1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Оппозиция предлагает почти такие же, как и правительство, социальные реформы, и даже еще круче

12.05.2003

Если бы выборы в Германии состоялись в минувшее воскресенье, то власть в стране поменялась бы. Таков итог последнего широкого опроса общестенного мнения, проведенного вторым каналом немецкого телевидения. Привлекательность правящих социал-демократов опустилась до двадцати девяти процентров, их «зеленых» партнеров – до девяти. А вот оппозиция набирает очки. Рейтинг христианских демократов достиг пятидесяти одного процента. Это значит, что теоретически они могли бы править в одиночку, получив на выборах абсолютное большинство. Прибавили в опросах и потенциальные партнеры ХДС – либералы из СвДП. Причина перемены общественных симпатий очевидна – затеянные главой правительства реформы систем социального обеспечения. Только пятая часть опрошенных считает планы канцлера верными. Остальные их отвергают. Причем, одна, меньшая половина недовольных называет меры Шрёдера не достаточно далеко идущими, а вторая, большая половина – слишком радикальными. Это, дескать, покушение на социальные завоевания немецких трудящихся.

Когда действиями правительства недовольны, публика автоматически переключает свои симпатии на политическую альтернативу, то есть на оппозицию. Авось, она будет править толково. Таким надеждам не суждено сбыться. То есть, конечно, вполне возможно, что христианские демократы с либералами сумели бы распорядиться властью, только вот для привыкших жить за казенный счет дело всё равно дрянь. Отвыкать от социального иждивенчества придется и при правительстве ХДС. Только что консерваторы представили свою программу социальных реформ. Она названа альтернативой правительственной, но по сути своей - всё тоже самое, и даже еще круче.

Начать христианские демократы намерены с пенсионеров – действующих и потенциальных. В отличие от правительства, ХДС, правда, не считает целесообразным повышать пенсионный возраст с шестидесяти пяти до шестидесяти семи лет. Главное – добиться, чтобы люди не уходили на заслуженный отдых еще раньше. Ведь сейчас сплошь и рядом человеку еще шестидесяти нет, а он уже наслаждается вольной жизнью. Некоторые умудряются слинять на пенсию и в пятьдесят пять – и при этом не идут на серьезные финансовые жертвы. Христианские демократы намерены наказывать таких ранних пенсионеров рублем – вычитать им из пенсии солидные суммы за каждый год, не отработанный до положенного по закону срока. Хотят изменить они и саму систему начисления пенсий – её размер должен определяться не возрастом человека, а длительностью его взносов в пенсионный фонд, что, в общем-то, логично, хотя и весьма неприятно, например, для поздних немецких переселенцев, пожилые из которых не смогут рассчитывать в Германии на солидную пенсию.

Этот же принцип, по мнению ХДС, следует применять и в отношении безработных. Пособие им должно начисляться в зависимости от трудового стажа и, соответственно, продолжительности взносов в фонд страховки на случай безработицы. Срок же выплаты пособия христианские демократы, как и правящие партии, намерены ограничить одним или максимум полутора годами для пожилых безработных. Исключение может быть сделано только для имеющих трудовой стаж свыше сорока лет. Такие безработные смогут рассчитывать на пособие в течение двух лет. Затем и они будут переходить в категорию живущих на социальную помощь. Она, правда, тоже позволяет неплохо сводить концы с концами в Германии, но жить за казенный счет смогут не все, как сейчас. В том случае, если трудоспособный человек отказывается от предложенной работы, не приводя убедительные мотивы своего отказа, социальное пособие ему будут сокращать – сразу на тридцать процентов. О том, что может быть убедительным мотивом отказа, в ХДС еще спорят. Как быть, например, если безработный мусульманин в Германии не захочет идти работать на колбасную фабрику?

