1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

О забастовках в Германии и конкурентоспособности России

08.08.2007

Сегодня мы поговорим о забастовке в Германии и конкурентоспособности России. В немецком обществе самая главная тема сейчас – это угроза крупнейшей за полтора десятилетия стачки железнодорожников. Суд временно запретил ее проведение, однако профсоюз машинистов локомотивов от своих принципиальных требований отступать не намерен. Вы узнаете, чего именно он добивается от государственной компании Deutsche Bahn. А затем речь у нас пойдет о глобальной конкурентоспособности России. Швейцарский институт IMD утверждает, что по этому показателю Россия быстрее всех догоняет мирового лидера – США. Однако имеются и некоторые весомые «но»…

В это среду миллионы немцев вздохнули с облегчением: суд по трудовым спорам в Нюрнеберге запретил до конца сентября проведение намеченной уже на этот четверг стачки машинистов локомотивов. Свое решение суд обосновал тем, что забастовка в самый разгар летнего отпускного сезона нанесла бы немецкому народному хозяйству слишком большой ущерб. Однако профсоюз уже подал аппеляцию и в худшем - для себя - случае будет ждать начала октября. Забастовка, способная наносить ежедневные убытки в десятки и сотни миллионов евро, не отменена - только отложена, причем не понятно, на сколько времени. В любом случае, просто так отступать от своих требований машинисты не намерены. О том, каковы эти требования, рассказывает наш берлинский корреспондент Никита Жолквер.

Требования машинистов о повышении зарплат на тридцать один процент большинству в Германии представляются совершенно запредельными. В других сферах экономики и, кстати, на той же железной дороге другие категории работников довольствуются прибавкой в два-три, ну, от силы четыре с половиной процента. А тут такие запросы. Хотя зарплаты немецких машинистов и в самом деле не соответствуют возложенной на них ответственности. Потолок – это две с половиной тысячи евро в месяц. После уплаты налогов и прочих отчислений остается чуть более полутора тысяч. Кроме резкого повышения зарплат профсоюз машинистов настаивает и на отдельном тарифном соглашении. Такое требование для «Дойче бан», совершенно неприемлемо, поскольку приведет к расколу многотысячного трудового коллектива железной дороги, а её правлению придется каждый год вести мучительные тарифные переговоры не с одним профсоюзным партнером как сейчас, а параллельно с несколькими – и с машинистами, и со стрелочниками, и с вагоновожатыми, и с вагоноремонтниками. При этом ясно, что разные профсоюзы начнут между собой борьбу за железнодорожную кормушку. Требование отдельного тарифного соглашения для машинистов в «Дойче бан» считают изобретением амбициозного председателя профсоюза. Манфред Шелл на будущий год уходит на пенсию и сам как-то признал, что, цитирую, у него «остался последний патрон». Главный кадровик железной дороги Маргет Цукале:

«У нас такое ощущение, что забастовка должна состоятся во что бы то ни стало. Функционеры профсоюза руководствуются некими организационно-политическими интересами, властными амбициями и ради этого они готовы нанести серьезный ущерб и миллионам наших клиентов, и другим работникам железной дороги.»

Такова точка зрения работодателя. Но вот что удивительно: идею забастовки машинистов в принципе поддержала солидная партия немецких либералов СвДП, представляющая, главным образом, интересы деловых кругов и людей свободных профессий, а вовсе не пролетариата. Однако в требовании отдельного тарифного соглашения либералы усмотрели попытку наконец-то взломать монопольные профсоюзные структуры и положить конец уравниловке на железной дороге, где высококвалифицированных машинистов по сути дела ставят на одну доску с кондукторами. В этом смысле итоги возможной забастовки могут иметь знаковый характер для Германии и повлечь за собой более дифференцированный подход к оплате труда специалистов и неспециалистов в других отраслях. Так что будем внимательно следить за развитием событий: тут все не так просто.

А теперь обратимся к утверждению, что Россия быстрее других стран догоняет Америку – во всяком случае, по такому показателю, как глобальная конкурентоспособность. О том, что в этом утверждении тоже все нее так просто, рассказывает Марина Борисова.

