1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Отношение к евро в Европе

16.04.2002

Сегодня мы решили вновь поговорить о евро. С первого дня этого года единая европейская валюта стала официальным платежным средством в 12 странах Европейского союза за исключением Великобритании, Дании и Швеции. Если верить политикам и журналистам, крупнейший в истории «старого света» экономический эксперимент удался на все 100 процентов. Марки, франки, лиры, гульдены, драхмы, песеты и эскудо уступили место новеньким евро без каких-либо крупных конфликтов. Европейцы без видимого сожаления сменили привычные национальные монеты и денежные купюры на унифицированные космополитические деньги. Но так ли на самом деле все гладко? Каковы итоги первых месяцев существования евро? И как относятся сейчас к нему не только в государствах еврозоны, но и в тех странах, которые, по крайней мере, пока в эту зону не вошли. Об этом нам расскажут наши корреспонденты. А начнем мы с репортажа Владимира Рябоконя из Амстердама:

В пестрой семье европейских народов голландцы давно заслужили репутацию как наиболее прижимистых и экономных людей. Переход на единую европейскую валюту застал их с калькуляторами в руках. Помножьте один гульден на 2,20371 - и вы получите одно евро в его нынешнем эквиваленте. Подобную картину можно было застать где угодно в первые дни после нового года. Правда, в это время шла бойкая зимняя распродажа, и, что касается вещевого рынка, голландцы не почувствовали роста цен. Другое дело - супермаркеты. Здесь с переходом на евро цены на продукты питания подскочили аж на 10-15% без учета, разумеется, ежегодной инфляции. Народ это выдержал безропотно. Предвидя резкое снижение покупательной активности, некоторые супермаркеты попытались компенсировать подобный спад весьма удачной акцией, а именно, если платите в евро, то скидка 10%. Кассы работали на две принимаемые валюты, в результате чего в руках покупателей появилось два кошелька: один из них тощал на глазах, другой же пополнялся сверкающей сдачей.

Голландцы удивительно легко перешли на новую валюту. С одной стороны у них нет никаких иллюзий в отношении евро, с другой - ни разочарования, ни тем более ностальгии по гульдену, которому в этом году исполнилось бы 675 лет. Все оказалось обычно в своей повседневности, как серое затянутое облаками низкое голландское небо. На этом фоне реплика Геррита Залма - министра финансов , - что " евро - наше общее достояние", прозвучала как руководство к действию и как факт общественного настроения: голландцы доверительно и с симпатией относятся к новой валюте. На рекламных плакатах одно время красовалась фотография того же министра, рассматривающего на свет 200-евровую купюру: он улыбается, мол, купюра не фальшивая, а сами деньги явно надежны.

Поначалу недостаточное количество евроцентов в наличном обращении стало причиной нескольких телевизионной дискуссий, не говоря уже о газетных публикациях. Захотел, например, человек купить в овощной лавке две картофелины и протягивает одно евро, а сдачу ему дать не могут. Как тут быть? Вот и была отчеканена в срочном порядке новая партия монет достоинством от 1 до 5 центов, и ситуация выправилась. Между тем кошельки голландцев явно потяжелели от неизбежной мелочи, люди стали дольше задерживаться у кассы или прилавка, рассчитываясь с продавцом. Впрочем, этот своеобразный элемент игры - не ошибиться в подсчете, как нельзя лучше отразил всю гамму национального характера голландцев, хотя и здесь не обошлось без казусов достойных пера сатирика. Так например, в городе Гронинген 90-летнему старичку захотелось купить себе новые трусы. Покупал он на гульдены, а сдачу получил в евро. Дома пересчитал и понял, что его обманули - слишком мало дали центов. Действительно, до 2-ой Мировой Войны были в хождении монеты достоинством в 1 цент. Вот и ошибся он в подсчете. Недаром говорят, что старики сущие дети. На следующий день в злополучном магазине разыгралась трагикомедия. В продолжении 2-ух часов престарелому голландцу безуспешно пытались втолковать, что гульдены сейчас не гульдены, а евро. Он ни в какую. Не оставалось ничего другого, как вызвать полицию, которая под белые рученьки доставила бедолагу домой.

Не совсем обычный случай произошел с 50-летней Анке Зелденрейк из городка Наарден, которая работает в аптеке. Вскоре после перехода на евро на ее руках появилась экзема. Как установили врачи, - это была аллергическая реакция на никель, содержащийся в монетах 1 и 2 евро. Сейчас она берет сдачу исключительно в специальных перчатках и с большим трудом представляет себе дальнейшую работу в аптеке, в которой проработала 35 лет. Вполне вероятно, считает Анке, что ей придется подать в суд на министерство финансов, другого выхода для себя она не видит, поскольку возраст практически исключает переквалификацию.

Не стоит между тем забывать, что голландцы по сути своей космополиты, привыкшие за прошедшие века бурной торговой деятельности ко всему иностранному. Вот почему они с таким неослабевающим интересом рассматривают оборотную сторону евромонет, и, конечно же, всякий раз удивляются и радуются, если она не голландская. Многие слои населения охватила сейчас неподдельная страсть к коллекционированию, а хорошо памятный и доставшийся задаром в декабре минувшего года пакетик с евромонетами в 3,88 евро сейчас подскочил в цене аж в 5 раз.

Голландцы со свойственной им любовью к уменшительно-ласкательным суффиксам стали в свою очередь придумывать имена новым монетам и банкнотам. Например, 5 центов они обозвали - "хантье", а 500 евро - "Еуротоп", то есть выше некуда.

