О бунтарях на улицах и киноэкране | Немецкая музыка: от классики до современных стилей | DW | 11.11.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

О бунтарях на улицах и киноэкране

Разделы фельетонов немецких газет публикуют комментарии о причинах бунта молодежи во Франции и не обходят вниманием новый скандальный фильм Ларса фон Триера "Мандерлэй".

default

Сожженые машины на улицах Франции

Авторы статей на тему событий во Франции, опубликованных 10 ноября в Frankfurter Rundschau и Die Zeit - французский философ Андрэ Глюксман и писатель марокканского происхождения Тахар Бен Желун.

Глобальный террор и типично французский нигилизм

Unruhen in Frankreich Gentilly

Стремление к самоубийству перерастает в желание убивать

Через призму философской категории ненависти рассматривает поведение бесчинствующей молодежи философ Глюксман. Он называет их действия самоубийственным поведением, которое переходит в желание разрушать и убивать других. Глюксман видит две причины возвращения насилия в бедные пригороды французских городов. Во-первых, действия террористов, с которыми телевидение ежедневно знакомит молодежь - "Сегодня Багдад - здесь " говорят участники беспорядков во Франции. Во-вторых, типичный нигилизм французов, использующей свое право "вето" при всякой возможности, будь то ЕС, ООН или вопросы всемирной торговли. Эту атмосферу нигилизма, характерную для французской политики и имитируют молодые парни, ставшие погромщиками.

Французы "второго сорта"

Unruhen in Frankreich Kinder Alltag in Clichy-sous-Bois

Французы "второго сорта"?

Глюксман не считает социальный фактор главной причиной беспорядков. А вот Тахар Бен Желун заостряет внимание именно на нем. По мнению писателя, Франция отвернулась от молодых людей, которые считают эту страну своей родиной. Они не иностранцы и не иммигранты, они "французы второго сорта", судьбу которых определяет бедность, нездоровые условия жизни и неприглядная биография. Франция упустила шанс разработать действенную иммиграционную и интеграционную политику в восьмидесятых годах прошлого века, когда были сделаны первые попытки пойти навстречу молодежи из семей иммигрантов.

Unruhen in Frankreich

Виновные должны предстать перед справедливым судом

В то время как министр внутренних дел Саркози называет их "подонками" и делает ставку на репрессии, они обращаются к правоэкстремистским идеям и исламизму. Тяжелое социальное положение, однако, не оправдывает насилия, заключает Тахар Бен Желун. Виновные должны предстать перед судом, подчеркивает писатель, но перед таким судом, приговор которого не известен заранее.

Две стороны рабства в фильме Триера

Filmstill aus Manderlay, Lars von Trier

Сцена из фильма "Мандерлэй"

Разделы культуры немецких газет не обошли вниманием и новый скандальный фильм известного датского режиссера Ларса фон Триера. "Мандерлэй" является вторым фильмом в "Американской трилогии" режиссера. В нем автор рассуждает о зависимости человека от человека, выбирая для этого две плоскости: социально-политическую - рабство, и сексуальную - садо-мазохистские фантазии.

Filmstill aus Manderlay, Lars von Trier

Хотят ли эти рабы, чтобы их освободили?

"На игровом поле счастливых рабов" - в статье под таким заголовком о фильме Триера рассуждает Гертруд Кох в газете Tageszeitung. Критик считает, что мазохизм представлен в фильме с точки зрения философии счастья в духе диалектики господства Мишеля Фуко и де Сада.

Моралист, бунтующий против морали

Lars von Trier in Cannes

Автор манифеста "Догма" Ларс фон Триер

Сложный философский дискурс, предложенный Кох, прекрасно дополняет откровенное, порой ерническое, но, в общем, весьма информативное интервью с Ларсом фон Триером в Die Zeit. Здесь режиссер предстает перед нами моралистом, в своих работах бросающим вызов собственным этическим представлениям, исследующим несоответствием между философией и действительностью. Благие намерения далеко не всегда ведут к добру, считает Триер, а люди, питающие их, легко манипулируемы, а значит, опасны.

"В моей семье были очень четкие представления о том, что хорошо и что плохо, что является китчем, а что хорошим искусством. Своей работой я ставлю все это под вопрос. Я провоцирую не только других, я сам постоянно объявляю войну себе, моему воспитанию, ценностям. И я атакую философию "хорошего человека", которая царила в моей семье." (ос)

Контекст

Культура и стиль жизни