1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Личное мнение

Отношения между Россией и Грузией

Корреспондент радиостанции "Дойчландфунк" в Москве Сабина Адлер посвятила свой комментарий отношениям между Грузией и Россией.

Как раз в годовщину 11 сентября терпение президента России иссякло. Все требования Путина к грузинскому руководству до сих пор оставались без ответа, реакция Тбилиси неизменно равнялась нулю. Эдуард Шеварднадзе не предпринимал никаких действий.

Возможно, грузинские спецслужбы слишком слабы для борьбы с террористами. Тогда честнее всего было бы принять помощь со стороны Москвы.

Возможно, Шеварднадзе опасается признать эту слабость перед своими многочисленными оппонентами внутри страны. Может быть, он боится, что пожар чеченской войны перекинется на территорию Грузии. Это опасение вполне разумно: чеченские боевики готовы воевать не только с Россией, но, если понадобится, и с Грузией.

Однако, если бездействие Шеварднадзе – это просто демонстрация безразличия по отношению к России, то это может иметь для грузинского руководства опасные последствия. Ведь терпимое отношение Шеварднадзе к присутствию в стране террористов делает из него пособника боевиков, а этого он вряд ли хочет.

Прошли месяцы, прежде чем Шеварднадзе, наконец, решился действовать. Три недели назад он объявил о начале антитеррористической операции в Панкисском ущелье. Даже поддерживающие грузинское руководство в Тбилиси американцы назвали эту акцию «беззубой». Террористов заранее предупредили, и у них было более чем достаточно времени, чтобы укрыться в горах. В результате ни один человек не арестован.

Действия грузинского президента Путину кажутся неубедительными. Поэтому сейчас он заявил об ужесточении своей позиции и угрожает введением в Панкисское ущелье российских частей с целью уничтожения лагерей чеченских террористов.

Этим самым Путин хочет лишить боевиков возможности использовать территорию соседнего с Чечней государства для лечения, отдыха и формирования новых отрядов и их последующей переправки на родину для продолжения боевых действий. Самоутверждение Чечни, как самостоятельного государства, уже давно не является целью этой войны. Ее цель – террор. Данное противостояние лишено каких бы то ни было политических целей. Стычки, засады и покушения не ведут ни к какому результату, они лишь отодвигают решение конфликта.

Война в Чечне становится все более тяжелой ношей для Путина. Продемонстрировав в качестве премьер-министра силу и решительность в борьбе с террористами, он сумел понравиться народу. В то, что с помощью того же самого приема ему удастся добиться успеха в качестве президента, в начале второй Чеченской войны мало кто верил. Тем не менее, даже сейчас, когда прошло более половины "президентского срока", Путина все так же любят и уважают в России. Если бы не Чечня, то Путин вполне мог бы рассчитывать и на практически безграничное признание со стороны Запада.

Однако со временем война стала и наиболее уязвимым местом российского лидера. Путин хочет и должен остановить войну, но это возможно лишь при том условии, что ему удастся изолировать чеченских боевиков от внешнего мира. То, что на Эдуарда Шеварднадзе в этом вопросе полагаться нельзя, было ясно с самого начала. Хитрый лис Шеварднадзе использовал уязвимость Путина в своих целях и, как дрессированного медведя, водил его на привязи по международной арене. И вот теперь русский медведь сорвался с цепи, его терпение лопнуло. Путин отвечает ударом на удар.

Шеварднадзе перегнул палку. Он не хотел видеть, что конфликт в Панкисском ущелье выходит за рамки грузино - российских разногласий. Панкисское ущелье является вторым по важности местом отдыха террористов, ушедших из Афганистана. Поэтому даже для США Пангисское ущелье - не дружеский регион, а область, занятая врагом, с которым необходимо бороться.

Именно на это и рассчитывает президент Путин. Война с чеченскими боевиками является войной с международным терроризмом, уже хотя бы потому, что чеченцев поддерживают и финансируют арабские наемники, а также потому, что Чечня для исламистов - лишь очередной бастион, который они стремятся захватить, чтобы установить там средневековое государство Аллаха.

Однако, несмотря на то, что большинство аргументов говорит в пользу Путина, Шеварднадзе еще не выложил последний козырь. Его союзником является не кто-нибудь, а США. Американцы хотя и объявили войну международному терроризму, но допустить вторжение российских войск на территорию Грузии не хотят. Ведь только политическая стабильность Грузии, то есть, ориентированное на США грузинское правительство может служить гарантом соблюдения американских нефтяных интересов в кавказском регионе. А это возможно только вместе с Тбилиси. Россия здесь только мешает.

Уверена Сабина Адлер, корреспондент радиостанции Дойчландфунк в Москве.