1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Одна и та же война показана по-разному...

62 года прошло после окончания Второй мировой войны. А музеи Германии и стран СНГ продолжают разыскивать документы и свидетельства о ее жертвах и преступниках.

default

Весной этого года историк Кристиан Ганцер из Германо-Российского музея Карлсхорст-Берлин провел два месяца в Бресте, собирая материалы о преступлениях нацистов на территории Беларуси. А научный сотрудник Мемориального комплекса Брестская крепость-герой Наталья Пузан, в поисках следов защитников крепости, захваченных в плен, приехала в Берлин.

Кристиан Ганцер, высокий голубоглазый блондин, совсем не похож на дотошного архивного червя. Веселый и общительный, он охотно согласился рассказать о результатах своей поездки в Беларусь:

«Моя задача была – разыскать для берлинского музея особо показательные случаи, чтобы на их примере показать войну. Так, я узнал о детском доме в Томачево, где немцы расстреляли 504 ребенка и воспитательницу. В Беларуси этот случай хорошо известен. А в Германии о нем не знает никто».

Вторым объектом исследований молодого историка стал лагерь смерти в Озаричах, в Гомельской области. Об этом страшном месте немцы также никогда не слышали:

«Доктор Кристиан Расс из Аахена в прошлом году снял документальный фильм об этом месте, но я сомневаюсь, что его показали по немецкому телевидению. Что значит лагерь? Немцы считают, что это бараки, туалеты, кухня. Но тогда для вермахта лагерем было обыкновенное болото, окруженное колючей проволокой. Там погибло очень много людей, это просто зверство. Я был на этом месте. Там ничего не осталось. Но из этого лагеря было освобождено более 15-ти тысяч детей, так что есть еще свидетели этих событий. Возможно, я встречусь с кем-то из них».

То, что каждый белорус знает со школьной скамьи, для немцев – совершенно новая информация. Знакомятся они с ней очень неохотно. Яркий пример тому – передвижная выставка гамбургского института социальных исследований «Преступления вермахта. Масштабы войны на уничтожение. 1941-1944 год». Несколько лет тому назад она вызвала громкий резонанс в политических и общественных кругах Германии. Говорит Наталья Пузан:

«Одна и та же война показана по-разному. В белорусских музеях основной упор – героическое сопротивление и преступления нацистов на оккупированной территории. Здесь, в Германии, огромное внимание уделяется теме Холокоста. Это огромные экспозиции, посвященные этой проблеме. Но то, что касается преступлений по отношению к советскому населению – это может быть только одно предложение в общем тексте, не подтвержденное фотографиями или документами. Когда приезжаешь сюда, ты понимаешь, что то, что для тебя естественно, эти знания о войне, они здесь просто отсутствуют. Значит, немецкое общество не знает об этом, и это, конечно, неправильно».

А в Советском Союзе под запретом было все, что касалось более чем пяти с половиной миллионов красноармейцев и командиров, попавших в немецкий плен.

«В нашем музее очень мало материалов по этой теме. У нас до сих пор нет сведений о том, сколько защитников крепости попало в плен, сколько погибло, сколько выжило. Наш долг рассказать о судьбе этих людей, о том, почему это произошло, назвать их имена. Это и дань памяти этим людям, и в тоже время, научная проблема, которую необходимо исследовать».

В поисках следов защитников Брестской крепости, Наталья Пузан провела много дней в архивах Немецкого исторического музея и мемориала Заксенхаузен:

«Очень важное достижение: в будущем мы сможем получить огромный массив документов на военнопленных, которые были захвачены в плен в Брестской области».

Это станет возможным благодаря объединению Саксонские мемориалы, которое совместно с историками и архивистами Германии, России, Беларуси и Украины уже пять лет занимается выяснением судеб советских военнопленных.

В Германии Наталью Пузан интересовали и другие вопросы:

«Очень важно было посмотреть экспозиции немецких музеев, потому что здесь они на очень высоком уровне, очень современные. В Беларуси я не знаю таких музеев. Было интересно посмотреть на музейное оборудование и на методы немецких дизайнеров: как им удается вызвать у посетителей интерес к теме и желание узнать о ней побольше».

Два месяца пролетели для Наташи Пузан, как один день. «Сделать удалось много, – подвела итог Наталья. - Вот только подарки друзьям и близким я так и не успела купить».