1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Очередной раскол в рядах узбекской оппозиции

ТАШКЕНТ. В четверг стало известно, что не признанная властями Узбекистана «Демократическая партия «Эрк» намерена провести 22 октября в столице республики свой 5 съезд. Подробности – в репортаже Юрия Черногаева:

Как заявил «Немецкой волне» генеральный секретарь партии Атаназар Орифов, хотя съезд будет проведен без согласия местной администрации, законодательство республики партия намерена соблюдать. Атаназар Орифов и другие члены центрального совета партии вообще считают, что «Эрк» существует легально, поскольку судебного решения о запрете партии нет. Партия лишь не прошла в 1993 году обязательную перерегистрацию. Атаназар Орифов утверждает, что с тех пор партия проделала определенный путь в своём политическом развитии, однако основная цель, зафиксированная в уставе не изменилась. Это – построение в Узбекистане демократического государства. При этом Орифов заявил, что «не надо ворошить прошлое, мы рады, что число случаев политических репрессий уменьшается и понимаем, что правительство стремится к экономическим реформам». Однако политическая платформа, представляемая Орифовым оспаривается представителями Ферганского, Кашкадарьинского и других областных комитетов партии «Эрк». Председатель Ферганского обкома Иномджон Турсунов заявил «Немецкой Волне», что нынешнее руководство изменило основным принципам оппозиционной партии, уничтожило внутрипартийную демократию и «на сегодняшний день «Эрк» более всего напоминает КПСС». По словам Турсунова и его сторонников, согласно уставу руководство «Эрк» избирается на три года, а поэтому и генсек Атаназар Орифов, и проживающий в эмиграции председатель партии Салай Мадаминов, известный под псевдонимом Мухаммад Салих, ещё в 1996 году потеряли право руководить партией. Тем не менее, юристы, приглашённые «Эрк» уже начали переговоры с органами республиканской юстиции о пересмотре вынесенного Мадаминову приговора по обвинению в террористической деятельности, что позволило бы оппозиционеру вернуться в Узбекистан.