1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Отношения Белоруссии и Запада сегодня

04.07.2002

Сегодня мы попытаемся понять суть отношений между Белоруссией и Западом. Эти отношения явно ненормальны. Нынешнее белорусское руководство это, естественно, не устраивает, но изменять ситуацию оно не стремится. Официальный Запад, готов к сотрудничеству, но только после того, как Лукашенко согласится уважать общепринятые демократические нормы. Неофициальный Запад - народ, прежде всего, простые немцы - в рамках частных инициатив немало делают, чтобы помочь простым людям Белоруссии - собирают лекарства, помогают детям, пытаются помогать предпринимателям, которые есть в Белоруссии, принимают у себя группы из городов, с которыми дружат. Это звучит и, порой, выглядит наивно - но это так. Ситуация во многом противоречивая. Чтобы приблизиться к её пониманию, достаточно - для примера - вдуматься в то, что связано с состоявшимся вчера праздником. 3 июля Беларусь отметила День освобождения - в этот день в 44м году Минск был освобождён он гитлеровских войск. Бесспорно, это праздник и назывался он до недавних пор День освобождения - вполне логично и понятно. После того, как в 1990 году была принята декларация о государственном суверенитете Белоруссии в стране появился другой праздник - День Независимости. Его отмечали 27 июля. Казалось бы, оба события различаются по сути - освобождение от иностранных захватчиков и получение страной суверенитета (с согласия Москвы). Но нет власти объявляют, что оба события созвучны и очень близки по своей сути, а потому нужно отказаться от Дня Независимости, как бы совместить его с Днём освобождения и аннулировать, объявив 3 июля днём Республики. Конечно, может быть за всеми этими манипуляциями стояло просто желание сэкономить. Но поскольку это решение было вынесено на тот же референдум, которым Лукашенко (в нарушение конституции) санкционировал свою власть, возникает впечатление, что он стремился только к одному - всячески стереть из истории и памяти белорусов всё, что было между получением страной независимости и захватом власти Лукашенко в 1996 году. Можно было бы подумать, что всё это сделано для того, чтобы вновь сблизиться с Россией. Но тогда зачем было ставить фактический знак равенства между освобождением от гитлеровцев и псевдонезависимостью от СССР? И это только один вопрос. Их, наверняка, будет ещё больше, если вы послушаете передачу, подготовленную Сергеем Мигицом, побывавшим на нескольких мероприятиях, проведённых в Германии друзьями Белоруссии, пытающимися понять что там происходит.

Все говорят, что 11го сентября 2001 года началась новая эра. В мировых средствах массовой информации главными стали новости с линии фронта, проходящей по оси зла, прочерченной Джорджем Бушем. На задний план отодвинулось всё, что не имеет прямого отношения к борьбе с мировым терроризмом. Но, если вы вдумаетесь, то согласитесь, что 11 сентября спасло Александра Лукашенко.

Спасло от пристального внимания мировой общественности, которая была поражена ходом и исходом президентских выборов в Беларуси, состоявшихся 9 сентября. 11 сентября журналисты и политологи как раз собирались комментировать поразительный успех Александра Григорьевича Лукашенко, оказавшегося переизбранным на второй срок. Террористы отвлекли Запад от Лукашенко. Сейчас с террористами всё ясно. С Лукашенко совсем наоборот.

Мы не будем говорить о его заочном споре с Путиным - это их дело, тем более, что разборки только начинаются. Мы присмотримся к странным отношениям между Беларусью и Западом. Я не случайно упомянул в начале программы американского президента. Александр Лукашенко считает, что он – такой же демократически избранный президент, как и любой западный лидер. Но за 7 лет единовластного правления ему так и не удалось убедить мир в законности своего пребывания в должности - запад так и не смог забыть, что Лукашенко в 1996 году взял власть в свои руки, разогнав законно избранный парламент. Иначе говоря, Запад видит в Лукашенко диктатора. А диктатура в Европе непопулярна. Не исключено, что Александру Григорьевичу об этом не доложили. Но скорее, он пребывает в уверенности, что всё в Европе - дело рук американцев. Лучший друг его - Милошевич свергнут неверными подданными, подкупленными предшественником Буша -- Клинтоном, а потому, по этой логике, преемник Клинтона непременно продолжит дело демократических преобразований в Европе,, т.е. возьмётся за Беларусь и Лукашенко. Это 9-10 сентября предсказывали многие. Но 11 сентября бен Ладен спутал все карты.

