1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

От Лапландии до Азорских островов

Еженедельные газеты и журналы широко комментируют введение в 12 странах Евросоюза единой валюты.

default

Глава Бундесбанка Эрнст Вельтеке

Если большинство комментаторов в странах «еврозоны» отмечают поразительно успешный старт новых денег, то в Великобритании сохраняется скептическое отношение к планам дальнейшей политической и экономической интеграции в рамках Евросоюза. В частности, британский журнал «Экономист» пишет:

О единой европейской валюте мечтали уже Шарлемань и Наполеон. И вот на этой неделе новые банкноты и монеты поступили в обращение в 12 странах «еврозоны». Единая валюта стала реальностью на пространстве от Лапландии до Азорских островов. В попытках оценить значение этого события наблюдатели отмечают, что ни одна единая валюта не была так широко распространена в Европе со времён Римской империи. Сравнение опасное, потому что оно указывает на политическую составляющую всего этого предприятия. Евро - самый впечатляющий шаг на пути к европейской интеграции. Должен ли он неминуемо привести к созданию общеевропейского политического союза? Или евро станет всего лишь удобным платёжным средством - и не более? Сторонники второй версии указывают, что государства могут использовать единую валюту без политического объединения. Например, так называемый золотой стандарт, то есть обеспечение национальной денежной единицы золотыми запасами, выполнял на деле функции общей валюты. Он действовал в течение десятилетий и пережил несколько войн. Но импульсом к политическому объединению он не стал. Единой валютой долгое время пользовались Великобритания и Ирландия, Бельгия и Люксембург. Но и в этих случаях валютный союз не привёл к политической интеграции, -

указывает британский журнал «Экономист» и продолжает:

Другие наблюдатели возражают, что валютные союзы, не подкреплённые союзами политическими, обречены на распад. В пример приводится монетарный союз, в который входили Франция, Бельгия, Италия, Швейцария, Греция и Болгария. Он просуществовал с 1865-го по 1914 год и развалился с началом первой мировой войны. Но давайте надеяться, что современной Европе не грозят такие «асимметричные» потрясения, как объединение Германии или большая европейская война. Евро - мощный символ европейского сотрудничества. Если нам повезёт, он принесёт больше преимуществ, чем потерь. Долгих лет процветания ему. Но это вовсе не значит, что теперь надо форсировать интеграцию. Напротив, Евросоюзу ещё предстоит переварить новую валюту. В двери ЕС стучится добрая дюжина кандидатов на приём. Между тем, широкие слои населения не испытывают ни малейшего восторга по поводу всех этих нововведений. Иными словами, всему есть предел, - заключает британский журнал «Экономист».

Критически оценивают перспективы евро и американские наблюдатели. Комментатор журнала «Ньюсуик» Роберт Сэмюэльсон пишет:

Энтузиасты евро называют его символом экономической динамики и политической интеграции. Фирмам не придётся больше заниматься обменом различных валют. Будет гораздо проще сравнивать цены дома и за границей. Возрастёт поток иностранных инвестиций, деньги автоматически будут вкладываться в самые прибыльные предприятия. А экономический успех укрепит европейскую идентичность. Меня эти аргументы не убеждают. Я опасаюсь, что евро не принесёт экономических преимуществ и в результате приведёт к политическому поражению. Европейский центральный банк во Франкфурте-на-Майне и Европейская комиссия в Брюсселе сосредоточили в своих руках столько экономической власти, что у граждан возникнет соблазн в любых экономических неурядицах местного или глобального масштаба винить Евросоюз,

предостерегает обозреватель американского журнала «Ньюсуик» Роберт Сэмюэльсон и заключает:

Единая валюта лучше всего функционирует там, где рабочая сила мобильна, а величина зарплат зависит от состояния рынка труда. Иными словами, люди едет туда, где есть работа. Там, где высокий уровень безработицы, людям платят меньше, где не хватает рабочих рук - больше. К сожалению, всё это никак не относится к Европе, где сохраняются языковые и культурные барьеры. На первый взгляд евро представляется триумфом прагматизма - единая валюта для общего рынка. Но на деле он может оказаться обманом. Основное заблуждение состоит в том, что устранение символов суверенных государств, то есть национальных валют, приведёт к росту европейского самосознания. Но вот результаты одного из социологических исследований: 89 процентов опрошенных считают себя прежде всего французами, немцами или итальянцам. И только 56 процентов вообще вспоминают о том, что они - европейцы, констатирует обозреватель американского журнала «Ньюсуик» Роберт Сэмюэльсон.

Контекст