1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Оппозиция в бундестаге требует укрепления своих прав

Правящие партии имеют в бундестаге подавляющий перевес, но готовы пойти навстречу малочисленной оппозиции и укрепить ее возможности контролировать работу правительства ФРГ.

Одной из тем пленарного заседания бундестага в четверг, 13 февраля, стал вопрос о дополнительных гарантиях обеспечения прав парламентского меньшинства. Примечательно, что с соответствующей инициативой выступило не только оно само, но и совместно обе фракции правящих в Германии партий - консерваторы из ХДС/ХСС и социал-демократы, сформировавшие правительство так называемой "большой коалиции".

Проблема в том, что оппозиция в немецком парламенте чрезвычайно малочисленна. Из 631 депутата бундестага 18-го созыва только 64 представляют посткоммунистическую Левую партию, а фракция партии "Союз-90"/"Зеленые" еще меньше - 63 человека.

Внимание прессы

То есть, в сумме парламентская оппозиция составляет только пятую часть депутатского корпуса, что, согласно действующим законам и регламенту бундестага, серьезно ограничивает ее возможности контролировать действия "партии власти".

Пленарный зал бундестага

В пленарном зале бундестага немного мест для оппозиции

На сложившуюся ситуацию можно, правда, посмотреть и с другой, позитивной стороны. Редко когда "левые" и "зеленые" пользовались таким вниманием немецких СМИ, как сейчас. Без участия их ведущих представителей в качестве оппонентов политических деятелей правящих партий не обходится ни одно мало-мальски значимое телевизионное ток-шоу.

Но какой бы влиятельной и зачастую задающей основные общественно-политические темы в Германии не была ее "четвертая власть" - СМИ, законы принимает все-таки не она, а парламентское большинство.

Оппозиция и Основной закон

Права парламентской оппозиции прописаны в Основном законе ФРГ и регламенте бундестага. Так, требование учредить парламентскую комиссию для расследования обстоятельств того или иного политического скандала должно быть непременно удовлетворено только в том случае, если с ним выступает не менее четверти депутатов.

Ведомство федерального канцлера

Ведомство федерального канцлера: под контролем оппозиции?

Таков же парламентский кворум для так называемого нормативно-контрольного иска в Конституционный суд ФРГ. Этот иск позволяет проверить утвержденный по инициативе правительства законопроект на его соответствие конституции. А чтобы добиться созыва, например, внеочередного заседания бундестага, требуется даже треть депутатов.

Следственная комиссия и нормативно-контрольный иск - это весьма мощные инструменты, позволяющие парламентской оппозиции контролировать действия правительства и парламентского большинства. Однако заложившие их в немецкую конституцию создатели Основного закона явно не предвидели, что расстановка сил в бундестаге когда-нибудь станет такой, как сейчас.

Регламент бундестага

Впрочем, сегодняшняя ситуация не совсем уникальна. В годы первой "большой коалиции" (1966-1969 годы) численность парламентской оппозиции в Западной Германии была еще ниже - менее 10 процентов. Тогда эта роль выпала фракции либералов, которые теперь вообще не представлены в бундестаге.

Норберт Ламмерт

Норберт Ламмерт

Сетует сегодняшняя парламентская оппозиция и на порядок выступлений представителей различных фракций в ходе публичных дебатов. Ораторам посткоммунистов и "зеленых" вследствие их малочисленности отводится, мол, слишком мало времени на парламентской трибуне - только 12 минут из часовых дебатов.

Этот изъян, однако, легко может исправить сам председатель парламента, в компетенцию которого входит предоставление и лишение слова, а также определение очередности выступающих. Норберт Ламмерт (Norbert Lammert) из ХДС уже пообещал, что в бундестаге не повториться ситуация, когда на одну и ту же тему друг за другом выступали семь депутатов из фракций правящих партий. Высказывание поочередно различных точек зрения он назвал "основополагающим принципом парламентской дискуссии".

Суть парламентской демократии

Норберт Ламмерт, кстати, относится к тем представителям правящих партий, которые и по собственной инициативе ратуют за укрепление прав оппозиции, понимая ее важную роль в условиях парламентской демократии.

"Суть парламентской демократии, - заявил он, - выражается не столько в том, что, в конце концов, решение принимается большинством, а в том, что меньшинство имеет собственные права не по милости или с согласия большинства". Аналогичной точки зрения придерживаются также другие видные представители консерваторов и социал-демократов.

контекст

Есть, правда, и другие мнения. Так, патриарх ХДС, министр финансов Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble) в одном из своих интервью заявил, что "зеленые" сами виноваты в своем бессилии. Им, мол, предлагали участвовать в правительстве, что обеспечило бы в бундестаге мощную оппозицию в лице социал-демократов и Левой партии. Но Шойбле, скорее, исключение.

Оппозиция требует правовых гарантий

В принципе, немецкая "партия власти" могла бы пропустить требования оппозиции мимо ушей. Располагая подавляющим перевесом в парламенте, консерваторы и социал-демократы имели возможность просто отвергнуть предложенный оппозицией проект поправок к Основному закону и спокойно перейти к следующему пункту повестки дня.

Вместо этого, однако, депутаты от правящих партий внесли встречное предложение - не перекраивать конституцию, а просто принять в парламенте на текущий легислатурный период решение, укрепляющие права оппозиции в том, что касается регламента выступлений, учреждения следственных комиссий и созыва парламентских заседаний. "Мы хотим, чтобы оппозиция была зримой и слышимой", - заявил управляющий делами фракции ХДС/ХСС Михаэль Гроссе-Брёмер (Michael Grosse-Brömer).

Оппозицию такое предложение не устроило. Посткоммунисты и "зеленые" настаивают на правовых гарантиях своих парламентских прав и, в частности, возможности подавать нормативно-контрольные иски в Конституционный суд. ФРГ После обмена мнениями в бундестаге оппозиционный законопроект был передан на рассмотрение и согласование в несколько парламентских комитетов.