1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

О перевоспитании исламистов

13.03.2003

В 1993 году американский политолог Сэмуэль Хантингтон выпустил книгу под названием «Столкновение цивилизаций», в которой утверждал, что причиной конфликтов нового тысячелетия будут неразрешимые религиозные разногласия между востоком и западом.

Сегодня жизнь убеждает нас, что прорицания Хантингтона стали реальностью. Исламский терроризм называют чумой 21 века. Фундаменталисты проповедуют священный «джихад», то есть, войну «неверным», по всему миру. Десятки террористических групп действуют независимо друг от друга. Теракт может случиться, где угодно и когда угодно. И спецслужбам далеко не всегда удается вовремя предотвратить опасность. Но оказывается, с распространением фундаментализма можно бороться и мирными средствами. Об этом мы и поговорим сегодня.

На сегодняшний день Арабская Республика Йемен считается страной, в которой исламский терроризм прочно укрепил свои позиции. Не так давно СМИ сообщали о задержании танкера с контрабандным грузом ракет из Северной Кореи. Ракеты везли в Йемен. Немногим позже весь мир облетела новость об убийстве исламистами трех американских врачей. Год назад с территории Йемена был обстрелян американский военный корабль «СС Cole», а прошлой осенью французский танкер «Лимбург», стоявший на якоре у йеменского берега. Спецслужбы считают, что йеменские террористы тесно сотрудничают с Аль Каидой. Многие из них воевали на стороне талибов в Афганистане, и теперь, вернувшись домой, готовы продожать эту войну у себя на родине, потому что, кроме как сражаться за веру Аллаха, они больше ничего не умеют.

«Многие жители Йемена поддерживали идеи исламского джихада в Афганистане. Многие воевали на стороне Аль Каиды и вернулись с еще более радикальными представлениями об исламе, потому что в тренировочных лагерях слово Аллаха им преподавали имамы, разделяющие взгляды Осамы бин Ладена. По возвращению эти фундаменталисты хотели бы установить в Йемене режим, подобный режиму талибов. Режим, основанный на идеологии Аль Каиды», -

говорит бывший премьер-министр Йемена Эль Эриани

Однако борьба с фундаментализмом силовыми методами, считают в Йемене, только воодушевляет исламистов. Сейчас многие из них сидят в йеменской тюрьме, но заключение вряд ли заставит их изменить свои взгляды. Ведь они месяцами жили в горах в холоде и голоде, поэтому лишение свободы их не пугает. Сознавая неэффективность традиционных методов исправления, в Йемене решили заняться перевоспитанием террористов и с помощью специального образовательного проекта вновь интегрировать их в мирную жизнь. Как говорится, клин клином вышибают. Если кому-то удалось внушить этим людям ненависть к человечеству, то почему бы не попытаться внушить им обратное?

«Правительство Йемена приняло решение вести борьбу с терроризмом посредствам диалога. Ведь терроризм и религиозный фанатизм возникают от незнания и извращенной интерпретации ислама. Мы стараемся объяснить террористам, что все сто четырнадцать сур Корана призывают мусульман к прощению и терпимости к представителям других вероисповеданий. Только в одном единственном стихе упоминается борьба», -

напоминает верховный судья Йемена Хамуд аль Хатари. Он возглавляет комиссию по правам человека в Йемене. Кроме того, вот уже около года шейх является руководителем группы, состоящей из тридцати исламских ученых и теологов, задачей которых является разъяснение фундаменталистам разницы их искаженного понимания ислама и действительного смысла священных текстов.

Около восьмидесяти бывших бойцов Аль Каиды находятся сейчас в тюрьме Йемена. Им, однако, не предъявлено никаких конкретных обвинений, им не угрожают громкие судебные процессы. Правительство решило ресоциализировать этих людей, то есть, вернуть их в русло нормальной общественной жизни.

