1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Очередной процесс против узбекского правозащитника

Правозащитника обвинили в клевете

Самаркандский городской суд по гражданским делам признал виновным в распространении клеветнических материалов руководителя незарегистрированного центра правозащитных инициатив Самарканда Камильжона Ашурова. Согласно решению суда, за статью в Интернете, в которой автор поставил под сомнение легитимность полномочий Ислама Каримова на посту президента Узбекистана, правозащитнику предстоит выплатить около 2 млн. сумов штрафа. В публикации, которая послужила поводом к началу судебного процесса, Камильжон Ашуров использовал результаты социологического опроса, проведенного им ещё в 2002 году. Тогда автор задавал вопрос своим респондентам о том, что они думают по поводу проведения референдума о продлении президентских полномочий Ислама Каримова. Среди тех, кто давал интервью Ашурову, были и сотрудники самаркандской типографии. Директор этой типографии, а также представитель местного комитета по правам человека, которые, кстати, не имели к статье никакого отношения, тем не менее, решили подать на ее автора в суд, обвинив его в клевете. Они утверждают, что интервью Ашурову никто не давал. Сам Ашуров объясняет их действия так:

- У меня своя рассылка имеется, я написал статью и отправил по рассылке. Статью я назвал «Ныне в Узбекистане такие времена». В Интернете эта статья появилась под другим заголовком, она была переименована таким образом: «Будет ли конец монархии Каримова? В Узбекистане наступили тяжелые времена». Понимаете, такой заголовок любому человеку в Узбекистане покажи, они будут все отрицать, дескать, мы не давали таких интервью. Кроме того, статья появилась в Интернете в январе этого года, вся кампания против меня началась в марте.

Камильжон Ашуров решение суда считает несправедливым, а процесс – заказным. Он поясняет:

-Исковое заявление дается от имени организации, работники которой давали мне интервью по поводу референдума, который проходил в Узбекистане в январе 2002. В своем заявлении они говорят, что я нанес им материальный и моральный ущерб. Но ведь если гражданин высказывает свое мнение, которое отличается от официального, докажите какой в этом случае будет нанесен вред. Я сказал, что у меня сохранились кое-какие диктофонные записи других сотрудников типографии, которые давали мне интервью. Судья сначала согласился, потом перенесли слушание на следующий день. Сегодня все выступили против прослушивания. Судья явно в пользу истцов вынес определение, что нет необходимости слушать эти записи. Я спросил, как я могу себя защитить. Но мне сказали, что для того, чтобы опубликовать или взять интервью необходимо разрешение. Представляете, какой абсурд! Они думали, что не сохранились наши архивы, ведь прошло более пяти лет. Но архивные данные и записи по этому делу сохранились. Но одно интервью не сохранилось. На этом основании они провели всю эту кампанию. Женщина, у которой я брал это интервью, утверждает, что ничего мне не говорила. Кто прав? Как можно определить? Я считаю, что это заказной процесс.


Камильжон Ашуров утверждает, что давление на него начали оказывать сразу после размещения статьи в Интернете. По его словам, предпринимались попытки запугать его.

- С марта месяца против меня было организовано пять провокаций. Так, например, в мечети, которая расположена недалеко от моего дома, во время пятничной молитвы, на которую собираются сотни людей, меня обвиняют в шпионаже, в отречении от ислама, меня избивают. А потом вот этот суд. Я понимаю, что я ничего не добьюсь здесь. Но через три дня я возьму судебное решение и намерен довести это дело до комитета ООН по правам человека.

Напомним, что в законодательстве Узбекистана сложилась парадоксальная ситуация. Так, согласно Конституции, срок полномочий президента Узбекистана Ислама Каримова уже давно истек, а именно 22 января. Следующие президентские выборы должны состояться в конце декабря текущего года.