1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Олимпийская деревня на слом

21.08.2008

Олимпиада близка к завершению. Одни просто радуются рекордам, другие за каждым рекордом видят допинг. Кто-то подсчитывает медали своей сборной, а кто-то - барыши от строительства олимпийских объектов.

default

А мы с Вами сегодня посмотрим, что сталось с Олимпийской деревней в Мюнхене, где летняя Олимпиада состоялась 36 лет тому назад. Ну, а раз уж речь зашла о наследстве, которое непонятно, куда девать, то давайте сначала отправимся на немецкое побережье Балтийского моря. Там, на дне морском, ещё со времен Первой и, особенно, Второй мировых войн скопилось несметное количество боеприпасов, в том числе и химических. Что с этой-то гадостью делать? А петь для нас сегодня будут лидеры хит-парада в Германии. Вот, например, американец Кид Рок со своей песенкой „All summer long“ держится на первом месте уже десятую неделю. Того и гляди, действительно всё лето продержится, как Кид Рок и обещал:

Деточки строят замки из песка, мамы потягиваются на солнышке, папы пивко потягивают - летняя благодать, да и только. Вот только вода могла бы и теплее быть. Но большинство отпускников на побережье Балтийского и Северного моря даже и не подозревают, какая опасность их подстерегает на дне морском. Там, со времён мировых войн, затоплено до 100.000 тонн обычных боеприпасов и до 300.000 тонн химического оружия. Причём большая часть всей этой смертоносной гадости вполне боеспособна и по сей день. Даже взрыватели ещё в рабочем состоянии. Убрать весь этот опасный хлам нет никакой возможности. Поэтому эксперты и считают, что лучше всего оставить его на глубине. А сапёры берутся за дело только в тех случаях, когда возникает опасность для пляжников или судоходства. В таких случаях боеприпасы взрывают прямо в море

Ровно в 8 часов 30 минут корабль «Шархёрн» покидает порт города Киль. Принадлежит военно-морским силам, а на этот раз работает с гражданской службой - ведомством по защите от катастроф - это что-то вроде немецкого МЧС. Сегодня на борту - водолазы и подрывники. С собой у них - около 15 килограммов взрывчатки, До пункта назначения - примерно час хода. А за «Шархёрном» тянется целый караван катеров и малых судёнышек. На море штиль. А пока погода благоприятствует, начальник службы по обезвреживанию боеприпасов Эльмер Вартманн поторапливает:

«Надо проложить кабель для замеров, надо буйки расставить, чтобы потом суда не на якоре стояли, а к буйкам цеплялись. Чтобы все уж точно были на безопасном расстоянии».

Место захоронения боеприпасов было обнаружено года четыре тому назад. Искали затонувшие корабли, а нашли пирамиду из разных мин и торпедных боеголовок. Лежат они на глубине от 10 до 20 метров. Всего около 350 килограммов взрывчатки. За 60 лет в морской воде оболочки проржавели. А взрывать на месте их нельзя - неподалёку пляж. Поэтому мины предстоит под водой перетащить примерно на километр в открытое море и только там уничтожить. Для этого их цепляют под специальный понтон с краном на борту. Главное при этом - дна не коснуться. Опасная предстоит работа, вздыхает водолаз Георг Окленбург:

«Осторожненько надо, не дай бог, ударится где-то. Мы все профессионалы, но риск всегда остаётся. Взрывчатка бывает разная, но именно эта смесь, да ещё после стольких лет в воде, становится очень капризной и чувствительной. Я всё время вокруг кручусь, слежу за работами. А на месте нам ещё предстоит взрывчатку заложить и взрывной кабель протянуть».

Тем временем к месту взрыва подоспела и служба водоохраны. Она оцепила весь район и держит на почтительном расстоянии всех любопытствующих. Всё готово к взрыву

А взрыв-то, взрыв-то где? Оказывается, взрывов будет несколько. Вроде как вспышка у фотоаппарата, сначала слабенькая, а потом всерьёз. Вот и этот взрыв был такой жиденький, предупредительный, чтобы заранее рыбу отогнать. Капитан «Шерхёрна» Норберт Вендт говорит:

«А у нас ещё гидрофоны под водой. Мы сейчас такой шум поднимем, что самая упрямая рыба отсюда уйдёт. Вот тогда можно и взрывать».

Ну, вот теперь хоть хлопок какой-то слышно. А с палубы видно, как над морем поднялся четырёхметровый столб воды. Это были только первые мины. Так и будут подводники весь день перетаскивать мину за миной и взрывать.

