1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Острова

29.10.2002

Остров Шпицберген

Сегодня – третья и последняя передача о европейских островах. Напомню, что мы уже рассказывали об Ирландии и Фарерах, о дискуссиях вокруг памятника Ленину на итальянском острове Капри и о жизни богатых россиян на Кипре... Сегодняшний выпуск мы тоже начнём с русских, живущих на иностранном острове. Но русские эти – не богатые, а совсем наоборот, а остров расположен не в южных морях, а совсем наоборот. Это самый северный европейский остров – Шпицберген.

Архипелаг Шпитцберген или, правильнее было бы сказать, Свальбард (таково его официальное норвежское название) является территорией Норвегии. Но там живут и работают около тысячи граждан России и Украины. Дело в том, что у островов – особый статус. В 1920 году несколько стран подписали договор, который позволял любой из них на определённых условиях добывать здесь уголь или ловить рыбу. Одновременно архипелаг объявлялся демилитаризованной зоной, здесь запрещалось строительство любых объектов военного назначения. Сегодня под этим договором стоят уже подписи 41–й страны.

Советский Союз присоединился к нему в середине тридцатых годов. Здесь построили два больших посёлка и стали добывать уголь, что делают до сих пор.

Правда, себестоимость угля, добываемого на острове, да ещё на столь северном острове, очень высокая. Ни о какой экономической рентабельности здесь и речи быть не может. В девяностые годы норвежские шахты на Шпицбергене получали ежегодные бюджетные дотации на сумму около двадцати миллионов долларов. Цифры советских, а потом и российских дотаций долгое время были засекречены. В 2000–м году правительство России выделило только на поддержание нормального функционирования посёлков пять миллионов долларов, но этого хватило, как потом стало известно, лишь на один Баренцбург. Рудник «Пирамида» решили ликвидировать. А третий крупный российский рудник под названием «Грумант» был законсервирован ещё в начале шестидесятых годов.

Тем не менее, в Баренцбурге продолжают что-то добывать. Весь уголь со Шпицбергена, кстати говоря, поступает в Мурманскую область, губернатор которой в одном из интервью как-то честно признал, что выгоднее использовать уголь воркутинский. Но тут же подчеркнул, что Россия всё равно должна продолжать на Шпицбергене хозяйственную деятельность – по геополитическим, а не экономическим соображениям: иначе ей придётся уйти с архипелага.

Ну, хорошо, придётся уйти – и что? Газета «Красная звезда» грозно предупреждает о «далеко идущих планах» Норвегии и её союзников использовать острова архипелага «для осуществления военного контроля в Арктике со стороны НАТО». Это, конечно, абсурд: хотя бы потому, что международный договор о Свальбарде/Шпицбергене объявляет архипелаг на все времена демилитаризованной зоной. А чтобы изменить этот пункт, нужно и согласие России. Тем не менее, российские военные продолжают совершенно серьёзно уверять, что Норвегия делает архипелаг чуть ли не военной базой. И приводят примеры: на норвежской части территории есть взлётно-посадочная полоса для тяжёлых самолётов, ракетный полигон, центр космической связи, радиолокационная станция... Звучит просто страшно. Однако с ракетного полигона запускаются всего лишь геодезические ракеты, радиолокационная станция предназначена для исследования атмосферных явлений, а центр космической связи, по существу, представляет из себя телефонную станцию спутниковой связи. Что касается аэродрома для «тяжёлых самолётов», который находится в пяти минутах езды от административного центра Свальбарда, посёлка Лонгиер/бюен, то здесь садятся обыкновенные пассажирские самолёты, в том числе и российские. Авиарейсы с материка – это единственный вид регулярного сообщения с архипелагом, так как регулярного морского сообщения нет. Кстати говоря, раньше российские самолёты летали в Лонгир/бюен раз в месяц, сейчас, правда, реже. Наверняка, у всех на памяти катастрофа Ту-154, который должен был доставить на Шпицберген шахтёров и геологов и разбился из-за ошибки лётчиков. Это было в 96–м году.

В общем, о военно-стратегическом противостоянии говорить не приходится. Куда более серьёзной является другая конфликтная сфера – экологическая. Природоохранные требования ко всем странам, ведущим хозяйственную деятельность на Свальбарде, очень жёсткие, и принятые не так давно стортингом (норвежским парламентом) дополнения к законодательству ещё больше ужесточили эти требования. Заповедные территории составляют сейчас половину территории архипелага. Дело не только в редких птицах и животных, которые здесь обитают (например, белые медведи). Арктическая природа вообще очень чувствительна. Стоит пройти по тундре гусеничному трактору – и слой почвы восстановится лишь через четверть века. Поэтому норвежские власти запретили россиянам, например, строить новую высоковольтную линию. На что один из заместителей министра иностранных дел России заявил: «Норвежцы заставляют нас таким образом уходить с острова».

