1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

От Христа к Аллаху и обратно

27.09.2007

Сегодня главная наша тема - отношения между религиями. Мы познакомимся с немцем, принявшим ислам и турчанкой, перешедшей в христианство.

default

Но сначала давайте посмотрим, что такое «неделя межкультурного общения», или, как её ещё иначе называют «неделя иностранных сограждан». Её ежегодно совместно проводят Евангелическая и Католическая церкви в Германии. В этом году главная тема - диалог с исламом.

Давайте, прежде всего, посмотрим, как разделяется население Германии по конфессиональному признаку. Примерно треть - протестанты, ещё треть - католики, остальные - либо неверующие, либо принадлежат к другим конфессиям. Православных в Германии около миллиона - в основном это этнические греки, русские и сербы. По нескольку сот тысяч буддистов и иудеев. Все цифры оценочные, приблизительные. Последняя перепись проводилась в 1987-ом году, а с тех пор многое изменилось. В частности, резко возросло число мусульман. Сейчас их в Германии проживает 3 миллиона 200 тысяч. Это наглядно отражается и в облике немецких городов: наряду с мусульманскими молельными помещениям в последние годы построено около 150 настоящих мечетей с куполами и минаретами. Ещё 100 сейчас находятся в стадии планирования или строительства. Поэтому решение сделать главной темой «недели межкультурного общения» диалог с мусульманами представляется вполне логичным. Но зачем она вообще нужна, эта неделя? Генеральный секретарь немецкого совета евангелических христиан Эллен Убершер отвечает на этот вопрос так:

«Нам нужна «неделя межкультурного общения», чтобы познакомить друг друга со своей культурой, чтобы получить представление о других традициях и обычаях, других взглядах. Причём это касается как обыденной жизни, так и отношений между обществом и государством. Мы ведь не хотим допустить возникновения параллельных обществ и гетто. Поэтому так важна инициатива на местах, конкретные возможности для людей разных культур встретиться и пообщаться друг с другом».

Инициатив множество в разных городах страны. Это дни открытых дверей в церквях и мечетях, совместные богослужения, лекции, концерты и просто уличные праздники. Но надо ли всё это сваливать в одну неделю? Немецкий публицист Генрик Бродер, считает, что тут есть налёт показухи и штурмовщины:

«Нет, в принципе нет ничего плохого в этом мероприятии, потому что эта страна действительно стала другой. Она стала лучше, причем именно благодаря иностранцам, а не собственным усилиям. Так что ничего плохого я в этом не вижу, но и ничего хорошего тоже. Я не думаю, что жизнь иностранцев станет лучше только от того, что мы объявили «неделю иностранных сограждан». Напротив, мы только выделяем их, показываем, что они мигранты, они - чужие».

Но в этом году «неделю межкультурного общения» правильнее было бы назвать судорожной «попыткой межрелигиозного диалога. Дело в том, что, несмотря на верные по сути, и политически корректные призывы политиков не ставить знак равенства между исламом и террором, отношение к исламу и мусульманам в Германии меняется в худшую сторону. Телерадиокомпания «ВДР» недавно провела опрос и выяснила, что 71 процент немцев считают ислам нетерпимой религией, 83 процента - фанатичной. А 58 процентов уверены, что рано или поздно это приведёт к конфронтации в обществе. Причём речь идёт не о конфронтации с мигрантами вообще, а именно с мусульманами. Подогреваются эти настроения и такими сообщениями: в начале сентября в маленьком городке неподалёку от Гамбурга полиция задержала трёх молодых людей, которые готовили крупномасштабные теракты. Двое подозреваемых - немцы, только недавно принявшие ислам. Министр интеграции федеральной земли Северный Рейн - Вестфалия Армин Лашет делает из этого следующий вывод:

«То, что вдруг террориста зовут Фритц, и он никакой не мигрант, а немец, принявший ислам, ясно показывает, что проблема не в мигрантах, а в отдельных людях, которые заразились фанатичными идеями».

Но ни в коем разе не следует с подозрением относиться ко всем верующим мусульманам, большинство из которых никакого отношения к религиозным фанатикам не имеют, тут же политкорректно добавляет министр.

Ренегаты, конвертиты, неофиты - как только не называют людей, отрекшихся от своей веры и принявших другую. Во все времена к ним относились с предубеждением и даже с подозрением. Считается, что именно неофиты склонны к религиозному фанатизму, чтобы доказать свою верность собратьям по новой вере. Но, наверное, и здесь действует мудрое правило: не чесать всех под одну гребёнку. Например, Герхарда Ису Мольденхауэра фанатиком никак не назовёшь. Судите сами:

33 года - возраст Иисуса Христа. В 33 года Герхард Мольденхауэр официально принял Ислам и дополнительное имя Иса, то есть Иисус. Это было в 1981-ом году. Семья была в шоке. Дело едва не дошло до развода. И только когда жена убедилась, что Герхард не требует, чтобы она носила головной платок, да и детей не пытается перетянуть в мусульманство, в семье удалось наладить относительно мирное сосуществование.

«Когда мы говорим о моей вере и жена хочет всерьёз меня позлить, она начинает вот так кричать: Герхард Исссаааа! Это значит, что ей нечего возразить».

