1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Отсутствие доказательств не является доказательством отсутствия

В Персидском заливе речь идёт о геополитических интересах / Буш не старается производить впечатление интеллектуала / С чем связано повышение курса евро / Является ли отсутствие чувства враждебности взаимной симпатией?

Настаивать на том, что уход Саддама Хусейна с политической арены является альтернативой войне, имеет смысл. Ведь если США будут требовать лишь разоружения Ирака, то в этом случае с Северной Кореей пришлось бы обращаться так же, как с Ираком. В регионе Персидского залива речь идёт, собственно, лишь о геополитических интересах, а не о демократизации. Ведь здесь находятся крупнейшие в мире запасы нефти. Установив свой контроль над нефтяными ресурсами региона, США смогут, во-первых, не допустить, чтобы арабские страны использовали свою нефть в качестве политического оружия, и, во-вторых, ослабить всесильную ОПЕК, полагает газета "Френкишер таг".

Газета "Франкфуртер рундшау" отмечает:

Речи американских любителей логики сводятся к одному: чем менее удаётся доказать вину Саддама Хусейна, тем более опасным он является. А значит, нужно как можно скорее начать с ним бороться – по возможности, уже в феврале, когда 2 миллиона мусульманских паломников отправятся в Мекку. Эти паломники смогут тогда поблагодарить США за то, что у всех них будет общая тема для разговора. Так что в миссии инспекторов ООН в Ираке нет необходимости. Тем более что министр обороны США Рамсфельд заявил, что отсутствие доказательств не является доказательством отсутствия оружия массового поражения. А значит, оно есть у Саддама, и поэтому необходимо начать войну. Математик завершил бы это словами "что и следовало доказать". Только вот европейцы не очень сильны в политической математике. Поскольку европейские страны всё равно сделают то, что от них потребуют США или что предусматривает договор НАТО, то сейчас они могут себе позволить занять хотя бы в какой-то степени собственную политическую позицию. Возможно, политики, считающие себя носителями государственных интересов, смотрят на вещи иначе, но большая часть населения, не считающая себя носителями государственных интересов, полагает, что война не является средством для достижения такой высокой цели, как сохранение европейско-американских отношений,

указывает газета "Франкфуртер рундшау" и продолжает:

Между тем, из Вашингтона просачиваются слухи, согласно которым именно Буш представляет собой некую проблему. Как говорят, никто не знает, чего собственно хочет администрация Буша и что она думает. Политический Вашингтон может только лишь строить догадки, поскольку, как жалуются журналисты, "эти люди не участвуют ни в каких тусовках". Буш и его команда даже не стараются производить впечатление интеллектуалов и светских львов. По вечерам в Вашингтоне они никуда не ходят. Не случайно и то, что их клиенты живут в американской глубинке. Это раздражает интеллектуальную Америку. При чём не меньше, чем это раздражает Европу. В настоящее время Белый Дом оказывается ещё больше отгороженным от остального мира, чем обычно. А в самом Белом Доме готовят войну, заключает газета "Франкфуртер рундшау".

Газета "Файнэншл таймс дойчланд" комментирует повышение курса евро:

Повышение курса евро отчасти объясняется усилением страха перед войной. По сравнению с долларом, евро кажется инвесторам более надёжной валютой. Сообщения о переброске войск и об обнаружении улик в Ираке способствовали падению курса доллара. Центральные банки многих азиатских стран пока ещё не отказываются от доллара, не в последнюю очередь потому, что в результате понижения курса доллара дорожает экспорт из стран Азии. Тем не менее, некоторые факторы говорят в пользу дальнейшего повышения курса евро. Всё больше инвесторов отказываются от сделок в долларах. Кроме того, повышению курса евро способствует и тот факт, что процентные ставки в Европе выше, чем в США, читаем в газете "Файнэншл таймс дойчланд".

Газета "Швебише цайтунг" комментирует германо-французские отношения:

За 40 лет заклятые враги превратились в закадычных друзей. Немцы и французы давно уже не боятся друг друга. Но можно ли назвать отсутствие чувства враждебности взаимной симпатией? Вряд ли. Интерес немцев и французов друг к другу уменьшается. Всё меньше французов изучают немецкий, и всё меньше немцев изучают французский. Новой большой задачей политиков в Берлине и Париже могла бы стать борьба с растущим равнодушием немцев и французов друг к другу. Да и Европе не обойтись без так называемого "германо-французского двигателя". В последние 40 лет он не раз отказывал, тем не менее, худо-бедно он продолжал тянуть за собой остальные европейские страны, подчёркивает газета "Швебише цайтунг". Обзор немецкой печати подготовил Анатолий Иванов, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА