1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Религия и церковь

О переменах в русской Православной церкви

07.03.2005

В последние годы в Русской Православной Церкви произошли перемены. Роль Церкви в российском обществе возросла. Кроме того, в 2000 году Русская Православная Церковь (первой из всех православных Церквей) разработала социальную концепцию, определившую отношение Церкви к обществу и политике. Что побудило Русскую Православную Церковь разработать социальную доктрину? Чем характеризуется сегодня православное мировоззрение? Эти вопросы обсуждались в Берлине в ходе дискуссии, в которой приняли участие также представители других христианских конфессий. Подробности – в репортаже Элены Грипентрог.

День 19 августа 1991 года, когда в Москве была предпринята попытка государственного переворота, стал переломным не только для России. Этот день стал своеобразным откровением и для Русской Православной Церкви. Церковные иерархи как раз находились в храме, когда они увидели движущиеся танки. Сразу же стало ясно, что люди ожидают от Церкви чёткой позиции. Десятилетиями Русская Православная Церковь воздерживалась от комментирования политических вопросов. Теперь же, в считанные минуты, ей необходимо было сформулировать свою позицию, причём так, чтобы она была понятной населению. Рассказывает митрополит Кирилл, являющийся в Русской Православной Церкви чем-то вроде министра иностранных дел:

« Мы даём сигнал обществу и всему миру, что мы не признаём этого переворота. Мы выразили это в очень простой литургической форме. Впервые за всю историю Русской Православной Церкви мы во время богослужения не молились за власть. Молитва за власть составляет часть так называемой великой литании, которую произносим в начале литургии. Это был знак, это была позиция. И, если хотите, это было начало размышлений на те темы, которые, в конце концов, привели нас к созданию социальной концепции».

Принятая в 2000 году социальная доктрина стала ещё одной важной вехой в истории православной Церкви. Впервые православная Церковь сформулировала своё отношение к политике и общественным вопросам. А ведь веками православная Церковь традиционно сосредотачивалась на Божественной Литургии и, в принципе, игнорировала светскую жизнь. Любую форму государства православная Церковь считает богоданной, если государство обеспечивает свободу вероисповедания. По мнению католического епископа Регенсбургского Герхарда Людвига Мюллера, сегодня государство должно также обеспечивать Церкви возможность участвовать в политике.

«Если в обществе царит справедливость, то государство как бы символизирует собой положительный порядок, порядок, завещанный людям Богом. Сегодня наше отношение к демократии, которую одобряет большинство населения, основывается на христианском убеждении, что это – адекватная форма, отвечающая нынешнему развитию общества».

В результате, многие христиане в Германии не только сознательно поддерживают демократический порядок, но и активно участвуют в политике. Православные христиане сталкиваются здесь с трудностями. Духовенству вообще запрещено заниматься политикой. А православные миряне считают мир юдолью греха, от которой лучше держаться подальше. Чистоту души можно сохранить с помощью молитв и богослужений. С таким мнением категорически не согласен Вольфганг Губер, председатель Совета Евангелической Церкви в Германии.

«Можно подумать, что ни один из тех, кто хотел бы как-то изменить этот мир, не находится на корабле, пересекающем штормящее море, и что на этом корабле в силе остаётся чистое учение об идеальном обществе. А ведь в действительности все мы находимся на этом корабле в штормящем море. Поэтому совместными усилиями нам нужно постараться не пойти ко дну. Всем вместе нам нужно будет сделать всё, чтобы остаться на плаву».

Культурные и богословские различия проявляются не только в понимании чувства ответственности за этот мир. Во многие понятия Запад и Восток вкладывают совершенно иной смысл. Так, например, привычное на Западе для христиан и нехристиан понятие «абсолютности человеческого достоинства» вызывает некоторое раздражение у митрополита Кирилла.