Соединенные Штаты Америки, как известно, являются крупнейшим народным хозяйством планеты. Во многих всемирных рейтингах США также занимают лидирующие позиции. В том числе и в рейтинге конкурентоспособности, который составляет Международный институт развития менеджмента – IMD. В 2007 году США оказались в этом рейтинге вновь на первом месте – как и в прошлом году. Однако наше внимание привлёк другой факт. Дело в том, что Россия объявлена в нынешнем году той страной, которая наиболее быстрыми темпами догоняет мирового лидера. К такому выводу пришли эксперты IMD в его штаб-квартире в швейцарском городе Лозанне. В телефонном интервью «Немецкой волне» Сюзан Росслэ (Suzanne Rosselet ), заместитель директора департамента, отвечающего за составление данного рейтинга, подтвердила:

ROSSELET: Да, это так. Кумулятивный показатель роста для России – около пяти процентов. И ведь речь идет не о росте валового внутреннего продукта, мы говорим о росте, характеризующем развитие в целом конкурентоспособности страны. Для расчета данного показателя была использована статистика за последние десять лет, начиная с 1997 года. Мы сравнили конкурентоспособность всех анализируемых стран за этот период и выявили тенденции роста. Россия стала номером один.

Итак, внесём немного ясности. Речь идет о ретроспективном анализе, который в этом году провели эксперты в Швейцарии. Институт IMD известен, прежде всего, своим ежегодным рейтингом глобальной конкурентоспособности. 55 стран оцениваются по самым разным показателям. Всего учитывается 323 критерия. Так вот, в данном рейтинге Россия заняла в нынешнем году только 43 место. Впрочем, низкие позиции в международных рейтингах – для России не новость. Зато результаты оценки динамики повышения конкурентоспособности за минувшие десять лет явно произвели эффект.

ROSSELET: Россия стала страной, наиболее быстро догоняющей Соединенные Штаты Америки. Причем такая тенденция продолжается. Россия стремительно сокращает отрыв от лидера рейтинга конкурентоспособности. И хотя она до сих пор не входит в десятку лидеров, она на пути в высшую лигу. Так что в мировой экономике намечаются изменения в расстановке сил – как в пользу России, так и ряда других развивающихся стран. Китай и Индия на протяжении последних лет тоже демонстрируют высокие темпы экономического развития. Их роль в глобальной экономике также возрастает.

Впрочем, чтобы догнать и перегнать Америку, быстро развивающиеся экономики должны усвоить одну простую истину.

ROSSELET: Главным вызовом для этих стран в будущем станет поддержание конкурентоспособности. Вопрос ведь не в том, чтобы просто догнать страны из высшей лиги, все сводиться к тому, чтобы там задержаться, то есть обеспечить стабильный рост конкурентоспособности.

Если Россия уже сегодня номер один в гонке за лидером, то напрашивается вопрос: сколько же времени может понадобиться для восхождения на Олимп?

ROSSELET: Вот этого мы как раз и не знаем! Мы можем констатировать, какие тенденции сформировались за последние десять лет, но мы не беремся прогнозировать их развитие в будущем. Консалтинговая компания McKinsey, к примеру, позволяет себе заявлять, что Китай обгонит США к 2040 году. На наш взгляд, такое невозможно предвидеть. Наблюдая за странами, находящимися на разных этапах развития, мы пришли к выводу, что для развивающихся стран, которые начинают с низкого уровня, характерен быстрый рост. Затем наступает переломный этап, после которого вопрос состоит в том, удастся ли сохранить позиции, закрепиться на достигнутом уровне конкурентоспособности?

К примеру, для Великобритании задача состоит сейчас в том, чтобы удержаться в двадцатке. В этом году она заняла 20 место. Япония уже покинула этот список, заняв 24. Надо отметить, что в нынешнем году Китай впервые обошел Японию. Словом, сохранение конкурентоспособности является весьма актуальной задачей для развитых стран.

