1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Останется ли Гибралтар «яблоком раздора»?

Жители Гибралтара должны решить вопрос своего гражданства – оставаться им британцами или стать «наполовину» испанцами.

default

Издавна Гибралтар называли камнем в испанском башмаке.

Лондон и Мадрид сразу объявили недействительным референдум об изменении статуса британской колонии, который проводит правительство Гибралтара в четверг и о непризнании его результатов, какими бы они не были.

Решение о проведении опроса населения было принято после июльского заявления британского министра иностранных дел Джека Строу о принципиальном согласии его страны на совместное с Испанией управление маленьким полуостровом. 20 700 жителей должны высказаться сегодня о будущем своей территории – согласны ли они с разделом суверенитета между Британией и Испанией? Хотя результат заведомо известен – 90% проголосует против.

З00-летний камень преткновения

Маленький уголок на юге Иберийского полуострова уже на протяжении 300 лет остается камнем преткновения между Испанией и Великобританией. Британцы захватили его в 1704 году под шум испанской войны за новые территории. Через девять лет владение было официально закреплено за Британской короной мирным соглашением, подписанным в Утрехте в 1713 году.

Согласно договору, Британия имеет бессрочное право пользования этой территорией размером в 6,5 квадратных километра. Однако, в Утрехтском мирном договоре было оговорено, что в случае, если англичане откажутся от владения Гибралтаром, то он переходит снова к Испании.

Бой «петухов» или третий лишний?

Правительству Тони Блэра надоели постоянные разборки с партнером по ЕС и НАТО и поэтому возникла идея – управлять Гибралтаром совместно. Переговоры начались довольно успешно, но потом возникли первые проблемы: Британия хочет закрепить принцип долгосрочного совместного правления, Испания же наоборот – настаивает на краткосрочном, переходном, варианте: Мадрид не хочет потерять право собственности и надеется, что со временем Гибралтар полностью перейдет в руки Испании.

Гибралтарцы обижены – делят их территорию, не спрашивая их мнения. По мнению руководителя местного управления Петер Каруана, недопустимо, что вопрос о будущем этой территории обсуждается без вовлечения в диалог на равных правах законно избранного правительства Гибралтара .

Поэтому и созвал Каруана своих сограждан на референдум. Он хочет показать, что Гибралтар – исключительно британская территория и никакая другая, и жители Гибралтара против раздела суверенитета. Каруана надеется, что таким образом он сможет прекратить споры и переговоры между Испанией и Британией. Мысль о том, что половина власти перейдет в руки Испании, приводит гибралтарцев в ужас. Как пишет журналист Пако Олива,

«Корни гибралтарской проблемы имеют эмоциональный, психологический характер. Люди просто боятся. И политическая культура всегда изображала образ Испании как чудовищного агрессора.»

Франко обратил нас в британцев

Этот образ сложился во время франкистской диктатуры, когда колючая проволока заблокировала маленький полуостров и разделила целые семьи. Со временем у гибралтарцев развилось чувство единого национального целого и национальной обособленности, которое усиливается благодаря поведению соседа. Короткая поездка в Испанию поездом длится до трех часов, прежде всего из-за того, что гибралтарцы вынуждены простаивать на границе, проходя паспортный контроль. Самолеты же с Гибралтара летят только в сторону Британии.

Отверженные

Жители Гибралтара признают: «Франко обратил нас в британцев». Несмотря на географическую близость к Испании и усиливающиеся контакты населения, большинство из них ощущает себя британцами.

Если Мадрид и Лондон все же сумеют договориться о совместном управлении, то по мнению местных жителей, к добру это не приведет. Наиболее решительные из них готовы с оружием в руках отстаивать свою принадлежность к английской короне.

Надежда умирает последней, а гибралтарцы помнят обещание Лондона – не принимать никаких решений о будущем их родины вопреки воле населения. (лс)

Контекст