1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Острова

22.10.2002

Мы продолжаем тему, начатую в прошлом выпуске радиожурнала «Европа и европейцы»: речь в этой передаче снова пойдёт об островах. Неделю назад мы рассказывали о самом зелёном европейском острове – Ирландии и о Фарерских островах, которые никак не могут решить, отделяться ли им от Дании или нет. Сегодня мы отправимся южнее. Мы познакомим вас с Кипром, излюбленным местом отдыха богатых россиян, и с итальянским островом Капри – тем самым, где когда–то жил Алексей Максимович Горький. На Капри бывали и жили, кстати говоря, очень многие писатели, поэты, музыканты, общественные деятели из самых разных восточноевропейских стран. Совсем недавно здесь даже прошла большая конференция, на которой обсуждалась роль Капри в истории культуры Восточной Европы. Об острове Капри рассказывает наш итальянский корреспондент Алексей Букалов:

Жемчужина неаполитанского залива одно из красивейших мест Италии, остров Капри символ Средиземноморья, приют безмятежного счастья. и это не реклама. А истинная правда:

Потрясающе синее Тирренское море, лазурное небо, богатая субтропическая зелень, живописная гавань, природные монументы и бесчисленные древние памятники делают Капри привлекательным местом паломничества для туристов со всего мира.

Капри отстоит от мыса Сорренто всего на пять км, когда - то он соединялся материком, но затем бурная сейсмическая активность Везувия и подземных сил отделила его от Апениннского сапога и превратила в самостоятельный остров. говорят, он получил свое название от древнегреческого слова «Капреа» , скалистый. Но римский историк Теренций Варон писал об изобилии здесь диких кабанов («капрос»), что тоже может, служит объяснением названия.

Остров испокон веку был греческий колонией, а римляне открыли его для себя в 29 Году до нашей эры, когда возвращавшийся в Рим после восточных походов – «божественный август» впервые высадился на нем. Преемник августа император Тиберии в 14 году после рождества христова выбрал Капри местом «золота изгнания», уединившись на острове в последнее десятилетие своей бурной жизни.

Путешественнику обязательно покажут здесь развалины императорских дворцов и купален, сады, таинственные гроты и, конечно, знаменитые «Фаральони » - загадочные каменные колоссы , выступающие из морских глубин и давно ставшие самым популярным элементом каприиского пейзажа. хотя и в других местах итальянского побережья такие высокие морские скалы называются тем же словом, здесь они стали именем собственным - «Фаральони». Всего у берега высятся три рифа- «Фаральони ди терра», высотой 111 м, и два чуть пониже - «Фаральони ди медно» и «Фаральони ди фуори». Нет наверное , такого живописца, от классиков Возрождения до пансионеров Российской императорской академии художеств, который бы не запечатлел в красках величие этих карийских каменных великанов.

Остров небольшой - всего 11 квадратных километров населением 13 тысяч постоянных жителей, в основном сосредоточенных в двух городах Капри и Анакапри и портах Марина Гранде и Марина Пиккола. Ну а в туристский сезон население острова возрастает до полумиллиона. Административный центр – город Капри, расположен на холме, его центральная площадь - Пьяцца Умберто Первого- известна туристам под ласково - уменьшительным именем – «пьяццетта». Кто-то назвал ее за миниатюрность «кукольным театром мира», но это, скорее « парадная гостиная» Капри, с вечно праздной нарядной толпой. За столиками кафе Пьяццетты в тени разноцветных зонтов собирается элита кино и литературы, здесь же- известные политики, бизнесмены, законодатели моды. В начале прошлого века на острове бывали и российские социал-демократы, их навещал сам Ленин.

Недавно, между прочим, районное отделение итальянкой правой партии «Национальный альянс» на Капри начало сбор подписей под петицией о сносе памятника Ленину, установленного на острове в 1970 году, в столетнюю годовщину вождя революции.