Конкурентоспособность в рейтинге Международного института развития менеджмента IMD оценивается по четырем группам факторов: «макроэкономическое развитие», «эффективность государственного управления», «эффективность ведения бизнеса», «инфраструктура». В последнее время уже стало привычным, что на макроэкономическом уровне в России всё складывается благополучно. Однако Сюзан Росслэ (Suzanne Rosselet ), заместитель директора департамента, отвечающего за составление данного рейтинга, обращает внимание на такой факт:

ROSSELET: Рейтинг России по макроэкономическому фактору снизился с 44 позиции в 2003 году до 52 в 2007. Это происходило постепенно. 44-е место, 45, 48, 51, теперь – 52. Одна из основных причин – высокий уровень инфляции: примерно 10 процентов. В последнее время наблюдалось улучшение ситуации, но уровень инфляции в России по-прежнему превышает международные стандарты. Есть и проблемы на рынке труда: в последнее время наблюдается высокий уровень безработицы, особенно среди молодежи.

А вот положительно сказывается на макроэкономической ситуации, конечно же, внешняя торговля. Бурный рост экспорта вызван наращиванием внешнеторгового оборота в нефтяном и газовом секторе. Но одновременно сохраняется недоразвитость сектора услуг. Российская экономика нуждается в диверсификации. Она слишком сильно зависит от энергетического сектора. Для того, чтобы войти в высшую лигу, необходимо избавиться от этой зависимости и диверсифицировать экономику в пользу сектора услуг, то есть отраслей с высокой добавленной стоимостью. Ориентир совершенно очевиден: Россия должна двигаться по направлению к экономике, основанной на знаниях. К этому стремятся сейчас все развитые страны.

При оценке эффективности ведения бизнеса в современных российских условиях эксперты института IMD пришли к такому выводу:

ROSSELET: Если проанализировать все 20 категорий данного субиндекса, то становится очевидным, что наиболее низкие позиции Россия занимает по такому показателю, как управление, менеджмент. Здесь необходимо предпринять шаги по повышению профессионального уровня менеджеров, улучшению корпоративного управления, обеспечению транспарентности.

Состояние российской экономики, оцениваемое и по другому субиндексу рейтинга - глобальной конкурентоспособности, также далеко от идеального.

ROSSELET: Повод для критики дает состояние инфраструктуры. Нерешенными остаются проблемы технологической инфраструктуры. Кроме того, в социальной сфере беспокойство вызывают этнические конфликты, социальное неравенство, снижение средней продолжительности жизни. Здесь имеется масса нерешенных задач для руководства страны.

Имеются у России и проблемы с репутацией на международной арене.

ROSSELET: По такому показателю, как имидж страны за рубежом, Россия заняла в нашем рейтинге 51 место из 55. Это, на самом деле, сложный вопрос, какие именно меры должно предпринять правительство, чтобы улучшить имидж государства на внешнем рынке. С одной стороны, очевидно, что здесь уже произошли изменения к лучшему. С другой стороны – за рубежом к России по-прежнему относятся с недоверием. Здесь много противоречий. Пожалуй, улучшение имиджа России могло бы стать одной из основных задач для российского руководства. Но вот вопрос: способствует ли улучшение инвестиционного климата улучшению имиджа? Или, наоборот, сначала надо улучшить имидж, чтобы затем привлечь больше инвесторов?

А кто в деле повышения конкурентоспособности может составить конкуренцию России? На этот вопрос Сюзан Росслэ отвечает так:

ROSSELET: В последнее время часто спорят о том, являются ли Китай и Россия конкурентами. У меня есть сомнения по этому поводу. Думаю, что экономики этих стран имеют принципиальные отличия. У России накоплен огромный опыт в научной сфере. Китаю же потребуется еще много времени, чтобы нарастить свой инновационный потенциал. Россия в этой области, несомненно, продвинулась дальше. На самом деле вопрос в том, удастся ли этим странам диверсифицировать экономику. Если этот процесс завершиться успешно, то им придется конкурировать уже с главными игроками в глобальной экономике.

Короче говоря, индекс глобальной конкурентоспособности института IMD указывает на два факта. Во-первых, современная ситуация в России далека от оптимальной. Во-вторых, достижение глобальной конкурентоспособности является вполне достижимой целью. Главное – правильно определить приоритеты.

ROSSELET: Подводя итоги, можно сделать следующий вывод. Правительству России досталась бурно развивающаяся экономика, теперь всё зависит от того, как оно использует потенциал такого мощного роста. Проблемы, которые стоят сегодня на повестке дня, носят фундаментальный характер: это социальные и экономические диспропорции. Если руководство страны не справится с решением этих задач, то будет подвергнуть риску весь тот успех, которого России уже удалось добиться.