И напоследок анекдот, подслушанный накануне. Отец берет свидетельство о рождении сына в мэрии и просит назвать его "Евро". "Как Вы сказали?" - недоуменно его переспрашивают, - "разве есть такое имя?" " А почему бы и нет", - ответствует счастливый папаша, - "ведь были же франки и марки".

Вот как получается, голландцы, которые прослыли не меньшими скаредами, чем шотландцы, встретили новые деньги и некоторый рост цен, обусловленный их введением в обращение, скорее с юмором и покорностью. А что тогда говорить, например, об итальянцах, которых в Европе считают людьми веселыми и беззаботными. Но, на самом ли деле итальянцы настолько беззаботны, что и на замену национальной валюты лиры на евро они не обратили никакого внимания? Рассказывает Алексей Букалов из Рима:

«Торговали – веселились, подсчитали – прослезились!», - эта русская пословица как нельзя лучше отражает настроение итальянцев за первые два месяца тесного знакомства с новой европейской валютой. Теперь уже совершенно очевидно, что введение в обращение евро привело к заметному росту цен на товары и услуги в Италии. Стремление политической элиты страны к полноправному участию в объединенной Европе оплачивается из карманов всех итальянцев, хотя никто у них согласия на это формально – скажем, путем референдума – не спрашивал. С точки зрения психологической приход евро оказался не столь болезненным, как ожидалось. Сказалось традиционное итальянское любопытство и некая гордость за свою принадлежность к передовому отряду европейцев. Да и у истоков единой европейской валюты стояли, как известно, такие итальянские экономисты, как нынешний президент республики Карло Адзельо Чампи и председатель Еврокомиссии Романо Проди. Чампи торжественно приветствовал евро из Квиринальского дворца: «Прощай лира, ты объединила Италию, здравствуй евро, тебе суждено объединить Европу». За этими высокопарными словами – закрытие целой страницы итальянской истории. Бывшую национальную монету Италии – лиру – по праву относят к древнейшим в мире: она ведет свое происхождение от «либбры», что в древнеримском исчислении означало вес в 325 граммов. С распространением христианства лира стала известна во всем Старом Свете, а в 19 веке пьемонтская лира вместе с войсками короля Виктора Эммануила Второго и гарибальдийцами завоевала Апеннины, став единой национальной валютой нового итальянского королевства. Постепенно она обесценилась, многократно девальвировалась, исчезла мелочь, итальянцы привыкли исчислять все в тысячах лир, а любой безработный, получавший пособие чувствовал себя миллионером в прямом смысле этого слова. Это состояние души подметил замечательный итальянский драматург Эдуардо де Филиппо в своей пьесе «Неаполь – город миллионеров».

Официальные статистические данные за первый квартал 2002 года еще только готовятся, но и без статистики ясно, что после введения евро цены в среднем подскочили, как минимум на двадцать процентов, а на отдельные товары вдвое.

Итальянцы роются в своих кошельках, подозрительно вглядываясь в непривычную мелочь, забывают взять монетки сдачи, а уличные торговцы этим прекрасно пользуются. При округлении выросли цены буквально на все: и на проезд по автострадам, и на страхование, и на лекарства, и на билеты в музеи и театры, и самое главное – на все без исключения продовольственные товары и одежду. Зачастую старые ценники в магазинах переделывали самым простым способом: вместо 20 000 лир висит цена 20 евро, хотя полагалось бы чуть больше 10. Это коснулось в основном женской и детской обуви и одежды. Итальянцы ворчат, хотя открытого недовольства не высказывают: в нынешнем сезоне здесь модно быть европейцем.

Наш последний репортаж на сегодня из Дании, которая пока не собирается переходить на евро. Почему Датское королевство осталось в стороне, и как сегодня датчане относятся к евро? Об этом - в репортаже Бориса Вайля из Копенгагена.

Как известно, Дания, хотя и входит в Европейский союз, однако участвует не во всех сферах европейской интеграции. В частности, Дания не участвует в европейской валютной системе и пока что сохраняет свою собственную валюту – датскую крону. Для того, чтобы отменить национальную валюту, требуется решение простого большинства на общенародном референдуме. Такой референдум и состоялся два года назад и на нем победили противники евро. Правительство Дании выступало за усиление европейской интеграции, но, конечно, ничего не могло поделать с желанием большей части народа. – сохранить крону. Правительство, впрочем, намекнуло, что оно через несколько лет проведет новый референдум – в надежде на то, что датчане переменят свое отношение к евро. Конечно, проводить референдумы слишком часто – дорогое удовольствие, и ясно, что теперь правительство только тогда обратится вновь к этому инструменту, когда будет совершенно уверено в победе сторонников евро. Итак, такова ситуация была полтора года назад. А полгода назад в Дании состоялись очередные парламентские выборы и к власти – на место социал-демократов и радикалов – пришли их противники: коалиция либералов и консерваторов. Хотя в рядах этих партий есть и скептически настроенные по отношению к евро члены, тем не менее эти партии, как и их противники, стоят за европейскую интеграцию, и, в частности, за евро. Так что в этом плане новое правительство не отличается от старого. Однако, небольшое отличие есть. Чтобы провести через парламент новый закон, голосов правящих партий недостаточно. Правительство в своих начинаниях опирается на новую силу, возникшую недавно в стране и отвоевавшую множество голосов избирателей, ранее голосовавших за социал-демократов. С этой новой силой – Датской Народной партией правительство должно считаться. Так вот эта партия выступает против единой Европы и, соответственно, против европейской валюты. Поэтому, по моему мнению, правительство и не спешит с назначением даты нового референдума.