1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Фокус

Оружие – нефть...

Выпуск за 03.04.02

Что такое терроризм? Будет ли использована нефть в качестве оружия? Эти два вопроса вызвали острые дискуссии на конференции стран-членов ОИК – Организации Исламская конференция. Оба вопроса возникли в связи с кризисной ситуацией на Ближнем Востоке, но, как вы понимаете, имеют более общее значение.

Премьер-министр Малайзии Мохамад Махатхир предложил называть террористами тех, кто проводит вооруженные акции по уничтожению гражданского населения, вне зависимости от того, идет ли речь о нападении на Всемирный торговый центр 11 сентября, о палестинцах-самоубийцах, о действиях израильских военных против мирных жителей, об уничтожении боснийских мусульман и так далее.

Но это предложение малайзийского лидера не вызвало единодушного одобрения у других участников конференции, в целом настроенных более мягко по отношению к палестинским шахидам и куда более решительно – к действиям Израиля. В этой связи и возник вопрос об использовании нефти в качестве способа давления на Тель-Авив и Вашингтон с целью заставить Израиль уйти с Западного берега реки Иордан.

Именно с таким предложением обратился к участникам ОИК министр иностранных дел Ирана Камаль Харрази. Дипломат заявил, что его государство согласно оказать "нефтяное давление" на Израиль, если другие мусульманские страны поддержат это предложение и выступят единым фронтом. В этой связи можно отметить, что 1 апреля подобное предложение арабским странам было сделано Иракской правящей партией БААС. Однако США расценили такой выпад как первоапрельскую шутку – так, представитель Госдепартамента США Филип Рикер выразил уверенность, что арабские страны не воспримут всерьез больные фантазии иракского режима.

Страны ОПЕК отреагировали быстро и именно так, как и предположил Филип Рикер. Во вторник представитель генерального секретариата ОПЕК заявил в Вене, что эта Организация не намерена использовать нефть в качестве оружия в ближневосточном конфликте.

Тем не менее, 2 апреля Хумам Абдель Джалек, исполняющий обязанности главы МИД Ирака, заявил, что Багдад готов немедленно прекратить поставки нефти США вместе с Ираном и другими странами, которые решат присоединиться к инициативе, не дожидаясь единодушной поддержки всех арабских стран-производителей нефти".

Какой резонанс вызвали эти дискуссии на конференции стран ОИК в Малайзии в Центрально-азиатском регионе? С этим вопросом я обратился к Андрею Соловьеву, журналисту из Казахстана – страны, казалось бы, в наибольшей степени задействованной в нефтяном бизнесе.

В Казахстане последние инициативы Ирана и Ирака не вызвали какой либо серьезной реакции. Отчасти это вызвано внутриполитической ситуацией в стране, которая балансирует на грани кризиса с осени прошлого года. Внимание чиновников, экспертов, общественности сфокусировано на расколе политической элиты страны, а не на внешних событиях.

Но главная причина, по которой международные нефтяные инициативы мало затрагивают Центральную Азию – это незначительный вес нефтедобывающих стран региона в мировом балансе стран-экспортеров углеводородного сырья. Даже Казахстан, лидер в регионе по нефтедобыче, добывающий в последние годы около 40 млн. тонн нефти и газового конденсата в год, из которых к тому же часть идет на удовлетворение собственных нужд, не может быть сколько ни будь серьезным игроком на мировом рынке. Название страны звучит в мировых, связанных с нефтяной тематикой, новостях как правило в связи с будущими перспективами, основанными на разработке шельфа Каспийского моря. Но даже по самым оптимистичным прогнозам, разделяемым далеко не всеми экспертами, эта добыча начнется не ранее конца 2005 года, а на крупномасштабный уровень выйдет к 2015 году. На таком фоне от голоса Казахстана сегодня в мировой нефтяной политике мало что зависит.

Впрочем, тут можно заметить, что представитель Ирана, предложивший впервые после 1973 года использовать нефть в качестве средства прямого политического давления, вряд ли рассчитывал на полную поддержку ОПЕК и ОИК. Но 4 апреля Камаль Харрази должен прибыть с рабочим визитом в Москву, а в определенных кругах российской элиты такой подход может найти понимание.