Монумент сооружен по проекту известного скульптора Пио Манцу, лауреата международной ленинской премии, т представляет собой три подставленных друг на друга треугольных брусков белого каррарского мрамора , с профилем Ильича наверху и надписью:

«Ленину- Капри». Владимир Ульянов дважды побывал на острове : в 1908 и 1910 годах, в гостях у Максима горького ( сохранилась знаменитая фотография , где Ленин играет шахматы с меньшевиком Богдановым на террасе горьковской виллы). Ильич приезжал сюда противодействия т.н. «каприйской ереси» , возникшей, по его мнению , в пропагандисткой партшколе, которою организовали жившие на острове Горький и Луначарский. Стела на Капри- один из немногих , если не считать монумент на другом острове- Шпицбергене ,-памятником вождю сохранившим в западной Европе. До сравнительно недавнего времени сюда обязательно привозили советские делегации и туристов для церемонии возложения венков. Луиджи Лембо, секретарь местного отделения НА, в беседе с журналистами возмущается: «если итальянские коммунисты хотели обязательно сделать что-нибудь приятное советским товарищам, они могли соорудить монумент, например, Максиму Горькому , который хотя бы прославил Капри в своих «Сказках об Италии». Мы считаем, что не место на нашем острове памятнику вдохновителю Сталина и подлинному зачинателю системы ГУЛУГ»( конец цитаты) . Сеньор Лембо напомнил, что расположенная по соседству одна из центральных площадей Капри носит имя «Жертв венгерских событий 1956 года». Как и следовало ожидать, инициатива «Национального альянса» о сносе памятника Ленину встретила осуждение итальянских коммунистов. В листовке, распространенной в Неаполе ячейкой «Красный Везувий» при так называемой «Итальянской марксистскою -ленинской партии», сказано, что «попытки правых убрать монумент оскорбляют чувства партизан, освобождавших эти места от наци-фашистов.»впрочем, самому острову Капри от этой полемики, как говорится, ни жарко, ни холодно.

Ленин раскалывает Капри

От старых большевиков мы перейдём к новым русским. В одном из недавних номеров газеты «Московские новости», на странице, посвящённой розыгрышу теннисного Кубка Кремля, было опубликовано следующее объявление (по-русски, разумеется): «Традиционный теннисный фестиваль на Кипре. С 5–го по 10–ое ноября в турнире поспорят ветераны профессионального тенниса и просто любители этой увлекательной игры». Фотографии некоторых из «просто любителей» можно было найти на той же странице: мэр Москвы Юрий Лужков, скульптор Зураб Церетели, алюминиевый король Олег Дерипаска, Ельцин, Кобзон, Валентин Юмашев... Кто–то из таких «просто любителей» и примет участие в теннисном турнире на Кипре.

Русские на Кипре

Вопрос на засыпку: какие страны больше всего инвестируют в экономику России? Ну, Германия, Китай, Франция, американские, английские, итальянские, канадские фирмы… Всё правильно. А вот на втором месте за Соединёнными Штатами по объёму инвестиций кто идёт? В жизни не догадаетесь: Республика Кипр. Каким же образом Кипр (имеется ввиду, конечно, греческая часть острова) с его населением всего в 670 тысяч человек стал вторым главным иностранным инвестором России?

Никакой загадки здесь нет. Около 80 процентов киприотских инвестиций – это на самом деле «беглый» российский капитал, который таким образом возвращается на родину. Не весь, конечно, капитал, который за последние десять лет всеми правдами и неправдами переправили за границу с помощью офшорных фирм российские чиновники, банкиры, предприниматели и бандиты. «Приватизация прибылей», – так иронично говорит об этом репортёр немецкого журнала «Шпигель», посвятившего несколько страниц «русскому Кипру». Почему же предпочтение было отдано именно Кипру? Причин две. Во–первых, прекрасный климат, тёплое море, солнце, во–вторых, в высшей степени либеральное налоговое и финансовое законодательство, выгодное прежде всего для тех, кто хочет, чтобы его капитал остался анонимным. Открывай офшорную фирму, фонд, плати всего-навсего 4,25 процента налога с прибыли – и делай со своими деньгами, что хочешь: хоть проедай, хоть в «Бэнк оф Нью–Йорк» переводи, хоть инвестируй в российскую экономику. На Кипре зарегистрировано около 21 тысяч российских фирм, а офшорный капитал оценивается в три миллиарда долларов.

Правда, глава Счётной палаты России Сергей Степашин недавно публично опроверг утверждения о том, что Кипр является налоговым раем и прибежищем русской мафии, заявив, что они «раздуваются прессой», однако факты говорят сами за себя.

