1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Отмена цензуры в Узбекистане – всего лишь фикция?

По сообщению из Узбекистана, у корреспондента радиостанции "Голос Америки" Рохили Очиловой, записывавшей репортаж о митинге самаркандских студентов, сотрудники милиции отобрали диктофон и аудиокассету.

Причем случай этот далеко не единичный, несмотря на формальную отмену цензуры в стране. В целом же, говоря о СМИ Узбекистана, непросто воспользоваться терминами "оппозиционные", "независимые" или "неправительственные". Ни того, ни другого, ни третьего в Узбекистане просто не существует, по крайней мере, в том смысле, который вкладывается в эти понятия на Западе.

Однако грести всю республиканскую журналистику под одну гребенку тоже неверно. В республике есть издания и авторы, чью позицию по отношению к власти можно по крайней мере назвать скептической. Не стоит также забывать и об узбекистанцах - сотрудниках западных СМИ, пытающихся добросовестно исполнять свои обязанности. Таких людей в республике терпят, по крайней мере, до поры до времени – как показал инцидент с Очиловой. Этот лавирующий курс президента Каримова, желающего сохранить одновременно имидж демократа и всю полноту собственной власти, наблюдается не только в отношении республиканских СМИ. В заявлениях президента по политическим вопросам также достаточно демократической риторики. Нынешнюю ситуацию в республике комментирует основатель и лидер политического движения "Бирлик" Абдурахим Пулат:

"Ситуация в сегодняшнем Узбекистане для меня совершенно ясна. В течение последних нескольких лет Каримов и его окружение поняли, что без глубоких политических реформ не может даже быть и речи о реформах экономических. Но у режима не хватает политической воли признать, что теперь нужно работать в условиях политического плюрализма и действующей оппозиции. Только в этом случае можно будет преодолеть те ошибки, что были допущены в управлении Узбекистаном в последние годы".

По мнению экспертов, любую оппозицию своему режиму президент пытается представить общественному мнению как исламско-радикальную, чтобы расправиться с ней под шумок вошедшей ныне в моду борьбы с терроризмом. А существует ли оппозиция Каримову внутри правящей элиты?

"В любой сложной системе – а режим, который ныне управляет Узбекистаном таковой и является – есть внутренние противоречия и оппозиционные течения. Конечно, в условиях жесткой диктатуры этого не видно, но при малейшем ослаблении диктатуры, при малейшем движении по пути демократизации, они дадут о себе знать".

Реально ли в условиях столь жёсткой системы говорить о перспективах демократической оппозиции?

"Если бы Узбекистан был закрытой страной за железным занавесом, ни о какой демократизации не было бы и речи. Но сейчас другое время. Даже чисто физические границы государства отнюдь не столь непрозрачные как некогда границы СССР. Кроме того, современные средства коммуникации не позволяют построить общество, полностью закрытое от внешнего мира. Ещё один немаловажный фактор – усиление присутствия в Узбекистане Запада, в первую очередь США. "Хьюман Райтс Уотч", "Фридом Хаус" открыли офисы в Ташкенте, пытаются распространить своё влияние и в провинции. Многие немецкие гуманитарные организации создают в республике свои представительства. Всё это не позволит сделать общество закрытым. А то, что процессы демократизации в Узбекистане не пошли семимильными шагами, объясняется отнюдь не страхом людей перед режимом, а тем, что многие, особенно интеллигенция, не поняли, что процессы, связанные с наращиванием присутствия США и Запада в Узбекистане, необратимы. Лично я считаю, что это присутствие – вечное".

В западной прессе порой проскальзывает мнение, что режим Каримова вполне сопоставим с совершенно одиозной диктатурой Ниязова в соседнем Туркменистане, только лучше организован и эффективнее функционирует. Вот что думает по этому поводу Абдурахим Пулат:

"Параллели с Туркменистаном, конечно, естественны. В сущности, это очень близкие друг другу режимы. Если Туркменбаши ещё больший диктатор, то это не оттого, что Каримов лучше него, а оттого, что несмотря на отсутствие официальной оппозиции в Узбекистане, силы, противостоящие режиму, тем не менее имеются. А в Туркменистане их не было и в конце 80-х годов. Поэтому если режим Каримова в чем-то мягче и рациональнее, то только потому, что ему приходится считаться со сформировавшимися оппозиционными настроениями".

В то же время добровольных уступок по отношению к оппозиции Абдурахим Пулат не ожидает:

"Я не думаю, что оппозиционным политическим организациям в Узбекистане будет дана возможность легально работать. Эту возможность мы завоюем в борьбе с нынешним режимом".