1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Отцы атомной бомбы

125 тысяч человек осуществляли Манхэттенский проект - один из самых дорогостоящих в истории человечества. Среди них были и ученые из Германии.

Испытание первой атомной бомбы

Испытание первой атомной бомбы

Чистое синее небо, яркое южное солнце, живописные холмы и каньоны, вдоль которых узкой змейкой вьется дорога, - от видов, открывающихся по пути из Санта-Фе в Лос-Аламос, что в американском штате Нью-Мексико, у каждого захватывает дух. Американский ученый-физик Роберт Оппенгеймер проделывал этот маршрут очень часто...

Лучшие умы мировой науки

Лос-Аламос - не только райский уголок и место расположения знаменитого древнего археологического памятника Циреге. При упоминании о нем возникают и другие ассоциации. Они связаны с тем, что в 1940-е годы здесь действовали лаборатории, где разрабатывалась первая в мире ядерная бомба.

Руководители проекта Роберт Оппенгеймер (слева) и Лесли Ричард Гровс

Руководители проекта Роберт Оппенгеймер (слева) и Лесли Ричард Гровс

Она создавалась в рамках так называемого Манхэттенского проекта, в котором принимали участие ученые из США, Великобритании, Канады и Германии. Распоряжение об осуществлении этой строго засекреченной программы дал тогдашний президент Соединенных Штатов Франклин Рузвельт - в ответ на предупреждение американских физиков Лео Силарда и Юджина Вигнера о возможной разработке нацистской Германией чрезвычайно мощной бомбы нового типа. Проект получил свое название от нью-йоркского района Манхэттен, где расположен Колумбийский университет, в котором проводились исследования на раннем этапе работ.

Одним из руководителей проекта стал Роберт Оппенгеймер. К участию в работах он подключил лучшие умы мировой науки, в том числе бежавших от нацизма из Европы в США нобелевских лауреатов: итальянского физика Энрико Ферми, датского физика-теоретика и общественного деятеля Нильса Бора и немецкого физика еврейского происхождения Ханса Альбрехта Бете (Hans Albrecht Bethe), рассказывает директор Исторического музея Лос-Аламоса Хизер Макклэнахан.

Один из самых дорогих проектов

На бывшем военном полигоне в Нью-Мексико

На бывшем военном полигоне в Нью-Мексико

По словам Макклэнахан, к моменту завершения проекта в Лос-Аламосе трудились уже шесть тысяч ученых, которые и жили здесь вместе с семьями. А всего в научных лабораториях и на производственных объектах, созданных в рамках Манхэттенского проекта, было задействовано свыше 125 тысяч квалифицированных кадров. Вообще уединенный Лос-Аламос, превратившийся в "оружейную кузницу", напоминал отдельное государство, где имелись своя полиция, контрразведка, система связи, а также громадный бюджет.

На реализацию Манхэттенского проекта американские власти денег не жалели. В результате он стал одним из самых дорогостоящих за всю историю человечества. По словам Хизер Макклэнахан, дороже него обошлась только программа "Аполлон" - программа пилотируемых полетов космического агентства США NASA с целью осуществления первой пилотируемой высадки на Луну.

Слаженная команда

Задача ученых состояла в том, чтобы на основе всех имеющихся научных данных разработать технологию обогащения урана и химической очистки плутония и создать действенное оружие массового поражения. В рамках Манхэттенского проекта одновременно велись работы по производству двух ядерных бомб - урановой и плутониевой.

Уильям Хадженс

Уильям Хадженс

Ученые нередко собирались в большом, отделанном деревянными панелями холле, служившим и трапезной, и конференц-залом. "Все друг друга хорошо знали и общались запросто, без лишних условностей. Во время обеда рядом с тобой за столом вполне мог устроиться сам Оппенгеймер. Он был очень приятным человеком, и все ласково называли его Оппи, - вспоминает в беседе с DW ученый-химик Уильям Хадженс, более 70 лет назад работавший в Лос-Аламосе под началом Оппенгеймера.

Всего 26 лет составлял средний возраст ученых, задействованных в Манхэттенском проекте. И трудились они, не жалея сил. "Мы были очень обеспокоены тем, что немцы раньше нас разработают атомную бомбу", - говорит Хадженс.

Первое испытание

16 июля 1945 года. Именно в этот день на полигоне Аламогордо в южной части Нью-Мексико должно было состояться первое испытание атомной бомбы. Для тестирования выбрали плутониевую бомбу, поскольку как с инженерной, так и научной точек зрения, она была более сложная, чем урановая. От опробования урановой пришлось отказаться: для создания второй такой бомбы не хватило бы обогащенного урана.

На месте взрыва

На месте взрыва

В настоящее время бывшая испытательная площадка Аламогордо является туристическим объектом. Два дня в год на месте взрыва проводятся экскурсии. Большинство их участников - студенты, изучающие физику и химию в Лос-Аламосе. По словам местного экскурсовода, даже сегодня, 70 лет спустя после испытаний, уровень радиации здесь в 10 раз превышает норму.

От кратера почти ничего не осталось. Однако вокруг экспонируются фотографии, на которых запечатлен ядерный взрыв. Наблюдавшие за происходящим из укрытия Роберт Оппенгеймер и Лесли Ричард Гровс, военный руководитель Манхэттенского проекта, а также другие очевидцы события не могли налюбоваться гигантским радиоактивным облаком в форме гриба, мгновенно образовавшимся после взрыва и взметнувшегося в синее небо над полигоном.

Контекст

С ощущением крови на руках

Лишь немного времени спустя вооруженные силы США осуществили атомные бомбардировки в Японии. 6 августа 1945 года атомная бомба была сброшена на город Хиросиму, а 9 августа - на Нагасаки. В истории человечества это единственные два примера боевого применения ядерного оружия.

Уильям Хадженс и сегодня ни о чем не жалеет. Несмотря на то, что бомбардировки Хиросимы и Нагасаки повлекли гибель сотен тысяч человек, они ускорили капитуляцию Японии, сократили период Второй мировой войны и спасли миллионы людей - пусть даже такой ценой, убежден ученый. Аналогичного мнения придерживаются и многие другие его соратники по Манхэттенскому проекту.

Иначе воспринимал трагедию Хиросимы и Нагасаки Роберт Оппенгеймер. Впоследствии, во время одной беседы с американским президентом Гарри Трумэном в Белом доме, он признался, что чувствует кровь на своих руках. И это чувство не покидало отца атомной бомбы до самой смерти.