На Кипре сегодня постоянно живут более тридцати тысяч бывших граждан СССР. Большинство из тех, кто, как пишет корреспондент «Шпигеля», «стоит за тайными передвижениями миллионов долларов», селится в Лимасоле – городе на юго-восточном побережье Кипра. В самом центре Лимасола, в парке, в окружении пальм, кипарисов и эвкалиптов стоит бронзовый бюст Пушкина, установленный два года назад. Холм, на котором расположен район Калогири, где селятся самые богатые русские киприоты (вилла с бассейном стоит здесь от одного до десяти миллионов евро), коренные жители Лимасола называют иронично Олимпом: в греческой мифологии на горе Олимп жили боги. Чуть в стороне от вилл, на краю гигантского пустыря, стоит православная церковь Святого Николая. Маленькая – шесть на четыре метра, зато с кондиционером. Здесь в девять утра поп Савва принимает верующих.

В магазине «Маленькая Русь» продаётся жирная селёдка, «пельмени домашние» и водка нескольких сортов. На главной набережной Лимасола расположилось удивительно много для жаркого Кипра меховых магазинов. Особым спросом пользуются, между прочим, шубы из канадского соболя. В газетных киосках продаются местные русские газеты. Таковых аж четыре: «Вестник Кипра», «Вести с Кипра», «Русский курьер» и «The Russian Weekly». Есть, кстати говоря, и телевизионная информационная программа на русском языке. Летом, когда на Кипр приезжает более 140 тысяч туристов из республик бывшего СССР, идёт и специальная русская радиопрограмма. Зато круглый год работает в Лимасоле русская общеобразовательная школа с углублённым изучением английского языка. Причём выпускники её девятых и одиннадцатых классов получают российские аттестаты. Школа, разумеется, элитарная. В ней учатся немногим более ста человек. В каждом классе – всего 10–12 учеников, не больше. У школы есть свой пансион и летний лагерь. Сколько приходится платить за обучение в ней, журнал «Шпигель» не сообщает, – как и то, чьи именно дети учатся здесь. Зато мы узнаём, что на Кипре любят бывать, например, Владимир Жириновский, Аман Тулеев, Иосиф Кобзон и Юрий Лужков. Мэр Москвы бывает в Лимасоле до трёх раз в году. Останавливается обычно в пятизвёздочном отеле «Four Seasons» («Времена года») и нередко бывает в ювелирном магазине, расположенном напротив отеля. Владелец магазина Никос Хадживассилиу довольно уклончиво отвечает на вопрос, что именно покупает у него Лужков: «Бывает, золотые цепочки, бывает что-нибудь за 15 тысяч евро». Цена впечатляющая: люди, подобные московскому мэру, предпочитают уникальные ювелирные украшения. Жириновский, как рассказывает Хадживассилиу, накупил у него однажды столько, что сотрудники «Американ Экспресс» решили лично убедиться в том, действительно ли кредитной карточкой расплачивается её владелец. Для проверки Жириновскому пришлось называть им по телефону имя своего дедушки.

Но ювелира больше всего поразил другой покупатель: русский «в возрасте», которого сопровождала молодая дама. Он выбрал платиновый браслет, украшенный бриллиантами: 80 каратов, 50 тысяч евро. «Это был бывший министр транспорта», – говорит Хадживассилиу.

Похоже, что ювелир оказался единственным киприотом, которого корреспонденту «Шпигеля» удалось разговорить. Остальные – адвокаты, торговцы недвижимостью, служащие отелей, даже председатель союза российских бизнесменов на Кипре Юрий Пьяных – весьма неохотно говорили о своих клиентах. В газетах острова, правда, можно найти немало информации, но интересно, что «негатив», связанный с россиянами, встречается нечасто. Ну, разве что, если покончит жизнь самоубийством русская проститутка, как это было недавно с Ольгой Ранцевой из Челябинска (она выбросилась из окна пятиэтажного дома, не выдержав издевательств сутенёра). «Бывает», – всего лишь говорят в таких случаях киприоты, помня о «беглых» российских миллиардах, которые и их делают богаче.

Через неделю, в следующем выпуске радиожурнала «Европа и европейцы», речь пойдёт о российско-норвежском, если можно так выразиться, острове Шпицберген, об острове Святой Елены, где провёл последние годы жизни и умер Наполеон, и об итальянской Сардинии, которая имеет весьма отдалённое отношение к сардинкам.