1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Очаг болезни

Туберкулез – болезнь, к 21-му веку досконально изученная.

Туберкулез – болезнь, к 21-му веку досконально изученная, методы ее одоления хорошо известны, препараты не столь дороги, профилактика теоретически достаточно проста. Отдельные случаи туберкулеза встречаются даже в развитых странах, но информация о вспышках этой болезни обычно сама по себе является индикатором серьезных недостатков в социальной сфере того или иного государства. Если же появляются сведения о широком распространении туберкулеза, то это говорит о кризисе здравоохранения в стране, и о попустительстве властей в отношении к населению. Представители международных правозащитных организаций многократно заявляли о пренебрежении руководством Туркмении проблемами социальной сферы. Следствием этого стало наступление на республику опасной болезни - туберкулеза.

Как сообщала корреспонденту «НВ» Оразу Сарыеву сотрудница министерства здравоохранения Туркмении:

МЗ: Этой эпидемией охвачена вся Туркмения. В целом недоедание, бедственное положение народа – это дает толчок. Очаги туберкулеза – это Арал и заключенные, которые после амнистии приносят туберкулез в семью. Чем людей кормят в зонах? Тем, что родственники принесут. А ведь не каждый имеет такую возможность. Каждый год по девять, десять тысяч возвращаются по амнистии, и приходят в семьи с открытой формой туберкулеза. А в семье не менее десяти человек. Так что, считайте, каждый получает открытую форму. В Ашхабаде был туберкулезный диспансер, но он закрыт, переведен в Душак. Естественно, туда ашхабадские специалисты не поедут. А крупных специалистов вообще не осталось. Это были русскоязычные, и туркменская интеллигенция. В основном разъехались в Россию, насколько я знаю. Медоборудование в плачевном состоянии, это все, что осталось от Советского Союза. Была американская программа по лечению туберкулеза, тем, кто под нее попадали, повезло, им давали и лекарства, и проводят профилактику, и лечат.

Слова сотрудницы туркменского Минздрава дополняет один из туркменских журналистов (его слова из-за плохого качества записи зачитает диктор):

МЗ: Сейчас больных туберкулезом очень много. В Ашхабаде таких больных вообще уже даже не принимают в больницы, за исключением тех случаев, когда они готовы заплатить за это. Я знал человека, который обратился в медицинское учреждение, и ему сказали: пожалуйста, ложитесь. Если есть материальная поддержка, то мы нужные лекарства достанем. У нас самих лекарств нет. В Мары, в Чарджоу, в Байрам-Алле, в Ташаузе ситуация такая же, никто просто так им помощи не оказывает. Один мой знакомый умер от туберкулеза. Он сидел в тюрьме, и люди знали, что он болен туберкулезом, но в отправке в диспансер ему отказали, и он умер. Очаги распространения этой болезни, я считаю – это тюрьмы. Причины следующие: сначала пачками людей сажают туда, а потом пачками выпускают больных туберкулезом. Это приводит к умножению болезни.

В Байрам-Алле есть детский республиканский туберкулезный диспансер, так там он уже три года вообще бездействует. И еще одна причина – это, если вы помните, сокращение медицинских работников, закрытие больниц, отсутствие лекарственных препаратов. А у тех лекарств, которые привозят из Ташкента, сроки годности давно вышли.

Как могло сложиться такое положение? Один из ведущих туркменских специалистов по борьбе с туберкулезом в интервью корреспонденту «НВ» Оразу Сарыеву говорит:


АР: Проблема с туберкулезом остро обсуждалась еще в 80-е годы. Тогда ученые обнаружили в соляной пыли высыхающего Арала палочку Коха. Была разработана специальная программа для Приаралья. В советских газетах об этом писали. В Ташаузской области был построен туберкулезный лечебно-диагностический центр, где одновременно могли лечиться до 30 детей и более 70 взрослых.

В Туркмении существовал специализировавшийся на туберкулезе институт имени С.Дурсуновой. При нем был республиканский детский диагностический лечебный центр, где лечили и проводили диагностики более 100 детей одновременно. Во всех областных центрах была туберкулезные диспансеры, и, кроме того, в Байрамаллинском районе был детский туберкулезный санаторий. До 2002 года туберкулезный центр работал в Ашхабаде, но потом его перенесли на периферию, работа других центров сошла на нет. В настоящее время в помещении бывшего республиканского туберкулезного центра в Ашхабаде группа иностранных врачей по программе ВОЗ осуществляет программу лечения туберкулезных больных, но она охватывает мизер. В колониях врачебное наблюдение за больными туберкулезом и проведение диагностики – это исключение из правил. Очаги туберкулеза следственные изоляторы, колонии, тюрьмы. В следственных изоляторах при поступлении любого заключенного в рамках проверки на СПИД берут кровь одним и тем же шприцем, только лишь промывают шприц хлоридом и заново используют его.

По поводу статистических данных о больных туберкулезом в Туркмении источник в министерстве здравоохранения сообщил нашему корреспонденту Оразу Сарыеву, что подсчет выявленных больных ведется, но данные эти имеют закрытый характер. В то же время, они все равно не отражают реальности, поскольку, как утверждает источник, в течение последних трех лет среди населения укрепилась тенденция вообще не обращаться к медикам, в том числе и с туберкулезом.

А что же власти? Корреспондент «НВ», ссылаясь на источник в окружении президента страны С.Ниязова, сообщает, что глава государства, вернувшись на прошлой неделе из поездки в Пекин, сообщил о планах закупки в Китае лекарств и оборудования для диагностики и лечения туберкулеза. Но когда это произойдет, и не станет ли эта акция очередной «потемкинской деревней» - на этот вопрос корреспондент «НВ» ответа пока не получил.