получает в течение всего года в ходе регулярных исследований. К тому же имеются различные индикаторы, с помощью которых размах пиратской деятельности можно достаточно точно измерить. Так, берется число проданных в стране новых компьютеров, а затем сравнивается с количеством проданных в той же стране новых лицензионных компьютерных программ. Между этими двумя цифрами всегда возникает весьма любопытная разница, и она-то, упрощенно говоря, и является долей пиратской продукции на рынке.

Маркетинговый институт IDC вот уже шесть лет исследует компьютерные рынки 108 стран. За это время в 67 странах (это почти две трети!) доля пиратской продукции сократилась.

Это весьма отрадно. И мы не станем отрицать, что такая тенденция в значительной мере связана именно с нашей работой. Однако не следует упускать из виду и общую картину. Для этого необходимо, прежде всего, бросить взгляд на такие страны, как Бразилия, Россия, Индия и Китай. На рынках этих государств наблюдается такой невероятно бурный рост, что мы просто не в состоянии снижать там долю пиратской продукции – настолько быстро продают в этих странах новые компьютеры, на которых, увы, затем оказываются нелицензионные программы.

Итак, компьютерное пиратство из развитых стран переместилось в государства с развивающимися экономиками. Однако и там наблюдается некоторый прогресс:

Да, тенденция очевидна, и в так называемых странах BRIC, то есть в Бразилии, России, Индии и Китае, она связана с очевидными и настойчивыми усилиями правительств. В России, например, стремление укрепить позиции легального софта объясняется намерением вступить во Всемирную торговую организацию. А для того, чтобы быть принятым в клуб, необходимо соблюдать определенные правила игры.

Согласно исследованию, проведенному маркетинговым институтом IDC, самые честные компьютерные пользователи живут в США, Люксембурге и Новой Зеландии. То есть там доля пиратского софта наиболее низкая. Германия занимает в этом списке 12 место, что, по мнению эксперта организации Business Software Alliance Георга Харрнлебена, не так уж и плохо, хотя почивать на лаврах пока еще рано:

Наблюдающаяся в Германии тенденция в целом положительная. Говоря конкретно, доля пиратской продукции вновь сократилась – на этот раз на один процентный пункт. Теперь она составляет 27 процентов. Иначе говоря, 27 процентов используемых в Германии компьютерных программ являются нелицензионными, то есть нелегальными. Но вот вам другая цифра, показывающая, насколько велик ущерб от этих 27 процентов. Ежегодные потери производителей софта все еще составляют в Германии огромную сумму в 1 миллиард 300 миллионов евро!

Вот и подошёл к концу сегодняшний выпуск радиожурнала „Рынок и человек“.