Похожи на правительственные и христианско-демократические предложения по свертыванию гарантий от увольнений. Сейчас такие гарантии действуют на всех предприятиях с числом занятых свыше пяти человек. Канцлер намерен поднять этот порог до десяти, а ХДС – до двадцати работающих. Разница в общем-то не принципиальная, как и по другим направлениям социальных реформ. Найти общий знаменатель правительству и оппозиции будет не трудно, и лидеры христианских демократов уже заявили, что готовы поддержать в парламенте реформаторские начинания Герхарда Шрёдера. Но это – медвежья услуга. Грошь цена канцлеру, если он не способен обеспечить необходимую парламентскую поддержку своему курсу только за счет депутатов от правящих партий, и вынужден прибегать при голосовании к помощи оппозиции. По последним данным, двадцать социал-демократических депутатов и восемь «зеленых» отвергают программу Шрёдера. Это значит, что своего собственного, правительственного большинства в парламенте у него пока нет.

Футбольно-политические страсти на площади перед Рейхстагом.

Своим главным, южным фасадом здание берлинского рейхстага выходит на площадь Республики. На самом деле – это огромная поляна. Но поляна эта особенная, не поляна даже, а произведение инженерно-садовой технической мысли. На колоссальной территории в несколько футбольных полей разбит шикарный газон, обсаженный по краям взводами аккуратных и одинаковых как курсанты кустиков. Садовые работы закончились только недавно, после чего ареал был открыт для публики. В будние дни многолюдно здесь не бывает. Разве что на травку, разувшись, присаживаются отдохнуть, а чаще прилечь, уставшие от посещения рейхстага туристы – иногда целыми школьными классами. Иное дело – выходные дни. По традиции, которой вот уже более пятидесяти лет, по воскресеньям здесь встречаются любители погонять мячь.

Место для любительских матчей – идеальное. Места навалом, газон ровный, загорающих мало. Площадка для Берлина уникальная, второй такой в центре города не найти. Но вот в минувшее воскресенье она стала ареной футбольно-политического конфликта. Власти решили запретить гонять мяч под окнами рейхстага. Причем власти – местные, районные. Сами парламентарии и управделами бундестага ничего не имели против. Более того, бывало, что и сами депутаты после скучных парламентских бдений выходили сюда размятся и побить по импровизированным воротам.

Районным властям в общем-то тоже до лампочки вопрос о соответствии любительского футбола высокому политическому штилю или историческому пиетету. Проблема чисто меркантильная. По мнению районных властей, футболисты без зазрения совести вытаптывают своими бутсами бесценную траву. И вот, несклько дней назад к табличкам, установленным вокруг парламентской поляны, с перечеркнутой собакой, выгул которых здесь уже давно запрещен, добавились новые – перечеркнутые красной чертой футболисты, гоняющие мяч. Штраф за нарушение запрета был установлен в пятьдесячт евро – не с команды, с каждого игрока. Но не тут то было. Оповестив журналистов и районные власти, футбольные любители снова собрались на газоне перед рейхстагом. Был назначен товарищеский матч между берлинским Космосом и столичным футбольным союзом. Однако, главный поединок развернулся не между ними, а между выразителями интересов порядка ста тысяч берлинских любителей футбола и одинокой представительницей районной мерии. На «трибунах» – десятки журналистов.

Отвечающая в районе за проблемы городского развития Доротея Дубрау прибыла на место происшествия аккурат в то время, когда семидесятишестилетний президент столичного футбольного союза Отто Хёне натягивал на свое еще жилистое тело клубную футболку:

«Пятьдесят лет здесь играют в футбол, говорит он. Пятьдесят лет. Сердечная атмосфера, никаких эксцессов, никаких проявлений ксенофобии, интеграция иностранцев».

Любители футбола требуют отменить запрет, дать волю жизни. Доротея Дубрау возражает:

«Но ведь такой газон – это тоже живое существо».

Газон можно восстановить, не унимается Отто Хёне, но вот подростки, садящиеся на наркотики от безделья, они - навеки пропавшие.

Пока шла эта пикировка, на заднем плане началась игра, которая, правда, иногда прерывалась по просьбе журналистов. Один из любителей:

«Посмотрите на таблички. Разве это не диффамация? Написано что это публичный газон, перечеркнутая собака, а рядом – перечеркнутый спортсмен. Надо же, сравнить спортсмена с собакой»!