« Я не согласен со словом абсолютность человеческого достоинства. С моей точки зрения, слово «абсолютно» можно употреблять по отношению к Богу. Всё в человеческой жизни относительно, в том числе и достоинство. Только Бог абсолютно свят и имеет абсолютную ценность. Но, сказав так, я хотел бы подчеркнуть, что, в православном понимании, человеческое достоинство связано, конечно, с теоцентрическим и христоцентрическим аспектом. Мы верим, что человек создан по образу Божию, что Бог присутствует в человеческой природе. И в этом смысле человеческое достоинство действительно очень высоко».

После падения «железного занавеса» перед Русской Православной Церковью открываются новые возможности. Пока не ясно, какое влияние окажет социальная доктрина православной Церкви на современное российское общество. В любом случае, однако, очевидно, что Русская Православная Церковь готова взять на себя гораздо большую ответственность за состояние общества, чем когда-либо в прошлом.

Элена Грипентрог

♦♦♦

Политический католицизм в Европе имеет давнюю традицию. В 1848 году в Национальном собрании во Франкфурте уже существовала католическая фракция, а в 1870 году на её основе была создана католическая политическая партия. К концу 19 века уже существовала широко разветвлённая сеть католических рабочих организаций, собственное профсоюзное движение, а также многочисленные образовательные и социальные учреждения. Подобное развитие наблюдалось практически во всей Европе. Ватикан своими энцикликами по социальным и политическим вопросам, а также конкордатами, опиравшимися на международное право, поддерживал эти организации. При этом нередко ему приходилось идти на весьма спорные компромиссы. Подробности – в репортаже Гейнц-Петера Катлевского.

Главными опорами политического католицизма традиционно были договорная политика Ватикана, близкие по духу политические партии и, прежде всего, социальная среда. Карл-Йозеф Гуммель, директор Исторической комиссии в Бонне, говорит:

«Католическая среда появилась в 19 веке. Это было добровольное объединение католиков в попытке отмежеваться от современного окружения. Это был своего рода оборонительный союз, который и способствовал тому, что организации католиков, например, различные объединения, носили очень современный характер. С годами эта самоорганизация совершенствовалась. От колыбели до смертного одра человек находился под опекой католических организаций».

Сегодня в условиях либеральной демократии с её современными средствами массовой информации католическая среда утрачивает своё значение. Но такие тоталитарные режимы, как национал-социализм в Германии или фашизм в Италии, считали её опасной. Поэтому они стремились интегрировать Церковь в свою систему. Церковь же, опасаясь за своё существование, старалась смягчать конфликты путём заключения конкордатов и договоров. Карл-Эгон Лённе, профессор истории в Дюссельдорфском университете, говорит:

«Церковь, конечно же, была заинтересована в том, чтобы обезопасить своё учение и практическое его исповедание. Поэтому в Италии в политических вопросах Церковь шла на значительные уступки фашизму. Я уверен, что Гитлер извлёк урок из той позиции, какую Ватикан занимал по отношению к фашизму. Недаром он сразу же после прихода к власти стал подумывать о заключении конкордата. Тем самым он намеревался ограничить активность католиков и католицизма в Германии, как это сделали фашисты в Италии».

Гитлер намеревался ограничить деятельность Церкви храмами и монастырями. Поэтому в 1933 году в заключённый с Ватиканом конкордат было включено положение, ставившее под запрет политические организации мирян. Конкордат гарантировал также дальнейшее существование богословских факультетов в университетах и преподавание религии в школах. Кстати, этот конкордат остаётся в силе и по сей день. Правда, государство больше не претендует на то, чтобы определять идеологию социальной и политической жизни в стране.

Юрген Вихман, историк и руководитель Католической академии в Трире, призывает христиан всех конфессий помнить о своём долге перед миром. Они должны выступить против неолиберальных идей, активно бороться за социальную справедливость и не бояться политической ответственности.

«Христианам следует встать и сказать: люди, куда мы идём? Им следует приложить все усилия к тому, чтобы в ближайшие десятилетия в Германии воцарился разумный социальный порядок».