А это песенка «I kissed a Girl». Второе место в молодёжном хит-параде. Что, спрашивается, поклонники в ней нашли. Где уж тут откровение, если девушка Кэйти Пэрри признаётся, что поцеловала другую девушку? Так российские «Татушки» не только признавались, но ещё и на сцене целовались. Да так лихо, что потом у какой-то из них, а, может, и обеих, дети пошли. Одним словом, дурят нашего брата, дурят. Поэтому переходим ко второй теме. Последние две недели весь мир следит за Олимпийскими играми в Китае. Восторг вызывает не только обилие мировых и олимпийских рекордов, но и спортивные сооружения и олимпийская деревня. Молодцы китайцы, постарались, размах - грандиозный. Но что станет со всем этим великолепием после игр? Может быть, примером может послужить Олимпиада в Мюнхене. Проходила она почти 36 лет тому назад. Тогда всё было на порядок скромнее:

Федеральный президент Хайнеманн:

«Я объявляю Олимпийские игры 1972-го года в Мюнхене открытыми».

Так тогдашний федеральный президент Германии Густав Хайнеманн открыл летние Олимпийские игры в Мюнхене. В них приняли участие 122 команды и более 7000 спортсменов – для того времени абсолютный рекорд. Тогда в Мюнхене был построен новый жилой район, где разместили спортсменов. В настоящее время часть бывшей олимпийской деревни используется как жилые дома, а часть использовали под общежития для студентов. Но вот беда: за 36 лет здания в Олимпийской деревне окончательно обветшали. Да и здания-то больше похожи на времянки - неприглядные панельные коробочки, что-то вроде самых первых хрущоб в Москве. А хуже всего выглядят маленькие бунгало, где во время игр располагались спортсменки. Сегодня в стенах - трещины, полы - сырые, трубы текут, кое-где даже плесень завелась.

Йохана Люманн:

«Водопроводные трубы полопались, и под бетонными плитами получилось настоящее болото. Понимаете, подвалов - под этими зданиями нет, и фундаментов настоящих нет. Это тришкин кафтан какой-то, наши сантехники не успевали трубы чинить. Да и слишком дорого это».

Это говорит Йохана Люманн. Она возглавляет отдел по управлению студенческими общежитиями, который и перестраивает Олимпийскую деревню в Мюнхене. Сначала полагали, что можно обойтись капитальным ремонтом. Однако оказалось, что овчинка выделки не стоит. Строить заново? Но город поставил условие: сохранить весь архитектурный ансамбль, т.е. стиль зданий и их расположение. должен был оставаться прежним. Студенческий комитет спросил совета у архитектора Вернера Вирзинга., который строил ещё ту самую, старую Олимпийскую деревню в Мюнхене, которой когда-то все так гордились:

Йохана Люманн:

«Мы решили проконсультироваться у архитектора Вернера Вирзинга, который проектировал Олимпийскую деревню. Ему сегодня 89 лет. Мы долго думали, как нам снизить стоимость строительства. А Вернер сразу нашёл выход: надо говорит, не стоимость строительства снижать, а будущие доходы повышать. И теперь вместо 800 бунгало мы строим 1052».

При строительстве приходится, правда, учитывать еще одно обстоятельство. Олимпийская деревня в Мюнхене – своего рода памятник убитым на Олимпиаде израильским спортсменам. Десять дней игры были праздником спорта. А 5-го сентября 1972-го года произошла трагедия. Боевики из радикальной палестинской организации «Черный сентябрь» захватили в заложники почти всю олимпийскую сборную Израиля. Попытка освобождения заложников оказалась неудачной. В результате теракта были убиты 11 израильских спортсменов и один немецкий полицейский. Весь мир скорбел по погибшим. Вот архивная запись выступления тогдашнего канцлера ФРГ Вили Брандта:

Бундесканцлер Вилли Брандт:

«Убийство израильских спортсменов – это преступление не только против идеи Олимпийского мира. Федеративной Республике Германия и нам всем был причинен большой вред»,

Мемориальную плиту в Олимпийской деревне, не тронут. А вот старые здания уже снесены. Строятся новые бунгало. Олимпийскую деревню покинули проживавшие здесь ранее 800 студентов. Перед отъездом они решили устроить прощальный вечер под названием «Вечеринка сноса» или «Олимпийская деревня на слом». После обильных возлияний, студенты и приступили к сносу старых бунгало подручными средствами. Окна повыбивали, три здания сожгли. Одним словом, повеселились. Чтобы утихомирить разбушевавшихся хулиганов понадобилось 150 полицейских. Но, ломать - не строить. Да и не очень-то жалко старые времянки:

Йохана Люманн:

«В 72-м году все должно было быть построено очень быстро. Олимпия! Да и никого не интересовало, сколько они простоят, лишь бы успеть к сроку. Теперь всё будет иначе».

Вот и всё на сегодня. Стоп. Надо ещё сказать, что вот эту песенку поёт Габриэла Чильми. И ещё: я вам на прошлой неделе обещал, что мы продолжим поиски счастья. Ну, помните, собирались в Берлине аж 800 психологов, выясняли, что такое счастье, и с чем его едят. Но так и не выяснили. Как только рецепт счастья будет найден, я вам обещаю его тут же и выложить. А на сегодня действительно всё. Передачу мне помогли подготовить Кароль Люпа и Клаудия Тома.