Дама из районной мерии остается непреклонной. Садово-инженерная газоновая инфраструктура перед рейхстагом обошлась почти в пять миллионов евро. Расходы взял на себя центральный бюджет, однако поддерживать ареал в рабочем состоянии приходиться районным властям.

Доротея Дубрау:
« На озеленительные работы всего центрального района Берлина – от парка Тиргартен до гор Рееберге, деревьев вдоль дорог, детских и спортивных площадок, у нас в распоряжении всего полтора миллиона евро. И только одна эта поляна перед рейхстагом обходиться нам примерно в половину этой суммы».

Аргументы дамы из районой мэрии не подействовали. Пришлось ей вызывать полицию. Это обстоятельство еще больше вывело из себя Отто Хёне:

«Если сегодня в нашем обществе начнут наказывать за игры, то куда мы скатимся? Если семилетний малыш будет в слезах приходить домой и жаловаться маме, что он, оказывается, преступник»?

В конце концов обе неравные стороны этого футбольно-политического поединка все же пошли на уступки. Полиция, в порядке, исключения не стала выписывать штрафы, а спортсмены уже на десятой минуте при счете один один прекратили игру, хотя журналисты – в надежде на скандал покрупнее - и подбадривали их продолжать. А потом все взглянули на рейхстаг и нашли общего противника – вот тех там, на самом верху. А почему, собственно, за восстановление парламенского газона должны отдуваться районные власти? Доротея Дубрау с удовольствием переложила бы это бремя на председателя парламента Вольфганга Тирзе:

«Контакт есть и мы уже провели первые переговоры. Но пока управление делами бундестага не выказывает ни малейшего интереса взять газон под свою опеку, посколько это связано с крупными расходами».

Лишних же денег нет и в государственной казне. Чем закончиться эта история, пока не ясно. Любители футбола настроены весьма решительно и, опираясь на прецедент, собираются обжаловать дейстувия районных властей в суде.

Новости «Русского Берлина»

Ветераны Второй мировой войны из России и других республик СНГ возложили 9-го мая венки у мемориалов павшим солдатам Красной армии. Таких мемориалов в Берлине три. Самый известный из них находится в Трептов-парке. Его украшает многометровая скульптура солдата-освобо-дителя с берлинской девочкой на руках. Эта скульптура находится сейчас в аварийном состоянии. Ее стальной каркас сильно проржавел. По согла-шению между Россией и Германией, уход за памятниками советским солдатам на территории бывшей ГДР осуществляет немецкая сторона. В част-ности, на поддержание мемориала в Трептов-парке ежегодно выделяется из федерального бюджета миллион евро. Однако, по данным берлинского сената, этого недостаточно. Объем необходимых для капитального ремонта средств оценивается в 10 миллионов евро...

Центр русской культуры «Мир» провел уже второй по счету круглый стол по проблемам наркомании среди русскоязычных жителей Берлина. В нем приняли участие представители консультационных пунктов, которые помогают эмигрантам-наркоманам. По словам социальных работников, количество приходящих к ним русскоязычных наркоманов за последние пару лет резко увеличилось. В группу повышенного риска входят прежде всего молодые немцы-переселенцы. Сложности с интеграцией в Германии нередко толкают их к дурманящему зелью. Выходцы из СНГ преимущественно употребляют так называемые «легкие наркотики», к примеру гашиш. Но, к сожалению, среди них растет и число зависимых от героина...

Полиция арестовала шестерых эмигрантов из СНГ, которые торговали приглашениями на поездки в Германию. В общей сложности они оформили немецкие визы для трех тысяч семисот граждан Украины и Молдавии. С каждого клиента они брали по 250 долларов. Мошенники основали в Берлине несколько коммерческих фирм. От имени этих фирм они подавали в немецкие консульства в Киеве и Кишиневе списки якобы туристов либо деловых партнеров, приглашенных ими на переговоры. Консульства целый год выдавали визы по этим запросам, но в конце концов заподозрили неладное...