1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Один день, который потряс мир: 11 сентября, год спустя

Колокола Берлинского собора, центрального храма столицы Германии, звонили сегодня в память о тех, чьи жизни оборвались ровно год назад, 11 сентября 2002 года,

- когда два угнанных террористами самолёты врезались в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, третий рухнул на здание Пентагона в Вашингтоне, четвёртый разбился на территории штата Пенсильвания.

Нью-Йорк: и сегодня, как год назад, взгляды всего мира направлены на эпицентр трагедии. На связи наш нью-йоркский корреспондент Юрий Дулейрайн.

Соединённые Штаты отмечают годовщину нападения исламских террористов, которое ввергло страну в войну с международным терроризмом и вынудило американцев по-иному смотреть на свою страну и мир. Они ощутили себя, во-первых, такими же уязвимыми перед лицом террора, как, скажем, испанцы или алжирцы, израильтяне или индонезийцы, а во-вторых, – стали большими патриотами. Церемонии, проходящие ныне по всей Америке, символизируют не только народную скорбь и желание перевернуть страницу, но и решимость добиться победы в войне против нового врага. Американские флаги ныне повсюду – на стенах домов, на антеннах автомобилей, на деревьях, даже в цветочных горшках. Флаги символизируют не только патриотические чувства, но и вызов.

Майкл Блумберг, мэр Нью-Йорка, сказал в телевизионном интервью, что нападение террористов на Нью-Йорк и Вашингтон тоже было символическим: оно означало непримиримую враждебность к свободам, на которых зиждется Америка. Это свобода слова, свобода мысли, свобода религии. Как бы перекликаясь с ним, в Сан-Клементе, Калифорния, Билл Шарп, редактор журнала «Сёрф Ньюз», поясняет, почему соревнования по сёрфингу решили проводить без перерыва: «Сёрфинг – это выражение свободы. В этот день именно свободе мы посвящаем наши международные соревнования».

Несмотря на то, что страна приведена в состояние повышенной готовности вследствие разведывательной информации о готовящихся новых терактах, ни одной траурной церемонии не отложили, всё идёт, как было задумано. Хотя 11 сентября номинально остаётся рабочим днём, многие предприятия и учреждения закрыты, чтобы люди могли принять участие в траурных процессиях. Повсюду звучат шотландские волынки и колокольный звон, пушечные салюты. Симфонические оркестры по всей Америке исполняют «Реквием» Моцарта. Люди зажигают свечи, возлагают цветы, запускают голубей, просто молятся, соблюдают минуту молчания.

В городе Альбукерки, штат Нью-Мексико, в фундамент строящейся новой колокольной башни при церкви закладывают две стальные балки – подарок Нью-Йорка. Эти балки из остова разрушенного небоскрёба Всемирного торгового центра. В Вашингтоне, Нью-Йорке, Бирмингеме, Алабама, в Портленде, Орегон, в Сиэттде, штат Вашингтон, в других городах на публичных церемониях зачитывают имена погибших год назад 11-сентября.

Это был наш нью-йоркский корреспондент Юрий Дулерайн.

«Все немцы возмущены терактами в Соединённых Штатах. Это объявление войны всему цивилизованному миру. В этот час весь немецкий народ стоит на стороне Соединённых Штатов Америки. Я заверил президента Джорджа Буша в полной и неограниченной солидарности со стороны Германии»,

- cтоль однозначно прозвучали слова канцлера Германии Герхарда Шрёдера год назад, 11 сентября 2002 года. И действительно, они выражали дух и настроение подавляющего большинства немцев: плачущие люди на улицах перед телевизионными экранами, зажженные свечи и цветы перед американскими представительствами. Сегодня в Германии звучат и иные голоса: как на политическом уровне, так и просто на улицах:

«Мир не изменился. Много было всяких дискуссий, но в корне всё осталось по-прежнему...»

«Мне не нравится то, что происходит. Разжигаются новые очаги напряжённости, планируемая война против Ирака – это агрессивная война, и я не вижу этим действиям никакого оправдания...»

«Мне кажется, американцы реагируют на случившееся естественно очень эмоционально, но они тянут одеяло исключительно на себя, и пытаются быть всемирными полицейскими...»

Ведущие деятели немецкой политики собрались сегодня в Берлинском соборе – центральном храме немецкой столице – на службу, посвящённую памяти жертв. Присутствовал на службе и президент Германии Йоханнес Рау.
Какой, по мнению главы государства должна быть реакция на события 11 сентября и их последствия?

