1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука

Очистим Мексиканский залив коктейлем из бактерий!

Почти два месяца прошло с тех пор, как в Мексиканском заливе взорвалась и затонула нефтяная буровая вышка Deepwater Horizon. С тех пор нефть изливается в море, а эксперты не знают, как положить конец этой напасти.

Нефтяной фонтан из аварийной скважины

Экологическая катастрофа, разразившаяся в результате взрыва в Мексиканском заливе буровой вышки Deepwater Horizon почти два месяца назад, не только повергла в шок руководство концерна BP, но и вызвала растерянность среди ученых и экспертов. До сих пор все попытки остановить или существенно ограничить истечение нефти из поврежденной скважины в море успехом не увенчались. Похоже, специалисты просто не знают, что делать.

Атомной бомбой - по аварийной скважине?

Концерн ВР даже учредил на своем сайте в интернете специальный форум, на котором все желающие - от университетов и промышленных фирм до частных лиц - могут выложить свои рецепты обуздания нефтяной стихии. От спасителей человечества просто отбоя нет: поступило уже более 25 тысяч предложений, включая такие экзотические, как идея заткнуть скважину на дне моря взрывом атомной бомбы.

Некоторые из предложений - к счастью, не связанные с атомной бомбой, - концерн ВР намерен даже претворить в жизнь, поскольку его собственные идеи - установка стального колпака над подводным нефтяным фонтаном или использование специального цементирующего бурового раствора для закупоривания аварийной скважины - оказались более или менее бесплодными.

Правда, на днях техникам концерна все же удалось с помощью роботов отрезать выходящую из аварийной скважины буровую трубу и разместить на срезе специальный сифон, позволяющий уводить некоторую часть вытекающей нефти в резервуар находящегося на поверхности танкера. Однако подлинный успех в борьбе с экологической катастрофой сможет дать лишь бурение разгрузочных скважин рядом с аварийной, но на это уйдут месяцы. Пока же загрязнение акватории Мексиканского залива и побережья штатов Техас, Луизиана, Миссисипи, Алабама и Флорида продолжается.

Надводная пена и подводная взвесь

Впрочем, остановить дальнейшее истечение нефти в море - лишь одна часть задачи. Что-то ведь надо делать с той нефтью, что уже вытекла, а это десятки тысяч тонн. Кроме того, здесь обнаружены и совершенно новые, ранее никогда не наблюдавшиеся формы загрязнения. Например, низкоконцентрированные взвеси в толще воды, образующие своего рода невидимые подводные нефтяные облака протяженностью во много километров.

Сегодня концерн ВР распыляет огромное количество специальных химикатов-диспергентов, причем не только на поверхности воды, но и в ее толще, что ранее никогда не делалось. Однако эти вещества сами по себе очень токсичны и нередко наносят окружающей среде больший вред, чем собственно нефть, вызывая, например, массовую гибель икры креветок и рыбьего молодняка.

Как обычно в подобных ситуациях, для сбора нефти с поверхности воды в Мексиканском заливе были использованы боновые заграждения и вещества-абсорбенты (целлюлозное волокно, волосы). Это дало положительный эффект, однако его явно недостаточно. От контролируемого сжигания нефти концерну ВР из экологических соображений пришлось отказаться. Зато он закупил теперь специальные центрифуги-сепараторы для очистки воды от нефти - сразу 32 штуки.

Голливудская звезда в борьбе с нефтью

Эти устройства разработаны и производятся фирмой, основателями и владельцами которой являются голливудская знаменитость Кевин Костнер (Kevin Costner) и его брат-ученый. Но самой перспективной - и в то же время самой спорной - является идея использования для биологического разложения нефти специальных штаммов бактерий.

Обширное собрание таких штаммов имеется, например, в Германии, в Институте микробиологии при Грайфсвальдском университете. Их собирают и хранят здесь с 70-х годов прошлого века. "Эти микроорганизмы впервые были обнаружены в 20 - 30-е годы, сперва в Германии, потом в США, - говорит профессор Фридер Шауэр (Frieder Schauer). - Поначалу они воспринимались как некий курьез - бактерии, питающиеся не белками или сахарами, а свечным стеарином, парафином, минеральными маслами. Но потом оказалось, что эти микроорганизмы распространены весьма широко". То есть движущей силой самоочищения природы, ее регенерации являются бактерии. Значит, их можно целенаправленно разводить и использовать в нужное время в нужном месте.

Искусственная биодеградация: да или нет?

В каких же условиях эти микроорганизмы наиболее эффективны? "Первое, что им совершенно необходимо, - это кислород, - говорит профессор Шауэр. - Скажем, если на море сильное волнение, биодеградация нефти идет гораздо быстрее, чем в штиль. Второй важный фактор - это дисперсность нефти. Нефть должна быть максимально раздробленной. С толстыми плотными слоями бактерии справляются гораздо хуже, чем с мелкими капельками. И, наконец, им нужны азот и фосфор. Там, где много нефти, эти элементы обычно в дефиците".

Поэтому в загрязненные нефтью акватории можно было бы внести азотистые и фосфорные удобрения. Это ускорило бы ее расщепление микроорганизмами. Мало того, ряд ученых даже выдвинул идею доставить в Мексиканский залив соответствующие бактериальные культуры цистернами. Однако эту идею все же отвергли. Во-первых, слишком дорого. А во-вторых, непонятно, какие именно бактерии оптимально подходят для решения поставленной задачи.

"Проблема биодеградации нефти в том, что нефть состоит из более чем двух тысяч отдельных химических соединений, - говорит профессор Шауэр. - Между тем, каждый вид бактерий справляется всего лишь с несколькими десятками соединений. Таким образом, для действительно эффективного расщепления нефти нужно сочетать разные виды микроорганизмов, причем в оптимальных пропорциях".

Однако до создания такого, как выражается профессор Шауэр, "супер-коктейля" еще очень далеко. К тому же многие эксперты считают, что оптимальный способ борьбы с нефтяной напастью - это не вмешиваться в естественные природные процессы, доказавшие свою эффективность на протяжении многих миллионов лет.

Автор: Владимир Фрадкин
Редактор: Дарья Брянцева

Контекст