Однако норвежские власти столь же сурово охраняют природу Свальбарда/Шпицбергена и от своих собственных фирм. Так, часть принадлежащих компании «Кульспидс» земельных угодий была включена в состав Национального парка, на территории которого запрещена всякая хозяйственная деятельность. Затем та же компания не получила разрешения на лов рыбы в прилегающих к архипелагу акваториях. «Мы не для кого не делаем исключений», – подчёркивают в Осло.

Тем не менее, и российские рыбаки чувствуют себя ущемлёнными. В апреле прошлого года в районе Шпицбергена был задержан траулер «Чернигов», который занимался ловлей рыбы сверх установленных квот. Мурманской компании «Баренцфиш» пришлось заплатить большой штраф. Нарушения очень часты, тем не менее, российские рыбаки продолжают рисковать. Уж очень лакомый кусок: у берегов Шпицбергена Россия вылавливает четверть всей рыбы, добываемой в Баренцевом море. В июне нынешнего года на защиту рыбаков вышел даже большой противолодочный корабль «Североморск». Правда, в МИДе России утверждали, что речь идёт о плановом походе, который к рыболовству не имеет никакого отношения. Однако контр–адмирал Валерий Лобасов в интервью газете «Известия» подчеркнул, что речь идёт о демонстрации силы. Интересно, во сколько обошёлся этот поход боевого корабля?

Остров Сардиния

Давайте отправимся со Шпицбергена с его белыми медведями и полярными сияниями на юг. Наш итальянский корреспондент Алексей Букалов рассказывает об острове Сардиния:

Сардиния – знакомое всем с детства название, потому что сардины в оливковом масле славятся как непревзойденная закуска далеко за пределами ее территориальных вод.

Остров Сардиния – сегодня одна из 20 областей итальянского государства и по-прежнему, как утверждают многие знатоки, самый прекрасный и самобытный уголок Средиземноморья.

Человек осваивает этот гористый остров последние семь тысяч лет. Со времен неолита. Не бойтесь, я не буду вам подробно обо всех них рассказывать. Отмечу только, что финикийцы и древние греки основали здесь торговые причалы, а в 6 веке до нашей эры, как гласят летописи, сардинцы уже воевали, и весьма успешно, с грозным Карфагеном. Но независимое существование длилось недолго: богатый зеленый остров попал под владычество Рима, потом варваров, Византии, мавров, испанцев, вольных морских республик Пизы и Генуи, о чем свидетельствуют сохранившееся оборонительные укрепления, напоминающие генуэзские крепости в Крыму. После Второй мировой войны остров получил автономный административный статус с широкими правами.

Остров пастухов и рыбаков, Сардиния, это еще и край долгожителей, там проживает две трети столетних граждан Италии. Про достопримечательности рассказывать не буду: прочтете в путеводителях, или посмотрите сами, право стоит. Люди там замечательные – гостеприимные, певучие, талантливые. Любят искусство и политику. В прошлом году я ездил в старинный город Кальяри, административный центр Сардинии, и попал там на спектакль в местный театр: давали единственную комическую оперу, написанную Чайковским – «Черевички», дирижировал Геннадий Рождественский. Я был поражен не только самим фактом постановки на Сардинии этой забытой оперы, но и тем, что огромный коммунальный театр на три тысячи мест был буквально переполнен. Помню, умилился: ну кто им кузнец Вакула!

На острове до сих пор хранят традиции фольклорных праздников и по праву гордятся своей великолепной кухней. Вот уж чудо – накормят так, что пальчики оближешь; даже в Риме многие ценители предпочитают ходить именно в сардинские рестораны. Выбор безошибочный: просто и вкусно – жаренный с корочкой поросенок, ягненок в ягодном соусе, великолепные сыры и твороженные шедевры, сотни рыбных блюд с зеленью и помидорами, в том числе знаменитая густая уха по-сардински, в которой ложка стоит, сладкая выпечка с медом и прочее и прочее, и все это запивается терпким сухим вином или настойкой сардинской митры.

Сегодня Сардиния и ее Изумрудный берег (Costa Smeralda) – самый престижный курорт Италии, излюбленное место отдыха шейхов, политиков, крупных предпринимателей, известных деятелей искусства и шоу-бизнеса.

Изумрудный берег – это царство гранитных скал, густых кустарников можжевельника, девственных пляжей и крошечных живописных островков. С 60-х годов этот район с центром в Порто-Черво – одна из самых элитных санаторных зон мира.

Сосед Изумрудного берега – Лазурный берег во Франции со всеми своими ниццами, каннами и монаками – далеко отстал по престижности от своего итальянского соседа. В Порто-Черво приезжают не столько за загаром, сколько за тем, чтобы подтвердить незыблемость своего социального статуса.