Для этого бывшим террористам мало просто покаяться. Им необходимо сдать, своего рода, экзамен на пригодность к жизни на свободе. Самое главное условие: прежде чем оказаться на воле, заключенные должны доказать комиссии, что они больше не придерживаются принципов религиозного фундаментализма. Как напоминает шейх Хамуд аль Хатари:

«В Коране абсолютно однозначно сказано: мусульманин не должен вести наступательную войну. Бог не любит тех, кто нападает. То, что религиозные фанатики называют джихадом, вовсе никакой не джихад. Священную войну имеет право объявить только глава государства. И если где-то на планете кто-то и объявляет войну неверным, то это прямо противоречит основным принципам ислама».

Осама бин Ладен призывает всех мусульман к войне против врагов ислама, в особенности против западных стран, проповедующих христианство. Исламским ученым из группы Хамуда аль Хатари стоит немалого труда объяснить закоренелым фундаменталистам, что ислам одинаково терпимо относится и к мусульманам, и к неверным, а войну пророк Мухаммед принимает только, как крайнее средство защиты веры.

«Ислам черпает свое знание из двух источников – Корана и наследия пророка Мухаммеда. Поэтому мусульманин должен прислушиваться только к тому, о чем говорится в этих источниках, а не к тому, что ему внушают псевдоученые, вроде бин Ладена», -

говорит Хамуд аль Хатари.

Метод йеменских властей уже сейчас доказал свою эффективность. В ноябре прошлого года завершилась первая стадия диалога с заключенными террористами. После бесед с коллегами Хамуда аль Хатари тридцать шесть из восьмидесяти исламских фундаменталистов отреклись от своих радикальных убеждений и смогли убедить в этом членов комиссии. После этого они были выпущены на свободу. Но одного доверия ученых, естественно, не достаточно для того, чтобы полностью исключить возможность рецидива со стороны «пациентов». Ведь, оказавшись за стенами тюрьмы, эти люди вновь оказываются лицом к лицу с проблемами, которые привели их в терроризм.

Причина присоединения к Аль Каиде носит далеко не всегда исключительно религиозный характер. Зачастую это просто желание хорошо заработать. Йемен входит в десятку самых бедных стран мира. Бин Ладен же щедро вознаграждает новых рекрутов из мусульманских стран. Поэтому его армия состоит, в основном, из представителей низших слоев общества.

Несмотря на то, что на родине самого бин Ладена, в Саудовской Аравии, от его радикальных взглядов на ислам официально отреклись, жизнь большинства саудовского населения во многом определяют древние мусульманские традиции. Мужчинам и женщинам запрещено появляться вместе в общественных местах, каждый гражданин обязан соблюдать время молитвы и определенный стиль одежды. Женщины, в частности, должны носить длинные платья, платки и паранжу. За выполнением этих ритуалов строго следит специальная полиция нравов.

Публицист Хассан Мустафа уверен, что крайний традиционализм арабских стран во многим тормозит развитие исламского общества, в особенности его культурный уровень

«Театр и музыка у нас практически не развиваются. И мужские и женские роли в театре могут исполнять только мужчины. Женщинам запрещено даже посещать представления. В Саудовской Аравии нет ни консерваторий, ни академий искусств. Причиной этому являются господствующие интерпретации ислама. Одно из таких утверждений гласит, что музыка должна быть вообще запрещена. В стране действует всеобщий запрет для женщин заниматься каким-либо из видов искусства. В оправдание религиозные лидеры утверждают, что отмена этих запретов приведет к распаду общества и его деморализации».

Но если обычный человек на востоке вынужден просто принимать данные запреты, как должное, поскольку особого выбора у него нет, то на западе мусульманам есть с чем сравнивать.

