1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Ольмерту и Аббасу необходимо давление США

Немецкая печать подводит итоги международной конференции по ближневосточному урегулированию, прошедшей в американском городе Аннаполисе.

default

Berliner Zeitung пишет:

Вряд ли стоит удивляться, что президент Буш назвал первым успехом участие всех арабских стран, включая Сирию, в прошедшей в Аннаполисе конференции. Их всех вместе с умеренными израильтянами и палестинцами объединяет страх перед Ираном и исламским экстремизмом. Консервативные режимы в Иордании, Саудовской Аравии и Египте чувствуют себя наиболее уязвимыми из-за действующих в этих странах оппозиционных движений. Но и Сирия, которая считается ближайшим союзником Ирана, не хотела бы полностью подпадать под влияние шиитских имамов. В любом случае президент Буш начал дискуссию, которая волнует всех арабов. Речь идет о новом распределении баланса сил в регионе.

Газета Nürnberger Zeitung так оценивает перспективы возобновляющихся мирных переговоров между Израилем и палестинцами:

Если политические лидеры хотят, чтобы это начинание не завершилось скорым крахом, они должны поддержать его всем своим авторитетом. Как израильский премьер Эхуд Ольмерт, так и его визави, палестинский президент Махмуд Аббас, заинтересованы в успехе переговоров – в этом сомневаться не приходится. Но одной заинтересованности недостаточно. При малейшей уступке противной стороне им придется преодолевать ожесточенное сопротивление у себя дома. Аббаса поддерживает в лучшем случае половина его соплеменников, а правительственная коалиция, которую возглавляет Ольмерт, развалится, если он пойдет на уступки палестинцам. Президенту Бушу придется с самого начала оказывать давление на обоих лидеров. Впрочем, Ольмерт и Аббас сами не против такого давления. Ибо противостоять сторонникам жесткой линии у себя дома они смогут только, ссылаясь на требования, выдвигаемые Соединенными Штатами Америки.

Подготовил Геннадий Темненков

Контекст