«Решительной, но благоразумной – это самое главное. В настоящий момент я вижу опасность, что, мы смешиваем необходимость борьбы с терроризмом с другими внешнеполитическими проблемами. Этого делать не следует, мы ни в коем случае не должны отказываться от наших принципов правого, свободного государства, основанного на духе демократии и уважения человеческого достоинства».

Господин федеральный президент, год назад Бундесвер принял участие в вооружённой операции в Афганистане – тем самым, исполнив обязанности, налагаемые членством в НАТО. Сегодня Герхард Шрёдер говорит категорическое «нет» на вопрос о возможном участии Германии в войне против Ирака. Разделяете ли вы позицию канцлера?

«В настоящий момент я не вижу конкретного повода для планирования вооружённой акции против Ирака. Зато я вижу острую необходимость сделать всё для того, чтобы Саддам Хусейн с его атомным и бактериологическим оружием перестал представлять угрозу для Ближнего Востока и для всего остального мира. Какими именно должны быть пути достижения этой цели – об этом ведутся споры, но, насколько я понимаю, обе крупнейшие политические партии Германии полагают, что война – это неподходящее средство».

Заявил федеральный президент Йоханнес Рау.

Неприметная улочка Мариенштрассе в гамбургском районе Харбург. Здесь, в скромной квартирке в одном из незаметных блочных зданий, велась подготовка терактов, реализованных в Вашингтоне и Нью-Йорке. Одним из квартиросъёмщиков был предводитель самоубийц Мохаммед Ата – он и его единомышленники жили и учились в Гамбурге с середины 98-ого по начало 2001 года. Современные, открытые миру молодые люди из Саудовской Аравии и других арабских стран, владеющие иностранными языками, студенты европейских высших учебных заведений...
Кадры, показывающие скромную квартиру, с до боли знакомыми каждому жителю Германии деталями быта, производили чуть ли не более шоковое впечатление, чем почти нереалистичные в своём ужасе кадры пылающих и рушащихся небоскрёбов Нью-Йорка.

Что сделало именно Германию страной, привлекательной для террористов?
Этот вопрос мы адресовали Герману Лутцу, председателю союза профсоюзных объединений полиций европейских стран:

«На этот вопрос трудно дать ответ. Конечно, террористы выбирали страну с высоким уровнем свободы (при этом я, разумеется, ни в коем случае не имею в виду, что мы должны отказываться от принципов либерального общества)».

Как заявил после терактов 11 сентября министр внутренних дел Германии, Отто Шили, страна является частью общей зоны риска – наряду с Соединенными Штатами и другими странами Евросоюза. Соответствующими были и действия органов, несущих ответственность за безопасность страны и её граждан: за минувший год Ведомство уголовной полиции Германии отрабатывало 24 тысячи следов, 17 тысяч из которых, правда, привели в никуда.

Наряду с усиленной оперативно-следственной работой в Германии после 11 сентября были предприняты и законодательные меры, нацеленные на повышение безопасности внутри страны. Из-под пера Отто Шили вышли два новых пакета законодательных инициатив, жестче стали и более ста действовавших и раньше, дополнительные полномочия получили немецкие спецслужбы.
Эти меры вызывали неоднозначную реакцию в немецкой обществе, будучи недостаточными в глазах одних, чрезмерными и скоропалительными – в глазах других.

Стала ли Германия в результате более защищённой перед лицом международного терроризма – и, с другой стороны, не поставили ли они под угрозу уже упомянутые принципы своего демократического устройства? Мнение Германа Лутца, председателя объединения профсоюзов европейских полиций:

«Конечно, я знаю критическую позицию сотрудников ведомства по охране конституции и личных данных, которые предостерегают от опасности поставить под угрозу свободы нашего общества. Я думаю, что непосредственной опасности тут нет - Германия по-прежнему остаётся страной с устойчивыми либеральными традициями, у нас по-прежнему нет, в отличие от многих стран мира, слияния структур полиции, спецслужб и армии. Какие-либо расследования не могут вестись без согласия законодательных органов – как это делается, скажем, в той же Франции. Так что, думаю, стать полицейским государством Германии не грозит. Другой вопрос – что могут дать безопасности страны те или иные предусмотренные новым законом меры.

Возьмем, скажем, одну из идей, появившихся после 11 сентября: использовать биометрические данные в личных документах. Но зададим себе вопрос: Помогли бы они идентифицировать Мохаммеда Атту и других террористов? Конечно, нет. Кроме того, эта идея не будет поддержана на европейском уровне. Так что, думаю, дело не в количестве законов. Куда важнее другие меры: скажем, создание функционирующей сети обмена информации, в которую войдут и американцы – и перестанут, как они это делали прежде, использовать лишь для себя ту информацию, которой располагают».

Считает Герман Лутц, председатель объединения профсоюзов европейских полиций.