1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Отставка Эдмунда Штойбера

20.01.2007

По баварскому премьер-министру, председателю ХСС Эдмунду Штойберу уже давно звенят колокола. Политическая эра наследника выдающегося Франца-Йозефа Штрауса заканчивается.

default

В четверг на этой неделе Штойбер объявил, что к тридцатому сентября он сложит с себя полномочия главы баварского правительства и больше не будет баллотироваться в председатели партии. Будь на его месте любой другой из земельных лидеров ФРГ, тема его предстоящей отставки имела бы сугубо местное значение, а эхо по всей стране было бы куда тише. Но Бавария в Германии и Эдмунд Штойбер в самой Баварии – это нечто большее, чем заурядный вопрос о смене лидера региональных политических элит. Бавария – один из ключевых, экономически наиболее продвинутых и народонаселенных субъектов германской федерации с совершенно особым статусом. Она, например, считается вольной землей, в свое время Бавария – единственная из всех – не захотела присоединиться к Основному закону ФРГ и добилась для себя дополнительных полномочий. Эдмунд же Штойбер – старейший по сроку своих полномочий из всех немецких земельных премьер-министров – вот уже без малого четырнадцать лет он – «отец баварского народа». К тому же Штойбер как бы официальный политический наследник Штрауса, выпестованный им самим. А Штраус – это величина, фигура исторической важности не только в Баварии.

Штойбер был достойным преемником скоропостижно перешедшего в мир иной баварского льва. Никому ни в одной другой федеральной земле не удавалось на протяжении стольких лет удерживать в ландтаге, не говоря уже о центральном парламенте, абсолютное большинство своей партии – Христианско-социального Союза. Но может быть именно поэтому ему изменило политическое чутье. Запредельный рейтинг сыграл со Штойбером злую шутку, и это урок не только для него одного, но и для других государственных мужей с пока бесспорной популярностью.

Стремительная политическая карьера Штойбера началась в ноябре семьдесят восьмого года, когда Франц-Йозеф Штраус сделал тридцатисемилетнего партийца генеральным секретарем ХСС, а фактически своей правой рукой. Четыре года спустя Штойбер был уже шефом канцлерии баварского премьер-министра, в восемьдесят восьмом стал министром внутренних дел, а в девяносто третьем, нейтрализовав удачными интригами соперников, – возглавил баварское правительство. На всех последующих земельных выборах он добивался для своего ХСС абсолютного большинства, а в две тысячи третьем году сумел получить в земельном парламенте даже две трети депутатских мест.

Эдмунд Штойбер был без сомнения весьма успешным премьер-министром, продолжая социально-экономическую политику Штрауса на превращение ранее аграрной Баварии в процветающий регион высоких технологий. Штойбер проводил рассудительную политику приватизации и довел до совершенства партийную диалектику ХСС с его концепцией баварцев в традиционных кожаных штанах, но и с компьютерами. Прямую выгоду поставить свой крестик в избирательном бюллетене напротив графы «Христианско-социтальный Союз» видели для себя рабочий и служащий, пастор и крестьянин, менеджер и учитель. В общем, Бавария была классическим примером земли, в которой «народ и партия едины», причем, не по формальному признаку. Две трети на выборах при наличии оппозиции и свободной – даже в Баварии – прессы, это не само собой разумеется. Следующие выборы в Баварии должны состоятся в будущем году. Но если бы они прошли уже сейчас, то за ХСС со Штойбером во главе, согласно опросам, отдали бы свои голоса только сорок пять процентов избирателей. Для баварских консерваторов это полномасштабная катастрофа. И её виновник – сам Эдмунд Штойбер.

День, когда Эдмунд Штойбер совершил политическое самоубийство, можно назвать совершенно точно. Это – первое ноября две тысячи пятого года. В этот день он объявил о своём отказе занять пост министра экономики и новых технологий в правительстве «большой коалиции» Ангелы Меркель – председателя братского ХДС, с которым ХСС давно уже формирует единый партийный блок и объединенную консервативную фракцию в бундестаге. И хотя формально это две разные партии, но на общефедеральных выборах они всегда выступают сообща, поделив между собой зоны влияния – ХСС берет на себя избирателей только в Баварии, ХДС – во всех остальных федеральных землях, не покушаясь на вотчину партнера. При всей идеологической близости обеих партий их лидеры - не одной группы крови. На личном уровне, говорят, у Эдмунда Штойбера отношения с вице-канцлером, социал-демократом Францем Мюнтеферингом лучше, чем с Ангелой Меркель. В две тысячи втором году он не очень корректно вынудил её уступить ему право бросить перчатку Герхарду Шрёдеру, но выборы проиграл. На досрочные в две тысячи пятом Штойбер шел уже номером вторым, но с перспективой занять в будущем правительстве Ангелы Меркель пост супер-министра. Когда же сказка стала былью, он элементарно сдрейфил, решив остаться «первым» в Мюнхене. Все происходившее после первого ноября две тысячи пятого года было затянувшейся агонией. Уж очень медленно осыпается лавровый венок.