Как бы то ни было, Лукашенко называет себя всенародно избранным президентом, а страну, которой безраздельно правит вот уже 7 лет – социально-аграрной. Политика всенародно избранного президента социально-аграрной страны многовекторна, то есть направлена во все стороны. Но почему-то все векторы сходятся в одной точке – Москве, вернувшейся примерно в 75й год. А когда слушаешь сегодняшних официальных белорусских политиков, создается впечатление, что вернулся далеко назад в советские времена, когда говорить можно было только то, что не расходилось с генеральной линией партии. Политическое ретро. Вот лишь несколько эпизодов.

Сомневаясь в демократичности избирательной системы Беларуси, не веря в стремление белорусских властей к демократическим преобразованиям, Запад отказывается от любых контактов с белорусскими политиками. Члены парламента, созданного Лукашенко, с такой позицией Запада не согласны. По их мнению, Беларусь такое же демократическое государство, как и любое другое. Говорит депутат Белорусского Парламента Мария Худая:

«Избирательный кодекс, по которому сейчас живет Республика Беларусь, демократичен. Но, наверное можно сказать, пределу совершенства любого закона нет, и, безусловно, с учетом времени, должны и будут вноситься те или иные изменения.

Поверьте, что сегодня общество нашей Республики Беларусь, становится другим. Я понимаю, может, и нам не все нравится сегодня в отдельных позициях президента. Я это Вам говорю, мы в Парламенте, я сама в некоторой степени считаюсь, как оппозиция, но здоровая оппозиция, которая отстаивает позиции и интересы людей. И в большинстве, я бы хотела сказать, что мы их отстаиваем. Но не легко это бывает, это идет с большими трудами».

Депутат нынешнего парламента Мария Худая искренне уверена, что Запад должен принимать Беларусь такой, какая она есть ...

«Если мы пока не хотим в целом Республику Беларусь принимать в Евросоюз, то, извините, Европарпламент должен признать парламентариев и приглашать их, чтобы они принимали участие, слышали и видели, как развиваются события и как надо изменять те или иные законопроекты. И я хотела сказать, уважаемые товарищи, и по выборам оппозиции: ведь в последнее время, особенно на последних выборах в Парламент 2000 года, препятствий по выдвижению членов оппозиции не было. Им надо было просто активно работать с народом. Людям надо открытость, честность, искренность и порядочность» .

И все это умело сочетается в одном лице – действующем президенте Республики Беларусь.

Ну, а что касается представителей Запада, от мнения которых зависит примут или не примут Беларусь в Совет Европы и другие евроструктуры, то их белорусские власти не очень-то жалуют. Они объясняют это неверным освещением ситуации в стране и излишней придирчивостью западных "резидентов".

Говорит представитель белорусского правительства в Брюсселе Мартинов:

«Если посмотреть на наши проблемы в регионе по-настоящему открытыми и объективными глазами, то такой чудовищной разницы между развитием общества в Беларуси и развитием общества у ее соседей по бывшему СССР Вы не найдете. Такой разницы, которая обусловила бы практически диаметрально противоположные подходы ЕС к отношениям, скажем, между Беларусью и Азербайджаном или Беларусью и Узбекистаном. И, тем не менее, такая разница в практической политике есть. Очень многие из представителей западных политиков бывают удивлены, приезжая в Беларусь. При чем удивлены в положительном смысле. Они едут к нам, ожидая увидеть вообще нечто невероятное, некую черную дыру, а, приезжая, видят страну, которая хоть с трудностями, но развивается, чистые, европейского вида города, людей, которые открыты к коллегам из Германии, людям из Германии, несмотря на нашу трудную историю, И эта разница в восприятии того, что они видят и того, что о Беларуси пишут в газетах, уже говорит о том, что есть некая проблема между восприятием и реальностью».

Так что же это за неосуществимые требования, которые ставит перед Беларусью Европейский Союз?

Говорит представитель германского МИДа по вопросам Восточной Европы Рольф Шютте:

«Решения Европейского Союза, принятые в сентябре 1997 года уже более 4 лет являются главным принципом наших отношений с Беларусью. Основной целью данных решений было и остается возвращение Республики Беларусь в число демократических государств. Как ни печально, мы вынуждены признать, что эта цель до сих пор не достигнута. Страна, протянувшаяся от Бреста до Витебска, на сегодняшний день находится в стороне от важнейших процессов европейских преобразований. В этом отношении Беларусь является единственной европейской страной, которая сама себя изолировала. Белорусское руководство не предпринимает никаких мер для либерализации политической и экономической ситуации с целью нормализации отношений со своими европейскими соседями».

Уже 5 лет Беларусь находится в международной политической изоляции или, точнее, в изоляции от западного капиталистического мира. Идеологическая стойкость белорусского президента сравнима, разве что с железобетонным постоянством Фиделя Кастро, но Беларусь даже не Куба, здесь не растет ни сахарный тростник, ни кофе, ни табак. Иными словами, сырья маловато, одним выжить трудно. В общем, от псевдоидеологической упёртости Лукашенко страдает только сама Беларусь - ведь её политики стали как бы неприкасаемыми: их никуда не приглашают, никто с ними не общается. Даже в Ганновер на ярмарку премьер-министр Беларуси может приезжать только как частное лицо.

