1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Ошский синдром отозвался в Пекине

Китай как один из главных геополитических игроков в Центральной Азии обеспокоен дестабилизацией на юге Киргизии. В первую очередь, это вызвано опасением, что "ошский синдром" отзовется в уйгурской провинции КНР.

Ош, июнь 2010

Ош, июнь 2010

Накаленная обстановка в Киргизии по-прежнему оставляет актуальным вопрос о помощи республике из-за рубежа. Среди стран, которые могли бы способствовать стабилизации ситуации чаще всего называются Россия, Казахстан и Узбекистан, иногда - США. Меньше говорится о Китае, хотя именно он в течение последних двух десятилетий создал - по мнению многих специалистов - наилучшие возможности для оказания влияния на Киргизию за счет активных инвестиций, бизнеса, за счет растущей популярности программ обучения китайскому языку в институтах Конфуция, и так далее.

Киргизия - мостик для увеличения стратегического влияния Китая

С точки зрения природных ресурсов Киргизия не стоит в списке региональных приоритетов КНР на первом месте, однако, по словам эксперта берлинского "Фонда науки и политики" Бернта Бергера (Bernt Berger), Китай имеет интерес к участию в гидроэнергетических проектах в Киргизии. Кроме того, китайские предприниматели нацеливаются на месторождения различных металлов в Киргизии - цинка, железа, вольфрама. Китай начал инвестировать в инфраструктуру, связанную с их добычей.

Если учесть, что гидроэнергетика - это стратегический вопрос для всего региона, то можно говорить о том, что Киргизия, несмотря на свою бедность такими природными ресурсами как нефть или газ в сравнении с Казахстаном, Туркменией или Узбекистаном, играет роль удобного "мостика" для постепенного наращивания влияния Китая во всем регионе. В этом контексте эксперты рассматривают и активное участие Пекина в проектах по строительству магистральных путей сообщения в Центральной Азии. Эти проекты, естественно, включают и Киргизию.

Перспектива дестабилизации и Синьцзянь

Нынешние события на юге Киргизии в Пекине восприняли с особой озабоченностью. Однако в первую очередь, руководство КНР беспокоит сейчас не столько осложнение экономической кооперации с Бишкеком, сколько перспектива дальнейшей дестабилизации как раз в тех районах, которые находятся вблизи китайского Синьцзянь-уйгурского автономного региона. Эта автономия давно отнесена специалистами по терроризму к так называемой "дуге кризиса", по которой активность террористических и подпольных групп различной направленности волнами перетекает из одних стран, расположенных на этой дуге, в другие.

Карта Киргизии

Карта Киргизии

В Синьцзяне проживают мусульмане уйгуры, там сильны сепаратистские настроения и в целом недовольство политикой центрального правительства КНР, и там, согласно данным специалистов по борьбе с терроризмом, имеют возможность пополнять людские ресурсы различные экстремистские организации, включая, к примеру, "Исламское движение Восточного Туркестана".

Синьцзянь является постоянной головной болью правительства в Пекине, и события в Киргизии, граница которой с СУАР составляет более 800 километров, эту головную боль усиливают, особенно, учитывая тот факт, что в 2009 году в этом автономном округе произошли кровавые беспорядки, также как и в нынешней Киргизии имевшие под собой этническую почву.

Террористы вернутся в Киргизию, а оттуда в Синьцзянь

"Если сейчас положение в Киргизии выйдет из под контроля, террористические группы, которые в последнее время под давлением силовых структур были выдавлены из Киргизии в Пакистан и Афганистан, смогут быстро вернуться в Киргизию. Среди них "Исламское движение Восточного Туркестана". Через два легко преодолеваемых пограничных перехода они без больших проблем могут оказаться в СУАР", - говорит Пань Чжи Пин, эксперт по Центральной Азии Академии общественных наук в Урумчи.

В 2002 - 2003 годах в Киргизии был совершен целый ряд нападений и убийств китайских бизнесменов. Спецслужбы Киргизии и Китая говорили о наличии связи между бандитами, совершившими эти преступления, и террористическими организациями, в частности, "Аль-Каидой". Впрочем, эта точка зрения силовиков подвергалась сомнению как со стороны независимых экспертов по терроризму, так и правозащитников. Что касается упомянутой экспертом организации "Исламское движение Восточного Туркестана" - то ее цель - отделение уйгурской провинции от Китая методами террора и партизанской войны и создание в СУАР исламского государства.

Бизнес под угрозой

Конечно, события на юге Киргизии напрямую поставили под угрозу и бизнес, который вели в республике предприниматели из КНР, и их личную безопасность. Ош, ставший эпицентром погромов и мародерства, для китайских торговцев служил основным терминалом, куда они привозили свои товары и откуда затем распространяли их не только по всей Киргизии, но и в соседние с ней республики региона - Таджикистан, Казахстан, Узбекистан. Сейчас никакие торговые операции через Ош не проводятся, использовать его как терминал для грузов опасно. Сами же торговцы из Китая в основном покинули Киргизию. По данным СМИ, после начала беспорядков из Оша самолетами были вывезены около 1300 граждан Китая. Эта эвакуация была осуществлена силами китайских военных.

Также в Пекине сейчас задумались о целесообразности инвестиций в строительство транспортных магистралей (осуществление этих масштабных проектов требует сравнительно высокого уровня безопасности в республике), и, в первую очередь, железной дороги, ведущей из Китая в Узбекистан через Киргизию.

Беспорядки в Синьцзяне, июль 2009 года

Беспорядки в Синьцзяне, июль 2009 года

Однако возможности влияния на ситуацию в соседней республике у Китая, как и у России и Узбекистана, оказались ограничены. По словам эксперта берлинского "Фонда науки и политики" Бернта Бергера, "Киргизия - это большая проблема для Китая. Но Пекин не хочет вмешиваться во внутренние дела этой страны, хотя ситуация там в последние годы сложилась очень сложная. Сейчас эту ситуацию определяет конфликт двух этнических групп, на который КНР имеет очень слабое влияние. Но, с точки зрения долгосрочной перспективы, Пекин желает, чтобы Киргизия оставалась стабильной".

Китай вмешиваться не станет

Возможный рычаг для воздействия на ситуацию в Киргизии Пекин мог бы искать в организации ШОС, куда, помимо Китая, входят и Россия, и Узбекистан, и все другие страны, соседствующие с Киргизией. Но, по словам эксперта Академии общественных наук в Урумчи Пань Чжи Пина, "Шанхайской организации сотрудничества для вмешательства в ситуацию в Киргизии не хватает правовых оснований и механизмов. Китай не станет вмешиваться в этот конфликт. КНР может только усилить контроль на границе с Киргизией и осуществлять поставки гуманитарной помощи. А введение в Киргизию миротворцев возможно только под мандатом ООН".

Авторы: Хай-е Цао, Виталий Волков
Редактор: Михаил Бушуев

архив

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме