1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Отчего "новые европейцы" Бушу "в рот заглядывают"?

Для восточных европейцев антиамериканизм – не просто неверный тон в политике, но и признак опасной смены курса. Все демократические и рыночные реформы минувших 10 лет в Восточной Европе были проведены под влиянием США.

default

Полное взаимопонимание: президенты Польши и США Квасневский и Буш.

Некоторое время назад семь известнейших европейских интеллектуалов в один и тот же день опубликовали в различных газетах призыв к обновлению Европы. Среди них не было ни одного выходца из Восточной Европы. Еще пару лет назад такое высокомерное пренебрежение восточными европейцами вызвало бы целую бурю негодования. Однако после окончания войны в Ираке в Париже и Берлине, похоже, приняты новые правила политической корректности. Впечатление такое, что в глазах Дерриды, Хабермаса и других современных философов восточные европейцы, проявив почти ангельскую покорность воле администрации Буша, предали идею Европы и утратили тем самым право рассуждать о будущем ее культуры. В сущности, Деррида и Хабермас оказались согласны с тезисом министра обороны США Рамсфелда о том, что существует две Европы. Разница лишь в названиях: Рамсфелд говорит о "старой" и "новой" Европе, а Хабермас различает между "основной" Европой и "еще-не-Европой". Однако существует ли эта разница на самом деле? Британский премьер-министр Тони Блэр провозгласил в своей яркой речи перед американским Конгрессом, что новички с Востока будут способствовать преобразованию Европы. Раны, нанесенные диктаторскими режимами, у них еще очень свежи, они страстно жаждут свободы и не согласны слепо полагаться на решения своих правительств, что, разумеется, было бы гораздо удобнее, -

пишет немецкая еженедельная газета "Цайт" и задает далее вопрос о том, что же заставило посткоммунистические страны поддержать военные планы США. Противники этой политики обвиняли государства Восточной Европы в том, что они просто ищут нового хозяина. Мол, провозглашаемая солидарность с Америкой той же природы, что и бывшая покорность Советскому Союзу.

Западная Европа и США не согласны друг с другом по целому ряду пунктов. Взять, к примеру, Киотский протокол по защите климата, Международный суд в Гааге или вопрос о допустимости смертной казни. Европейские интеллектуалы время от времени выступают с протестами по поводу казней в США. А вот в "новой" Европе отношение ко всем этим проблемам довольно равнодушное. Охрана природы если вообще и стоит там на повестке дня, то на самом последнем месте. Международный суд в общественном сознании вообще не фигурирует, а в том, что касается смертной казни, восточные европейцы с гораздо большим сочувствием относятся к жесткой политике бывшего губернатора Техаса, чем к либеральности западных европейцев. Еще более ярко разница в позициях проявляется в отношении к социальным благам. В Восточной Европе речь все еще идет не об установлении, а о постепенном упразднении государственных систем социального обеспечения. К тому же даже ЕС настаивает на важности введения рыночной экономики в посткоммунистических странах. А рыночную экономику восточные европейцы автоматически связывают с США, -

указывает немецкая еженедельная газета "Цайт" и описывает далее, почему в посткоммунистических государствах весьма сдержанно отреагировали на антиамериканскую риторику части западноевропейской политической элиты:

Для восточных европейцев антиамериканизм – это не просто неверный тон в политике, а признак опасной смены курса. Все демократические и рыночные реформы минувшего десятилетия в Восточной Европе были проведены под влиянием Америки. Согласно опросу, проведенному в пяти балканских странах после окончания войны в Ираке, антиамериканизм в этих государствах ассоциируется с антирыночными, антидемократическими и антисемитскими убеждениями. А вот настроенные проамерикански жители Балканского полуострова одновременно оказывались сторонниками демократии и европейской интеграции. Еще одним фактором, способствующим решимости новых европейцев встать на сторону Америки, было отсутствие единой европейской позиции. И тогда посткоммунистические государства решили поддержать Тони Блэра – а вовсе не Джорджа Буша. Попытки Блэра обеспечить Западу ключевую роль в новом миропорядке гораздо ближе к идеалам восточно-европейских правительств, чем, например, концепция Ширака о многополярном мире, в котором Европе отведена роль противовеса США. Новая Европа стремится к мультилатерализму под эгидой Запада. Многополярность, включающая Китай и Россию, означало бы вредное для Запада смещение акцентов в мировом соотношении сил. Рассматривать антиамериканизм в качестве основы для взаимопонимания в Европе означало бы строить новый европейский порядок на иллюзии.

Перевод: Елена Грановская, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст