1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

От Москвы до Иркутска: КГИ назвал самые взрывоопасные регионы России

Комитет гражданских инициатив разработал методику, которая позволяет измерять социально-политическую напряженность в регионах РФ. DW разбиралась, на каких принципах она основана.

Комитет гражданских инициатив (КГИ) во вторник, 14 июня, представил свое исследование, посвященное политической и социально-экономической напряженности в регионах России по итогам 2015 года. В семерку наиболее проблемных регионов, по данным КГИ, вошли Москва, Краснодарский край, Удмуртия, Пензенская, Ульяновская, Челябинская и Иркутская области.

Экономика: обедневшие регионы

Рейтинг политической и социально-экономической напряженности эксперты КГИ составляли, исходя из трех параметров, рассказал на презентации профессор факультета социальных наук НИУ ВШЭ Николай Петров. Это, во-первых, экономические риски; во-вторых, интенсивность протестных настроений. И в-третьих, политическая устойчивость, способная (или неспособная) компенсировать дисбаланс, вызванный первыми двумя факторами.

Для того, чтобы определить экономическое состояние региона, аналитики разработали систему, пересчитывающую в баллы, во-первых, динамику доходов дохомохозяйств; во-вторых, доходов бюджета региона и, в-третьих, динамику инвестиций в него.

Самыми проблемными по всем трем параметрам оказались Ивановская, Костромская, Псковская и еще 20 областей, в которых, если верить докладу КГИ, экономическая ситуация по сравнению с предыдущим годом изменилась наиболее заметно. В этот список попала даже ранее благополучная Калужская область - из-за того, что в период кризиса отчасти "свернулся ее автопром", объяснил Петров.

Протесты: чем Москва отличается от Чукотки

Но это не значит, что во всех этих регионах напряженность одинаково высокая. Тут важны еще другие два показателя - протестный потенциал и политическая устойчивость, отмечают эксперты. Так, протестный потенциал Краснодарского края (входящего в число заметно обедневших) составляет по шкале КГИ 17 баллов из 20 возможных, а в Рязанской области протестная активность - всего 5 баллов.

Поэтому в Рязани каких-то социальных взрывов, по ситуации на конец 2015 года, ждать не приходилось. Самый высокий протестный потенциал оказался у Москвы (20 баллов), Санкт-Петербурга (19) и Свердловской области (18). На последних местах - Чукотский автономный округ (0 баллов) и Ингушетия (1 балл).

Амортизации протестов

Оценка внутриполитических рисков - самая сложная часть исследования КГИ. Эксперты исходили из гипотезы, что "более институционально развитая система имеет больше возможностей для гибкой реакции на кризисные явления в социально-экономической жизни и построения общественного диалога, снижает уровень общественного радикализма во всех его проявлениях, включая протестные акции и акции гражданского неповиновения".

Александр Кынев

Александр Кынев

Институциональную развитость авторы доклада определяют как наличие сбалансированной системы власти, стимулирующей различные группы элиты и политические и общественные силы решать возникающие конфликты конструктивным путем через легальные политические процедуры.

В критерии при расчете рейтинга входили такие параметры как количество партий, участвующих в местных выборах, число оппозиционных депутатов в региональных парламентах, выборность мэров и многое другое. "Все это - количественные параметры, - подчеркнул один из авторов доклада, доцент департамента политической науки НИУ ВШЭ Александр Кынев. - Мы не использовали данные опросов, оценки экспертов. Мы лишь подсчитывали, например, процент увольнений чиновников. Это объективные данные, мы хотели уйти от вкусовщины.

Карелия уступила Приморью

Так, в числе наиболее институционально развитых (а значит, не самых взрывоопасных) оказались Приморский край, Вологодская, Мурманская и Томская области. До недавнего времени в пятерку политически устойчивых регионов входила Карелия - это объяснялось наиболее высоким уровнем представительства оппозиции в руководстве заксобрания и конкуренции на прошлых местных выборах.

Но после отставки оппозиционного мэра Галины Ширшиной показатели изменились, и на первое место вышел Приморский край. Однако, по прогнозам экспертов, там "существенное ухудшение произойдет в сентябре 2016, когда истекут полномочия целого ряда мэров, избранных населением, и вместо них главы муниципальных образований будут избраны депутатами".

Эксперты предполагают, что из тех регионов, где есть отрицательная экономическая динамика и высокий протестный потенциал, наиболее взрывоопасны те, где власть не может на них гибко реагировать. "Если в регионе нет институтов, адекватных сложности ситуации, с помощью которых элитные группы способны добиваться согласия и компромисса, то нарастание кризисных явлений и противоречий в таком случае может привести к существенной политической дестабилизации", - отмечается в докладе КГИ.

Контекст

Наиболее заметен политический дисбаланс, говорится в исследовании, в таких регионах как Москва, Дагестан, Северная Осетия, Иркутская и Свердловская области, Республика Коми и Еврейский автономный округ. В них есть и конфликты элит, и проблемы с административной устойчивостью, и отсутствие системы "выпуска пара" для оппозиции.

Все вместе: крупные регионы

Что же общего между теми регионами, которые вошли в рейтинг проблемных по всем трем параметрам? Похоже, только одно. "Это крупные регионы, - отмечает Николай Петров. - Крупные города и регионы, где сочетаются сложные элиты, экономические проблемы и протестный потенциал. Ведь мало иметь плохую ситуацию - нужно иметь игрока, который способен этой ситуацией воспользоваться".

По словам экономиста Евгения Гонтмахера, Комитет гражданских инициатив намерен и дальше пользоваться выработанной методикой и собирается измерять напряженность российских регионов каждые полгода.

Смотрите также:

Смотреть видео 11:50

Гарри Каспаров: диктатура Путина не подвержена влиянию выборов (14.06.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме