1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Освобождение Алеся Беляцкого: добрый знак или красивый жест?

Стоит ли ждать перемен во внутренней и внешней политике Беларуси в связи с освобождением правозащитника Алеся Беляцкого - в материале DW.

Алесь Беляцкий по прибытии в Минск

Алесь Беляцкий по прибытии в Минск

В субботу, 21 июня, правозащитник, вице-президент Международной федерации прав человека Алесь Беляцкий был освобожден из колонии. На одного политзаключенного в Беларуси стало меньше. Стоит ли ждать перемен в стране и ее отношениях с Западом, учитывая, что освобождение политзаключенных является основным условием возобновления диалога?

"Поверим, когда увидим"

В освобождение Беляцкого многие из его друзей, коллег и политиков поверили, только увидев его на перроне в Минске. С момента появления в соцсетях информации о том, что Беляцкий едет из Бобруйска на электричке, до его приезда в Минск едва ли прошло два часа. Тем не менее правозащитника встретили около полусотни человек.

Встреча Алеся Беляцкого на перроне около электрички Бобруйск-Минск

Встреча Алеся Беляцкого на перроне около электрички Бобруйск-Минск

За проведенные Беляцким в заключении 1 050 дней власти не раз намекали на возможность его освобождения. Слухи, что это произойдет со дня на день, регулярно появлялись со ссылкой на информированные источники и в связи с событиями, в которых политологи усматривали поворот официального Минска то на Запад, то на Восток.

Без перемен

Алесь Беляцкий был арестован 4 августа 2011 года, и уже 24 ноября был приговорен к 4,5 годам лишения свободы с конфискацией имущества по обвинению в "сокрытии доходов в особо крупном размере". По словам правозащитника, он освобожден по амнистии, закон о которой вступил в силу 21 июня. Политзаключенным власти его так и не признали.

Между тем "дело Беляцкого" возникло исключительно по одной причине: возглавляемый им ПЦ "Весна" был лишен регистрации в Беларуси и по местным законам не имел права легально получать средства для деятельности организации. Впрочем, с тех пор в Беларуси для НГО мало что изменилось.

"На воле, но не свободе"

Освобождение Беляцкого, человека-легенды - праздник для всех, кто любит свободу и Беларусь, прокомментировал DW известие об освобождении правозащитника лидер движения "За свободу" Александр Милинкевич.

Зампредседателя партии "Белорусский народный фронт" Рыгор Костусев считает освобождение Беляцкого добрым знаком, предвестником скорого освобождения и других политзаключенных. Однако его оптимизм разделяют далеко не все.

Как признался в интервью DW методолог Владимир Мацкевич, его первой спонтанной эмоциональной реакцией на радостное известие был возглас: "Ура, Алесь на свободе!" Но едва это было произнесено, пришло осознание, что находиться по эту сторону тюремной решетки в Беларуси не означает быть на свободе.

Освобождение Беляцкого должно подстегнуть всех сторонников перемен в Беларуси - и в самой стране, и за рубежом - активнее добиваться выхода на свободу еще семерых политзаключенных, заявил DW лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько. Позорное для европейской страны явление - наличие политзаключенных - сохраняется, подчеркивает Мацкевич.

Жест в адрес Запада

На его взгляд, белорусский режим "готов на жест, но не более ". "Иллюзий по поводу готовности властей к демократическим переменам не питаю", - говорит Мацкевич и другим не рекомендует. Он полагает, что освобождение Беляцкого всего лишь демонстративное подкрепление недавнего заявления правительства Беларуси о готовности участвовать в диалоге с ЕС в так называемой временной фазе.

Политический обозреватель Валерий Карбалевич расценивает освобождение лидера "Весны " как показатель намерений белорусских властей разморозить отношения с Западом. Такого же мнения придерживается и политолог Андрей Федоров. Сейчас в Европе идут дискуссии по поводу того, как надо отблагодарить Лукашенко за его особую позицию по Украине, но главный аргумент противников диалога с Минском - наличие в Беларуси политзаключенных, подчеркивает Карбалевич.

Освободив известного правозащитника, полагает аналитик, официальный Минск пытается развернуть дискуссию в благоприятную для себя сторону и посмотреть, какова будет реакция Запада. Карбалевич не исключает, что белорусским властям удастся запустить диалог по аналогии с ситуацией после российско-грузинской войны 2008 года, когда, так же как сейчас с Украиной, Беларусь заняла особую позицию, отличную от российской, не признав независимость Южной Осетии и Абхазии.

Александр Милинкевич разделяет мнение Рыгора Костусева, полагающего, что именно сейчас белорусские власти остро чувствуют угрозу независимости Беларуси в связи с событиями на Украине и активным участием в них России. А потому "готовы пойти на то, на что не соглашались ранее, чтобы украинские события не перекинулись на белорусскую территорию".

Почему Беляцкий?

В числе версий причин освобождения Алеся Беляцкого политолог Федоров, среди прочего, упоминает данное лично Александром Лукашенко обещание "разобраться". Полгода назад президенту публично указали на то, что сумма якобы нанесенного бюджету ущерба в виде недополученных налогов, которую насчитал белорусский суд, давно выплачена за счет добровольных пожертвований. В аналогичных случаях освобождали некоторых несоизмеримо более проштрафившихся госчиновников, указывает Федоров.

Валерий Карбалевич, в свою очередь, замечает, что освободив именно Беляцкого - заметную и авторитетную фигуру в международном правозащитном движении, мнение которого учитывается при принятии политических решений, - белорусские власти могут рассчитывать на резонанс несоизмеримо более громкий, чем в случае выхода из неволи, например, признанных политзэками анархистов. А чем больше резонанс, тем на большие бонусы претендуют белорусские власти, резюмирует аналитик.

Смотреть видео 07:09

30.05.2014 Геофактор: ЕАЭС - трио автократов

Аудио- и видеофайлы по теме