1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

"Очень странное дело", или Как политологи восприняли арест Алексея Улюкаева

"Политика спецопераций", "удар по репутации правительства", "очень странное дело" - наблюдатели по-разному оценивают историю с арестом экс-министра экономразвития РФ Алексея Улюкаева.

У министра экономического развития России Алексея Улюкаева во вторник, 15 ноября, не было обычного рабочего дня. Вместо этого он говорил со следователями, а затем с судьями Басманного суда Москвы о вменяемой ему в вину взятке в размере 2 миллионов долларов. Якобы эти деньги он шантажом пытался получить у госкомпании "Роснефть" за то, чтобы она получила его одобрение на покупку "Башнефти". Своей вины Улюкаев не признал, и, по словам своего адвоката Тимофея Гриднева, назвал случившееся "провокацией в отношении государственного чиновника". По решению суда Улюкаев посажен под домашний арест. Вечером 15 ноября он был также освобожден от занимаемой должности.

В официальную версию о взятке трудно поверить и многим политологам, в том числе тем, кого опросила DW. История со взяткой - "топорная работа", когда "в кучу свалены противоречащие друг другу обстоятельства", как сказал в интервью DW Георгий Сатаров, президент российского фонда прикладных политических исследований ИНДЕМ.

"Унизительно маленькая взятка"

"Начнем с самого простого: 2 миллиона долларов - это унизительно маленькая взятка в России для должностного лица столь высокого уровня", - сказал Сатаров.

Георгий Сатаров

Георгий Сатаров

К тому же, по его словам, "на таком уровне приняты другие формы выражения благодарности". "Сам момент взятки странный - когда сделка уже завершена, да еще в условиях шантажа. Потом, ну где Сечин с его влиянием на силовые структуры, способный в любой момент потребовать у президента для "Роснефти" несколько триллионов рублей из бюджета, а где - маленький Улюкаев", - заметил Сатаров.

"У нас нет никаких фактов", - говорит Глеб Павловский, глава российского Фонда эффективной политики. Все, что публично известно, отмечает политолог, это то, что "президент РФ вместе с "Роснефтью" месяцами вел разработку министра собственного правительства, а это политически аморально". По его словам, если министру нельзя доверять, то его нельзя оставлять на посту. "Официально говорится, что ФСБ разрабатывал министра в течение года, когда еще никакой сделки не было", - обращает внимание на это сообщение и Юлиус фон Фрайтаг-Лорингховен (Julius von Freytag-Loringhoven), глава московского бюро немецкого Фонда имени Фридриха Наумана (Friedrich-Naumann-Stiftung). "Это очень странное дело", - считает он.

Глеб Павловский

Глеб Павловский

Какие-то основания для задержания должны были быть, сомневается директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко, предлагая не спешить с выводами: "Мы не знаем всей фактуры: если министра "писали" целый год, то что он наговорил?"

Как понимать случившееся

Ультраконсервативные политические силы в России празднуют удар по Улюкаеву, считая его началом давно назревшей атаки на либералов в правительстве, отмечает фон Фрайтаг-Лорингховен, "но я полагаю, что речь идет о каком-то личном конфликте лояльности". Такого же мнения придерживается и российский экономист Андрей Мовчан. Искать надо не в бизнесе и не в политике, а "в личных отношениях с кем-то крайне важным", - написал Мовчан в сети Facebook. В версию целенаправленного удара по либералам в руководстве страны со стороны силовиков Минченко не верит: "Про либералов это вообще миф, их нет, как еще Пелевин убедительно показал".

Георгий Сатаров считает наиболее логичной версию, что выгоду от задержания Улюкаева получает "тот, кого выгораживает следствие", то есть "Роснефть". Павловский называет эту версию несостоятельной: "Я бы с удовольствием почитал такую историю в стиле Александра Дюма, но тут не совпадают факты". На месте Улюкаева, по его мнению, мог бы оказаться любой.

Отчетливый сигнал

Опрошенные наблюдатели сходятся в том, что, хотя обстоятельства задержания остаются неясными, элитам послан ясный сигнал. "Это сигнал достаточно отчетливый, что профессионалам с этой сворой чекистов бессмысленно иметь дело", - говорит Георгий Сатаров.

"Это очень опасный сигнал. Лояльным людям надо быть постоянно готовыми, что сегодня любого могут приласкать, а завтра - арестовать. Это делает политическое будущее неясным", - говорит Глеб Павловский. Он назвал задержание Улюкаева "политикой спецопераций", проводимой для наращивания "политической волатильности". "Власть не может себе позволить массовые репрессии", поэтому осуществляет отдельные "неспровоцированные" акции устрашения, заключил политолог.

Без последствий для других

Арест Улюкаева является ударом по репутации всего кабинета министров, но непосредственных последствий для правительства Медведева Евгений Минченко не ожидает. "Для Медведева последствия определяет только Путин, и уж точно это никак не связано с судьбой Улюкаева", - согласен и Сатаров. "Позиция Медведева полностью зависит от лояльности к Путину, так что никто не спешит спекулировать о его отставке, но бросается в глаза, как активно ведутся перестановки в руководстве страны - важные посты как в кремлевской администрации, так и в правительстве перераспределяются", - заметил фон Фрайтаг-Лорингховен.

Смотрите также:

 

Смотреть видео 01:55

Шок и недоумение – немецкая реакция на "дело Улюкаева" (15.11.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме