1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Особенности белорусской журналистики

Как сейсмограф реагирует на колебания земной коры, так и журналистика зависима от изменения политического климата. На памяти корреспондента «Народный воли» и автора «Курьера из Витебска» этот климат менялся многократно.

default

Журналист Сергей Буткевич

3 мая в цивилизованных странах отмечают День свободы печати. В Беларуси с 1996 года двумя днями позже провозглашен свой праздник печати без определения «свобода». Это логично вписывается в действительность страны, где журналисты скованы цензурой власти.

Один из тех, кто вопреки всему пишет по совести, а не по заказу, живет в Витебске. Это – Сергей Буткевич, профессионал почти с 40-летнем стажем. Он внештатный корреспондент «Народный воли» и постоянный автор негосударственного малотиражного издания «Курьер из Витебска».

Как сейсмограф реагирует на колебания земной коры, так и журналистика метеозависима от изменения политического климата. На памяти Сергея Буткевича этот климат менялся многократно. Его путь в профессию начинался в советские времена в областной газете «Витебский рабочий».

Затем журналист возглавил редакцию информации витебской студии телевидения. Собкором Белорусского Телеграфного Агентства работал в 80-ые годы. Буткевич пережил и хрущевскую оттепель и брежневские заморозки, когда любая ошибка могла стоить журналисту не только карьеры.

Газеты подчинены правящему режиму

«Когда между СССР и коммунистическим Китаем начались военные конфликты, то областная газета «Витебский рабочий» опубликовал заметку под названием «Нападение на советских пограничников». Но в этом заголовке, не известно по чьей вине, выпал предлог «на» и получилось -«Нападение советских пограничников». Редактор газеты Александр Позняк так близко принял к сердцу эту ошибку, что бросился под поезд», - вспоминает Сергей Буткевич.

Сегодня в витебском региона зарегистрировано более 60 газет, среди них лишь три общественно-политические, но и те государственные. Поэтому, по мнению Сергея Буткевича здесь журналистика не сильно изменилась со времен СССР. Если при советской власти все 13 газет области подчинялись одной правящей партии, то сейчас газеты точно также подчиняются правящему режиму и ничего против этого режима, хотя бы немножко, напечатать не могут.

Даже чиновники нуждаются в свободе печатного слова

После трех перенесенных инсультов Сергей Сергеевич стал инвалидом второй группы. Он почти не ходит, едва работает его правая рука, но, к счастью, болезнь не затронула мозг. Редактор издания «Курьер из Витебска» Владимир Базан» постоянно публикует статьи Буткевича и каждый раз они работают на имидж газеты в силу свой смелости и правдивости.

«При подготовке одного из материалов для «Курьера из Витебска» я позвонил видному чиновнику облисполкома Николаю Федорчуку, - вспоминает журналист, - затем в статье я на него сослался. Через две недели я позвонил ему же и опять попросил ответить еще на один вопрос. Он мне выполнил мою просьбу, но попросил больше не ссылаться на него, так как председатель облисполкома Андрейченко сказал, что он, Федорчук, превратился в личного корреспондента Буткевича. Это говорит о том, что даже эту маленькую газету читаю чиновники, так как даже им нужна свобода слова».

Совесть – внутренний цензор журналиста

Кстати, свобода слова, по убеждению Буткевича, не должна означать вседозволенность. Он убежден, что внутри журналиста всегда должно быть два цензора – закон и совесть.

Сегодня журналист не сотрудничает с государственной прессой, хотя гонорары этих изданий были бы существенной материальной добавкой к пенсии инвалида. Внутренний цензор, совесть, не позволяет ему идти на компромисс: «Все, что испытывают сегодня журналисты казенных газет, я в свое время уже испытал, говорит Серегей Буткевич. - И даже если бы мне платили за меленькую информацию не рубль, как в прежние годы и не пять, а тысячу – я бы в государственную газету ничего не написал бы, так как это для меня означало сотрудничество с режимом, унижающим человеческое достоинство».