Экс-канцлер в роли агитатора.

В бальном зале берлинской гостиницы «Адлон» вокруг Герхарда Шрёдера толпятся фотографы и телеоператоры. Он хоть и бывший канцлер, но по-прежнему вызывает аншлаг. Нацепив очки на кончик носа, Шрёдер довольно листает список гостей, откликнувшихся на приглашение. Почти тысяча человек, многим сидячих мест в зале не хватило, пришлось стоять вдоль стен.

Ну, в общем мы рассчитывали на то, что Герхард Шрёдер всё еще имеет изрядную притягательную силу, но то, что придет так много, этого мы и сами не ожидали.

Рассказал Патрик Вагнер из немецкого общества внешней политики, организовавшей выступление Шрёдера. Его самого приветствуют так, как буд-то бы и не было проигранных им выборов и смены власти в Берлине:

Господин федеральный канцлер, Вам слово.

Тема его доклада – «Стратегическое партнерство Германии и России». Объяснив его необходимость, Герхард Шрёдер перешел на личности:

Я думаю, это не подобострастие, а всего ли историческая правда, если сказать, что главная заслуга президента Путина заключается в том, что после десяти лет хаоса он вывел Россию – внутри- и внешнеполитически – на путь стабильности и надежности.

Не поколебало веры Шрёдера в надежность России, как поставщика энергоресурсов, даже временная остановка нефтепровода «Дружба» несколько дней назад. Куда более ненадежными он считает такие страны как Иран, Ирак или Нигерию, которые рассматриваются как альтернативные поставщики нефти для европейских стран. Не сомневается Шрёдер и в целесообразности строительства нового Североевропейского газопровода из России в Германию по дну Балтийского моря. Это и не удивительно. Ведь Шрёдер назначен руководителем газпромовской дочки, которая этот газопровод и строит. Бывший канцлер рассматривает свою новую работу как вклад в укрепление германо-российского взаимопонимания:

Работать ради этого в самых разных сферах – имеет не только смысл, но еще и приятно. Спасибо за внимание.

(Аплодисменты)

Кроме аплодисментов, правда, Герхарду Шрёдеру пришлось выслушать в Адлоне и некоторые критические замечания. И не только из уст вечных и неутомимых борцов за права человека вроде Эккехарда Мааса из германо-кавказского общества:

Российские правозащитники потрясены убийствами критиков Путина – Анны Политковской и Александра Литвиненко в Лондоне.

По помрачневшему лицу Шрёдера видно, как он относиться к таким замечаниям. Но Маас – вечный фрондер. А вот Эгон Бар – один из авторов новой восточной политики ФРГ, патриарх немецкой социал-демократической партии, членом которой состоит и Герхард Шрёдер:

Я не согласен с Герхардом Шрёдером, когда он называет своего друга Путина образцово-показательным демократом или кем-то в этом роде.

Правильная формулировка Шрёдера: Путин – «демократ чистой воды». Свой оценки бывший канцлер не изменил до сих пор:

Я не беру свои слова назад, о чем я уже неоднократно заявлял. Они остаются верными, даже если я знаю, что воплощение в жизнь демократической воли еще далеко не достигло желаемого результата.

Таков максимально допустимый уровень критики из уст бывшего главы правительства ФРГ, а ныне высокооплачиваемого сотрудника Газпрома.

Новости «Русского Берлина».

В берлинской палате депутатов прошла дискуссия под названием «Что происходит в России?» Журналисты, экономисты и деятели культуры высказали свое мнение о двусторонних отношениях и о будущем России. «Не секрет, что ее имидж на Западе очень плохой», сказал организатор встречи, немецкий политолог Александр Рар.

«В Германии есть две школы отношения к России... важно для всей Европы» (аудиофайл)

Александр Рар назвал эту группу «романтиками».

«Но есть и другая школа...с Россией работать не нужно» (аудиофайл)

А вот что считает специально приехавший на дискуссию в Берлин писатель Виктор Ерофеев.

«Мне кажется... реально разобраться» (аудиофайл)

Все собравшиеся – и критики, и романтики - сошлись на том, что немецко-российский диалог следует продолжать. И на том, чтобы в течение года встретиться снова. Еще раз обсудить, куда же идет эта огромная, загадочная, полу-европейская, полу-азиатская Россия...