1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Отголоски войны

9 Мая в Узбекистане официально называется Днём памяти и почестей

default

С каждым днём приближается 60-я годовщина окончания Второй мировой войны в Европе. В этой связи мы попросили наших корреспондентов из всех центральноазиатских республик подготовить материалы на эту тему. Сегодня в эфир выходит первый материал этой серии. Слово нашему корреспонденту в Бухаре Обиду Шабанову.

9 Мая в Узбекистане официально называется Днём памяти и почестей. В этот день должны быть помянуты все – и те, кто воевал с нацистскими войсками в годы Второй мировой войны, и борцы за независимость, и жертвы сталинских репрессий. Но есть среди тех, кто сражался, один солдат, которого никто и никогда с Победой не поздравит. Он закончил войну с винтовкой в руке, однако люди и государство считают, что это не его победа. На нём – печать забвения, печать проклятия. А на ней надпись – Армия Власова и Туркестанский легион. Речь идёт о Ражабе Шарипове, который живёт в кишлаке Посткате Гиждуванского района Бухарской области. Ему 84 года и он слепой, - родные говорят, что ослеп от горя. Сам же Ражаб считает, что так и лучше - он не видит своего незаслуженного позора. Войну пулемётчик Ражаб Шарипов встретил на передовом крае, в Белоруссии. Удача тогда отвернулась от Красной Армии. Но особенно не повезло дивизии генерал-лейтенанта Власова, которая попала в окружение. В 382-м полку этой дивизии служил и Шарипов. Вместе с другими солдатами Ражаб оказался в лагере военнопленных на территории Польши. Лагерь, как помнит Шарипов, назывался Миномина. И еще он помнит, что в лагере было много солдат из мусульманских республик Советского Союза. С этого вот лагеря и начались злоключения солдата Шарипова. Бывший командир его дивизии Власов перешел на сторону нацистского режима. Шарипов говорит:

- "В 1941 году я попал на войну. В течение восьми дней шли ожесточённые бои. Потом наша дивизия попала в плен. Но рядовые солдаты даже не знали, что командир дивизии оказался предателем. Это мы узнали после войны".

Шарипов за Власовым не пошёл. Но вот тот факт, что он когда-то служил под началом генерала Власова, в корне изменило всю его жизнь. Там, в лагере, к солдатам бывшей дивизии Власова было тоже особое отношение. Шарипов не мог объяснить каждому встречному, что генерал Власов с ним, с Шариповым вовсе не советовался, когда переходил на сторону врага. «Власовец» - в СССР это было клеймо на всю жизнь. Потому-то, когда нацисты создали Туркестанский легион, куда вербовали военнопленных-мусульман, первым делом вербовщики появились в лагере Шарипова. И вновь солдат выдержал испытание: узбеки за кусок хлеба своих не продают, - сказал им Ражаб. Судьба подарила этому мужественному человеку шанс:

"За три месяца до окончания войны в 1945 году немцы готовились перевести нас, 120 советских военнопленных в Германию. И по счастливой случайности на помощь к нам приходят словацкие партизаны и освобождают нас. После я участвовал в военных действиях на территории Румынии и Албании".

Шарипов с винтовкой прошагали по Албании, и по Румынии. Домой, в родной кишлак вернулся только в 1946 году. Думал, вернулся героем. Да не тут то было: «Служил у Власова, имел какое-то отношение к Туркестанскому легиону» - этих записей в лагерных документах хватило, чтобы советский НКВД целых два года гонял солдата по следственным кабинетам. Ему так и говорили: «Если тебя не расстреляли в 1945 году, то не поздно сделать это и сейчас». Это чудо, что Ражаб вообще остался жив. Какой-то винтик в зловещей машине НКВД не сработал… 9 Мая в Узбекистане - День памяти и почестей. Но это не праздник солдата Раджаба Шарипова. И хотя он ни в чем не виноват, просит он только одного – прощения. Его дочь Мавлюда говорит:

"Я ходила в местный военкомат узнать, что на самом деле произошло с моим отцом, где он служил. Мне в военкомате сказали, что он был в плену, показали подтверждающие документы. Я тогда поняла, почему отношение местных властей к моему отцу такое негативное. Сейчас мы живём в другом государстве, и я считаю, что надо простить всех старых солдат, на чьей бы стороне и как они не воевали"…