Гейнц-Петер Катлевский

♦♦♦

Представительства организации помощи, работающей при Мальтийском ордене, есть во многих странах мира. Самый крупный филиал с его 500 центрами в различных городах находится в Германии. Началось всё более 50 лет назад с курсов первой медицинской помощи. Сегодня сотрудников организации можно встретить повсюду, где люди нуждаются в помощи. У «мальтийцев» есть свои скорые помощи и больницы для безнадёжных больных. Подробности – в репортаже Петера Колаковского.

Основа деятельности работающей при Мальтийском ордене службы помощи остаётся неизменной.

«Для нас таковой является христианская вера католической Церкви. Именно она является источником, питающим нас, указывающим нам цель и дающим ориентир. Во времена, когда верующих становится всё меньше, особое значение приобретает задача по распространению древнего учения нашей организации».

Барон Йоханнес фон Геерман, генеральный директор службы помощи Мальтийского ордена, который называют также орденом иоаннитов, хранит верность этому девизу. Группа людей, устраивавшая на общественных началах в Мюнстере курсы первой медицинской помощи для водителей автомобилей, постепенно превратилась в международную организацию, в которой сегодня работают почти 35 тысяч человек. Большинство из них, почти 30 тысяч человек, работают бесплатно. Причём не только в самой Германии, но и за границей – в Ираке, Афганистане, Косово или Конго, например. Кроме того, организация активно занимается работой с молодёжью. Ангелика Гольц работает в Службе помощи на общественных началах.

«Когда видишь, какую радость испытывают люди, которые тебе доверяют, то энтузиазм передаётся и тебе самой. Ты чувствуешь, как тебе становится хорошо, когда ты просто без слов пожимаешь кому-нибудь руку».

История Мальтийского ордена началась 900 лет назад, когда святой Герхард открыл в Иерусалиме странноприимный дом с больницей. В течение веков резиденция ордена иоаннитов несколько раз переносилась – сначала на остров Родос, затем на Мальту (поэтому орден и стал называться Мальтийским), и, наконец, в Рим. С 1310 года иоанниты активно занимаются строительством больниц. Образцовость лечения и ухода за больными постепенно принесла иоаннитам всемирную славу. Сегодня у Мальтийского ордена есть собственные учреждения в более чем 110 странах. Немецкий филиал является крупнейшим в мире. В Германии у иоаннитов 9 больниц, 14 домов для престарелых, гомеопатическая клиника, центр паллиативной медицины и две больницы для безнадёжных больных. Кроме того, по всей стране у них есть молодёжные центры и центры по оказанию помощи переселенцам и политическим беженцам. Однако самой большой известностью пользуется спасательная служба иоаннитов, которая ежегодно получает почти 600 тысяч вызовов.

Широкую деятельность немецкий филиал Службы помощи Мальтийского ордена развернул и за границей. В 1956 году на австро-венгерской границе иоанниты оказывали помощь людям, которые вынуждены были бежать из Венгрии после восстания. В 1966 году группа иоаннитов отправляется во Вьетнам для оказания помощи гражданскому населению. В 1989 году иоанниты доставили в Румынию более 2 тысяч тонн грузов в качестве помощи. А сегодня они активно действуют в Конго.

Мальтийский орден поддерживает дипломатические отношения с 92 странами. У него есть свои представители в различных организациях ООН. Этот статус позволяет иоаннитам выступать в качестве посредников в кризисных регионах. Говорит барон Йоханнес фон Геерман, генеральный директор службы помощи Мальтийского ордена:

«Мы не являемся объединением благочестивых людей. Мы – объединение людей с чёткими представлениями и чёткими целями. Свои убеждения мы стремимся передать другим людям. Собственно, главная наша задача заключается в том, чтобы посредством оказания помощи обретать веру и, наоборот, руководствуясь верой, оказывать помощь».

Также по теме