Коллеги тоже были несколько ошарашены, когда Герхард принёс на работу молельный коврик. Начались подначки типа, когда же ты гарем заведёшь? А начальство долго дискутировало, разрешать ли ему молиться в рабочее время? В конце концов, всё утряслось, свобода вероисповедания восторжествовала. Но оставался вопрос: почему? Почему человек, выросший в христианской, протестантской семье, вдруг принимает ислам? Герхард отвечает, что никакого «вдруг» не было. Просто, чем дольше он изучал Библию, тем больше вопросов у него возникало. Началось всё с отца и сына и святого духа. Никак это триединство ему не давалось. А потом он случайно наткнулся в книжном магазине на Коран в немецком переводе:

«И там я нашел ответы на многие вопросы, на которые христианство мне ответов не давало. Например, первородный грех. В христианстве считается, что человек с рождения несёт на себе грехи всех праотцов, начиная с Адама. А в Коране сказано, что каждый человек рождается без греха, и грешником становится только по своей вине. Но Аллах милостив, и молитвой можно заслужить у него прощение. У меня это легче укладывается в голове, звучит как-то логичнее».

В мечеть Герхард Иса ходит редко. Но и в церковь до перехода в Ислам он редко ходил. Вера - дело сугубо личное, да и посредники для общения с Всевышним не нужны, считает он. А вот хадж в Мекку он очень хотел бы совершить, но жена категорически против. Дело даже и не в вопросах веры, а в здоровье, из-за диабета ему пришлось даже досрочно уйти на пенсию по инвалидности. Но, когда здоровье позволяет, Герхард Иса работает в центральном исламском архиве. К своему удивлению он обнаружил, что после трагедии 11-го сентября число немцев, принявших ислам резко возросло. Он объясняет это реакцией на возросшее давление на мусульман со стороны общества и, что греха таить, нездоровым любопытством к исламистскому терроризму. Что поделаешь, ислам многолик. Но тот ислам, который открыл для себя Герхард Иса Мольденхауэр любые злоупотребления верой в угоду политическим и властным интересам отвергает:

«У нас считается что каждая жизнь неприкосновенна, и в Коране записано, что убить человека, это то же самое, что убить всё человечество. И наоборот, если ты спасёшь одного человека, ты спасёшь всё человечество. Каждый, кто совершает преступления, предаёт свою веру. А мы, нормальные верующие, настоящие правоверные мусульмане расплачиваемся за эти преступления».

Сколько немцев приняли ислам, никто точно сказать не может. Оценки колеблются от 20 до 100 тысяч. А вот мусульман, перешедших в христианство, можно, наверное, по пальцам пересчитать. Они неохотно дают интервью, а многие вообще пытаются скрыть свою новую веру. Вот и Авнийе просит называть её просто по имени, а фамилии не указывать:

Маленькая квартира на севере Берлина. Каждую субботу здесь собирается небольшая немецко-турецкая христианская община, от 15 до 20 человек. В основном это смешанные турецко-немецкие супружеские пары. Встречи эти не афишируются, службы проходят неформально: все вместе садятся за стол, а после еды читают из Библии, вместе поют церковные песни на немецком и турецком языках:

Одна из прихожан этой домашней церкви - Авнийе. В христианство её привела целая череда личных катастроф и несчастий. Она была ещё ребёнком, когда её изнасиловал отчим. Потом её выдали замуж за чужого нелюбимого человека. Вместе с ним она переехала из Турции в Германию в надежде на лучшую жизнь. Но жизнь не сложилась, муж с первых же дней нещадно бил её. Единственные, от кого она тогда услышала слова сочувствия и поддержки, были прихожане христианской общины по соседству. Они помогли ей выучить немецкий язык, они защитили её от мужа. И Авнийе сама не заметила, как втянулась, стала посещать службы. Самое страшное началось, когда слухи о том, что отказалась от ислама и перешла в христианство, дошли до её родни. А Авнийе этого и не отрицала:

«Ты мне больше не дочь! Чтобы ноги твоей больше не было в этом доме! Вот что я услышала от родной матери. Чего я только от своей родни не наслышалась!»

Всё это было 30 лет тому назад. Но с тех пор мало что изменилось к лучшему, считает Авнийе. Наоборот, отношение к вероотступникам среди мусульман стало ещё более враждебным:

«Подходит ко мне в городе один турок и спрашивает: «ты что здесь делаешь?» Сразу на ты он ко мне. Я говорю. «брошюры раздаю». Он посмотрел и говорит: «но это же христианская ересь, да как ты смеешь?». Всячески изругал меня и ушёл. А я думаю, вот и слава Богу. Но минут через десять он вернулся с каким-то другим мужчиной. Тот как начал на меня кричать: «ты знаешь, какой смертный грех на тебе? Для тебя, богохульницы, даже в аду места не найдётся».

Дело дошло бы до рукоприкладства, но тут вмешались прохожие. К счастью, не у всех судьба складывается так драматично. Например, студентку юридического факультета Рюкийе в христианство привела любовь. Она родилась уже в Германии, в достаточно либеральной турецкой семье. Хорошие отношения с родителями она сумела сохранить:

«Кое-что из того, что я им рассказываю, они готовы принять или хотя бы выслушать. Но называть Иисуса сыном Божьим и Избавителем они мне запрещают. Это для них богохульство».

Родители Рюкийе и сами-то не часто ходят в мечеть. Они всегда разрешали дочери современно одеваться, сквозь пальцы смотрели на нарушения мусульманских обычаев. Они простили дочери даже то, что она вышла замуж за немца. Но вот то, что она приняла христианство - для всей родни незаживающая рана.

Вот и всё на сегодня. Передачу мне помогли подготовить Карин Егер и Мари Вильдерманн.

Аудио- и видеофайлы по теме