Можно винить Запад, который, мол, губит Беларусь. Но можно посмотреть и по-другому.

«С 1996 года, когда в Беларуси произошел конституционный переворот, мы не видели политики изоляции режима со стороны Европы».

Говорит руководитель правозащитной службы молодежной белорусской организации «Зубр» Андрей Егоров:

«Она всегда пыталась идти на какой-то компромисс, всегда предлагала какие-то уступки, и раз за разом Европа делала шаги навстречу Лукашенко, хотя тот не предпринимал ответных шагов. В таких условиях я уже 5 лет слышу о том, что необходим диалог с политическими структурами в Республике Беларусь со стороны Европы, необходимы шаги по сближению. Европа признает, что шаги к сближению возможны только на общем фундаменте и раз за разом только сдает свои позиции, но от этого не страдает режим. Европа просто его усиливает. Зато страдаем мы. И если Европа выделяет кредит белорусской экономике, следует при этом понимать, что 80% экономики в Беларуси – это государственная собственность, и, косвенно Европа просто субсидирует политический режим».

Получается, что все санкции Европейского Союза ничего в стране не меняют, также как ничего не меняет и их отмена. Такой вывод, похоже, можно сделать из слов Ханс-Георга Вика, до недавнего времени бессменного представителя Организации по Безопасности и сотрудничеству в Европе ОБСЕ:

«Вопрос заключался не в западной политике изоляции страны, а в том, что в условиях сокращения контактов с внешним миром, развитие демократических структур в обществе значительно осложняется. Но не прекращается. И они могут развиваться в тяжелейших условиях. Процесс эмансипации белорусского общества от авторитарного государственного режима идет и остановить его при всем желании невозможно».

После переизбрания Лукашенко отношения с Западом вроде бы начали налаживаться. Не в последнюю очередь благодаря тому, что ... президент пока лично не вмешивается в процесс переговоров. А ведь именно и исключительно он определяет политику государства. Александр Лукашенко является камнем преткновения в отношениях с Западом. Но (по официальной белорусской статистике) пользуется огромной популярностью у себя в стране.

Политики, как правило, достигают столь значительной популярности у избирателей после радикальных изменений в обществе, как-то революции, перевороты или кардинальные общественно-политические преобразования. Горбачев в начале перестройки, Ельцина после путча, Коль после объединения Германии. В остальное же, «мирное» время в демократическом государстве ведется нормальная политическая борьба, где всё решают свободные выборы. Ни революции в Беларуси не было, ни выборов, значит в стране авторитарный режим, где (под дымовой завесой демократии) подтасовываются результаты и устраняются конкуренты. Так видят главную проблему белорусского общества члены общественно-политического движения «Зубр».

«Проблема не в одной личности Лукашенко, проблема в установившемся режиме и господствующей политической и социально-экономической системе».

Говорит Андрей Егоров:

«Когда мы устраним эту систему и когда в стране будут соблюдаться права человека и будет установлено верховенство закона для всех, когда люди действительно поверят в возможность построения этого и изменят господствующую до сих пор систему ценностей, доставшуюся нам, как наследие СССР, только тогда мы сможем говорить об устойчивом развитии, свободной, сильной и богатой Беларуси. Препятствия для осуществления любой нормальной политики – это диктатура и отсутствие нормальных условий для развития экономики, таких, как свобода предпринимательства. Конечно, нам нужен Запад, нам нужна Россия, Украина, нам нужны все наши соседи. А политика самоизоляции, которую проводит наш режим, выглядит дикостью в современном мире. Когда мы видим примеры европейской интеграции и интеграционные процессы по всему миру мы не можем оставаться в стороне от этих процессов. Нам очень нужна Европа, нам очень нужна поддержка Европы в достижении наших целей. Все-таки мы тоже европейцы и оставлять какой-то анклав диктатуры в середине Европы в начале 21 века абсурдно».

Такое впечатление, что в Беларуси сосуществуют несколько противоположных реальностей: в одной живут те, кто считает, что все должно идти так, как сказал президент, главное, чтобы без мордобоя обошлось; в другой - те, кто бьёт в колокола и призывает к смене власти, обращаясь за помощью к Западу, и где-то между ними - те, кто боится даже подумать, опасаясь, что его услышат. Но самое парадоксальное – то, что при всех этих различиях президента выбирают практически абсолютным большинством голосов.

Такая вот она, демократия по-белорусски.