С началом деколонизации в Великобритании в конце пятидесятых годов, когда империя дала независимость большинству своих колоний, в страну приехало большое количество гастарбайтеров из различных стран, в том числе, из мусульманского Пакистана. С годами диаспора разрослась и интегрировалась в общественную жизнь англичан. Тем не менее, законы внутри пакистанских общин остались прежними. Но в эмансипированной Европе проповедникам мусульманского пуризма не всегда удается оградить себя от «пагубного» влияния западной культуры. Тем более, что многие европейские мусульмане не видят ничего плохого во взаимодействии и диалоге культур.

Первые примеры такого взаимодействия уже есть. Недавно на канале ВВС появилась передача под названием «10 вещей, которые вы всегда хотели знать об исламе, но боялись спросить». Ее автор Шазия Мирза, женщина – комедиант, то что у нас принято называть артистом разговорного жанра. Шазия Мирза – пакистанка английского происхождения из весьма религиозной семьи.

«Мои родители очень религиозны. Поэтому я целых два года боялась рассказать им о том, что каждый вечер выступаю на сцене. Они никогда не дали бы своего согласия на то, чтобы я стала актрисой. Тем более, никогда не допустили бы того, чтобы в пакистанской диаспоре кто-нибудь узнал о моих занятиях. Ведь пакистанские мусульмане в Англии живут по своим законам. Они считают, что высшее достижение исламской женщины в Европе – это выйти замуж за человека, которого ей определят родители, когда она еще ребенок. Разумеется, этот мужчина может быть только пакистанского происхождения. Браки с немусульманами у нас запрещены. Женщина дожна только рожать детей и иметь несложную работу, чтобы не мешать мужу», -

напоминает Шазия Мирза

После 11 сентября, когда каждый мусульманин в Европе проходил через полицейские растры на предмет участия в терактах, и среди населения запада росло все большее недоверие к представителям восточной культуры, Шазия Мирза не побоялась сделать первый шаг к примерению двух миров. Правда, для этого, ей пришлось нарушить почти все законы своей общины. Она сняла паранжу, вышла на сцену и просто высмеяла исламский фундаментализм.

«Меня зовут Шазия Мирза, в любом случае, так написано в моем удостоверении пилота».

«В прошлом году, когда я была в Саудовской Аравии, мне рассказали, что там женщинам запрещается водить автомобиль. Неудивительно, из-за паранджи они просто не видят, куда едут. Но в этом обряде есть и свои преимущества: например, все женщины в моей семье могут обходиться одним паспортом.»

Услышать критику ислама из уст мусульманской женщины непривычно даже на западе. Мусульманские же мужчины просто негодуют. Шазии Мирзе несколько раз угрожали расправой. Во время гастролей по Дании ей чудом удалось избежать нападения воинствующих исламистов. Тем не менее, Шазия Мирза считает себя настоящей мусульманкой, свято соблюдающей законы Шариата.

«Я не считаю, что представляю какую-либо угрозу. Мое единственное оружие – это мои шутки. И я понимаю, что этим вызываю к себе ненависть у многих мусульманских мужчин. Они не привыкли к тому, чтобы женщина самостоятельно принимала решения, тем более, чтобы она выходила на сцену и позволяла себе ироничные комментарии по поводу исламских традиций. Но я думаю, что мой пример подстегнет и других женщин, которые до сих пор смотрели на жизнь через щель паранджи глазами своих мужей, сделать что-нибудь самостоятельно. И для этого я избрала самое эффективное средство – юмор. Ведь он всегда побеждает».

В начале 60-х годов руководитель движения за отмену рассовой дискриминации в США Мартин Лютер Кинг сказал: «мирная и невооруженная акция – всегда самая эффективная». Сегодня, несмотря на пропасть, которая пролегла между восточной и западной цивилизациями "благодаря" Осаме бин Ладену и его сторонникам, все больше представителей и той, и другой культуры понимают: насильственными методами эту пропасть можно только увеличить.

