1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

О Брехте вчера и сегодня

14 августа исполнилось 50 лет со дня смерти Бертольта Брехта. Волна беспрецедентной «брехтомании», охватившей Германию в эти дни, доказывает, что его наследие сегодня актуально, как никогда.

default

Бертольд Брехт в 1947 году

- Его смерть стала для меня буквально ударом дубины по голове, - вспоминает Регина Лютц, актриса созданного Брехтом театра «Берлинский ансамбль» и одна из его последних возлюбленных.

Кончина 58-милетнего драматурга, режиссера, поэта стала неожиданностью не только для нее, но и для всей общины единомышленников и соратников, которых Бертольт Брехт собрал вокруг себя в Берлине. В 1949 году он впервые ступил на немецкую землю после 15 лет вынужденной эмиграции. В активе у Брехта было совсем немного:

«Мне нужно еще десять лет…»

Admiralspalast in Berlin Die Dreigroschenoper

"Трехгрошовая опера" на сцене Адмиралтейского дворца в Берлине

«Трехгрошовая опера» - успех двадцатилетней давности, всеми изрядно забытый. Несколько дюжин опубликованных эссе и стихотворений. Неудачная попытка голливудской карьеры. Изгнание из Америки за коммунистические взгляды. Потеря друзей и любимых, погибших как от рук нацистов, так и в сталинских лагерях. И – семь чемоданов рукописей с неопубликованными рукописями и непоставленными пьесами.

«Мне нужно еще десять лет», - сказал Брехт в 1949 году. Жизнь отпустила ему всего семь. Он многого не успел, но успел главное: создать театр, который продолжал жить после его смерти.

«Мамаша Кураж», «Кавказский меловой круг», «Жизнь Галилея», - пьесы и стихи Брехта не только не утрачивают своей актуальности. Напротив: они, как хорошее вино, становятся со временем все лучше. Из них как будто уходят «сивушные масла» сиюминутной политической актуальности, а остается крепость непреходящей важности тем (свобода и несвобода, война и мир, эгоизм и ответственность) и – аромат высокой поэзии.

Наверное, именно этим объясняется невероятный размах нынешних юбилейных празднований: теле- и радиоканалы посвящают Брехту не часы, но целые дни вещания, газеты – не полосы, но развороты подробных публикаций. Брехта ставят, экранизируют, читают, поют и - обсуждают, осуждая или хваля. Благо, поэт оставил изрядно поводов и для того, и для другого.

Bertold Brecht

В 1918 году

Не будем же забывать его просьбу:

Мы, готовившие почву для всеобщей приветливости,
Сами не могли быть приветливы.
Но вы, когда наступит такое время,
Что человек станет человеку другом,
Подумайте о нас
Снисходительно.