На знаменитом изумрудном побережье, рядом с городком Порто-Ротондо, раскинулись 40 га угодий виллы «Ла Чертоза», принадлежащий председателю Совета министров Италии Сильвио Берлускони. Именно там минувшим летом отдыхали дочери российского президента Владимира Путина. Рядом расположены хоромы арабского принца Карима Ага Хана Четвертого, который, собственно, и превратил край пастухов в туристическую Мекку для избранных. Для итальянской прессы не секрет, что в последнее время на Сардинии обзавелись недвижимостью и многие авторитеты из стран СНГ. Расскажу такой эпизод: много лет назад мне довелось присутствовать на званном обеде в Риме, с участием очень известной итальянской дамы – Сузанны Аньелли, бывшего министра иностранных дел Италии и родной сестры сенатора Аньелли, почетного президента ФИАТа. Она рассказывала о летнем досуге своих внуков на фамильной вилле на Сардинии. В ответ на мое предположение о полной приспособленности этого именья для отдыха, она заметила: «Знаете, у нас довольно скромная вилла – она выглядит как сарай по сравнению с тем дворцом, который соорудил по соседству ваш соотечественник – «новый русский».

Остров Святой Елены

«Этот остров… неожиданно вырастает из океана подобно огромному чёрному замку. Около города Джеймстауна, как будто бы для усиления созданной самой природой оборонительной линии, стоят маленькие форты и пушки, заполняющие все зазоры в зубчатой гряде скал», – записал 9–го мая 1836 года Чарльз Дарвин. Основоположник теории эволюции, тогда ещё совсем молодой, побывал на острове Святой Елены, путешествуя на корабле «Бигль», спустя четверть века после смерти Наполеона, который был отправлен в ссылку на этот затерянный в южной части Атлантического океана клочок земли, точнее – камня. Ближайший к острову Святой Елены, который является владением Великобритании, материк – это Африка. Но и до неё около двух тысяч километров. Авиасообщения с островом нет. Самолёты здесь не садятся – даже маленькие, потому что среди скал нет ни одного более или менее ровного клочка земли, на котором можно было бы оборудовать взлетно-посадочную полосу. Добраться сюда можно только морем. Пять дней занимает морское путешествие из южноафриканского Кейптауна. Наполеона доставили сюда в своё время на парусном фрегате за два с половиной месяца.

Но даже приличной гавани или бухты не найти на острове Святой Елены, так что все приходящие сюда корабли бросают якорь в открытом океане. Пассажиров и грузы доставляют на берег на небольших катерах. Собственно, всего одно–единственное судно и совершает регулярные рейсы на остров. Называется оно, как легко можно было бы догадаться, «Сент-Хелина» («Святая Елена»). Раз в два месяца это судно, которое доставляет почту, различные грузы и несколько десятков пассажиров (как правило, туристов) из порта Кардифф на Британских Островах в Кейптаун и обратно, бросает якорь вблизи острова Святой Елены.

Кстати говоря, это название дали острову португальские мореплаватели, открывшие его в 1502–м году 21–го мая – как раз в день, когда католики чествуют Святую Елену. Через сто с небольшим лет остров захватили голландцы, потом – англичане. Стратегическая ценность острова объяснялась тем, что он стоял как раз на пути из Европы в Индию. Здесь моряки, совершавшие до открытия Суэцкого канала дальнее плаванье в обход Африки, запасались пресной водой и продовольствием. Между прочим, кроме Наполеона и Чарльза Дарвина, здесь побывали, например, известный путешественник Джеймс Кук и астроном Эдмунд Галлей, именем которого была названа знаменитая комета.

С открытием Суэцкого канала остров Святой Елены перестал представлять какую–либо стратегическую важность. Британцы стали использовать его как тюрьму. В начале двадцатого века, во время англо-бурской войны, здесь содержалось около шести тысяч заключённых. Их потомки, а также потомки добровольно переселившихся сюда англичан, креолов, африканцев и китайцев составляют сегодня всё население острова. Собственно, здесь есть один–единственный городок – Джеймстаун (он находится в северной части острова). Небольшие домики, построенные в так называемом колониальном стиле и покрашенные белой краской, выстроились вдоль главной (и тоже, в сущности, единственной) улицы Мэйн–стрит. Несколько магазинов, пивных, ресторанчиков, офис губернатора, почта, здание рынка… Главная достопримечательность, конечно, – музей Наполеона. Дом Лонгвуд-хауз, где он жил и умер, а также могила (с 1840–го года, когда прах императора перевезли в Париж, – пустая) являются собственностью Франции. За ними присматривает молодой французский консул Мишель Мартино.

Подавляющее большинство населения острова занимается рыболовством и сельским хозяйством. Остров даже экспортирует рыбные консервы. Многие жители переехали в поисках работы на соседний британский остров Вознесения. Впрочем, «соседний» – это сильно сказано. Остров Вознесения находится в 1300 километрах от острова Святой Елены. Там расположена военная база и станция слежения. Упомянем ещё также подчиняющийся губернатору острова Святой Елены остров Тристан–да–Кунья. Он знаменит своими омарами, которых ловят у его берегов.