Более того, война создаст новую пропасть в самом Ираке и безусловно спровоцирует рост исламского экстремизма. Чтобы понять это, достаточно послушать, например, Вилли Виммера, депутата Бунедстага, члена оппозиционного ХДС. Как известно, эта партия поддерживает линию США. По приглашению халдо-католического патриарха в Ираке Вилли Виммер посетил Багдад, чтобы, как сказал Виммер, вместе с иракскими христианами молиться за мир и попытаться понять ситуацию в стране. Христианские меньшинства (2% населения Ирака) давно нашли определённую форму взаимоотношений с властью и пока речь идёт о выполнении религиозных (христианских) обрядов - проблем у христиан нет.

«Мы были поражены, когда увидели, что в только в Багдаде существуют и активно действуют около 40 христианских общин. Христианские церкви в городе не заметить невозможно. В Турции, которая является нашим партнёром по НАТО и стремится в Евросоюз, такие свободы для христиан немыслимы».

На вопрос о том, существует ли среди иракских христиан страх перед репрессиями со стороны режима Саддама Хуссейна, Виммер ответил:

«Нет, существует другой страх и даже двоякий. Во-первых, страх оказаться под бомбами. Одновременно существует страх перед беззаконием и произволом, которые неизбежно возникнут в ходе войны. Не стоит забывать, что власть в Ираке со времён турецко-османского господства находится в руках сунитского меньшинства (30% населения). Шииты, к которым принадлежит большинство (62%) населения, ограничены в правах. Клан Саддама Хуссейна - это тоже суниты. Естественно, это всё недемократично. Но, если существующие полтора века соотношения сил будут вдруг, силой - в ходе войны - разрушены, страна просто взорвётся. Кровопролитных разборок не избежать. Народ боится именно этого. Безумно боится».

У всех в памяти то, что произошло в 1991 году. Тогда после освобождения американцами Кувейта, шииты, точнее, шиитские военизированные подразделения аль-Бадр под руководством Высшего комитета исламской революции в Ираке, воспитанные в духе исламской иранской революции, подняли на юге Ирака восстание против режима Саддама. Однако, это было совсем не то, чего хотели тогда и хотят сейчас американцы - восстание было проиранским: своими лидерами шииты считают иранских аятолл, провозглашают иранские исламистские лозунги и получают из Ирана пропагандистские материалы, деньги и оружие. Восставшие устроили настоящую резню в стане сунитов и, естественно, тут же лишились всякой поддержки американцев. Тем более, что саудовская аравия заявила и американцам, и Ираку, и Ирану, что не потерпит на своих границах никаких проиранских революционных новообразований. Оставленные американцами, восставшие шииты на юге Ирака были быстро уничтожены Саддамом. Как минимум погибли 30 тысяч человек. 8000 мулл и прочих служителей культа были изгнаны. После этого Саддам решил разобраться с курдами на севере Ирака, но у же в 1993 вновь начались репрессии против шиитов на юге. На сей раз это происходило в рамках гигантской акции по осушению болот на юге. Для этого армия прорыла обводные каналы. Таким образом шиитские деревни были лишены средств и возможностей для жизни. Погибли, бежали или были насильно выселены около полумиллиона человек. После этой мелиоративной операции и объявили американцы и англичане юг Ирака зоной запрещённой для полёта иракских военных самолётов -- как бы для защиты оставшихся шиитов. Однако, не стоит забывать, что юг Ирака - это абсолютно ровная территория, где не может быть никаких партизан. В отличие от гористого севера, где скрываются курдские повстанцы. Иначе говоря, защищать шиитов от налётов иракской авиации нет смысла, тем более, что от ударов иракской артиллерии, танков, пехоты шиитов никто не защищал. А кто знает, о каком государстве мечтают сунитские муллы? И это только часть труднейших аспектов глобального «столкновения цивилизаций» на территории Ирака. К сожалению, эта проблема , которую военным путём не решить, будет беспокоить мир и дальше, а потому мы ещё не раз вернёмся к этой теме.