1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Один день в разведке Германии

05.02.2002

У микрофона Вячеслав Юрин, Здравствуйте. Сегодня у нас необычный выпуск, сегодня Ефим Шуман не ведет передачу, как обычно, а ее гость.

Ефим побывал в штаб-квартире БНД – федеральной разведывательной службы Германии, внешней разведке. Ефим, как вам удалось попасть туда?

- Ничего сложного в этом не было. Есть специальная программа для журналистов - такие информационные поездки, и в рамках этой программы, я уже был в штаб-квартире НАТО, был в федеральном ведомстве криминальной полиции, а вот сейчас попал во внешнюю разведку. Это Полох, под Мюнхеном, маленький городок, где расположена штаб-квартира федеральной разведки ФРГ – Bundesnachrichtendienst, сокращенно BND. Там работает около 700 человек. Всего в службе внешней разведки Германии было во времена холодной войны около 7000 человек – это максимум. Сейчас число разведчиков сокращается и должно уже едва превышать пять тысяч человек. А оптимальное сокращение предусмотрено до 5000. Часть переедет в Берлин, часть управления останется в Полохе.

- Для обывателя разведчик – это такой Джеймс Бонд с маленьким фотоаппаратом в запонке, с микрофоном в галстуке. Насколько этот образ соответствует действительности, на примере BND.

- Может быть, такой разведчик работает в поле, как говорят, где-то в других странах. Может быть, такие и остались, хотя я в этом сомневаюсь. Мы то, журналисты, были в штаб-квартире BND. Там работают другие люди. Я должен сказать, что меня поразило отличие этих людей от образа, скажем, сотрудника КГБ или внешне разведки России, как я их себе представляю - молодые люди, одетые в серые костюмы и все похожие на Патрушева, только помоложе. Совершенно другое мы увидели в BND. Там есть сотрудники внешней разведки в брюках клеш, с покрашенными волосами. Несколько человек, это там очень популярно, с серьгами в ухе. Руководитель отдела, занимающегося Россией и странами СНГ, мужчина лет сорока с красивой шевелюрой кудрявых волос и в усах. Внешний вид меня совершенно поразил. И, что меня еще удивило, а не поразило, я примерно это предполагал – это то, что, оказывается, только 30% информации поступает собственно из агентурных источников, другая треть – это открытые источники, ну, например газеты, доклады, правительственные конференции, и треть – это техническая разведка. Например, спутниковая разведка, подслушивание телефонных разговоров, дешифровка и так далее.

- Почему так важна спутниковая техника для разведки сейчас?

- Во-первых, проводя такую разведку из космоса, секретная служба не рискует ни агентами, ни техникой. Может не опасаться скандальных разоблачений, что кто-то будет арестован, пойман с поличным. Во-вторых, речь идет о самой свежей, актуальной и не искаженной информации. Агент не всегда может передать свежую информацию резиденту. Может быть, он через два месяца или через два года поедет в другую страну и там передаст, или спрячет под какой-нибудь камень под кустом, как мы себе это представляем из криминальных романов. Неискаженная информация: информация, полученная из агентурных источников, может быть искажена сознательно – дезинформация, или бессознательно. Всякий живой человек по-своему воспринимает то или иное. Может навести на ложный след. Снимки из космоса обладают почти абсолютной объективностью. Конечно, можно сымитировать на земле танковую бригаду, расположим множество макетов, вместо настоящих танков. Но есть возможность сделать спектральные снимки из космоса, фиксировать тепловое излучение. Если на земле стоит тысяча танков и тепло не исходит не от одного, то есть моторов нет, они не включены и не были включены, ясно, что это макеты. Такой случай действительно был. Сторона, расставившая макеты, поместила в них печки, чтобы сымитировать тепло. Но другие, в свою очередь, сумели сделать такие спектральные снимки со спутника, чтобы измерять, как это тепло меняется. И когда выяснилось, что оно совершенно не меняется, то стало ясно, что это обман. Вообще снимки из космоса достаточно объективны. Нужно только правильно их толковать. Россияне, как нам сказали (BND приобретает космические снимки или сцены, как они их называют, и у России, не только у США, Франции, Израиля) намерено искажают качество своих снимков, ухудшают их, очевидно для того, чтобы немецкая внешняя разведка не знали, как хорошо могут снимать российские спутники, какие детали они могут показывать. Сегодня разрешающая способность спутника КФР-1000, на самом деле, это камера, а не спутник, может давать разрешение до одного метра – это коммерческие снимки, которые может купить каждый. То есть, на них можно различать предметы на них, расстояние между которыми составляет один метр. Как говорят, американские и российские спутники уже спокойно достигают разрешения в полметра. Ухудшить снимки – это не сфальсифицировать. У Германии своих спутников нет, ни коммерческих, ни спутников-шпионов. Предполагается запустить их в 2005 году, но это слишком дорого. Что будет это спутник снимать в то время, когда он не снимает нужные объекты? Поэтому немцы покупают эти снимки. Если вы хотите снимок конкретного объекта получить завтра – это стоит примерно 20 000 долларов. А если вы из общего каталога уже сделанных снимков коммерческого спутника, спутник же идет по определенной орбите, выбираете фотографию, которая вам нужна, то это стоит от полутора до пяти тысяч евро, в зависимости от спутника, разрешимости, качества и так далее.

- То, что Россия продает германской внешней разведке снимки, так скажем третьих стран, это понятно. Неужели продает и снимки российской территории.

- Конечно нет. И американцы не продают снимки американской территории, но немцы их и не покупают, потому что они им не нужны, разведку против братских стран – НАТО, естественно BND, не ведет. Есть определенные ограничения. Немцы покупают редко снимки у россиян. Причина не в качестве, не в боязни обмана, а в том, что от времени заказа, до его получения проходит как минимум три месяца. В случае с американскими и израильскими спутниками проходит где-то неделя. Самый интересный отдел, который нам показывали, вернее, два отдела – в одном отделе эти снимки обрабатывают на компьютере. Это просто чудеса техники. Их совершал человек двухметрового роста с примерно такими же плечами и серьгой в ухе, бывший офицер бундесвера. А как можно толковать эти снимки, рассказывали в другом отделе. Там работают специалисты. Например, ученый атомщик, который определяет, какие именно объекты строительства атомной электростанции расположены на этом снимке. В какой стадии они находятся. Не фальшивка ли это. У большинства спутников совершенно четкая орбита и, в общем-то, другая сторона знает, когда над ней пройдет спутник. Можно привести такой пример, который приводили нам специалисты: есть объекты, советские, теперь российские, которые много раз сняты, но никогда на этих объектах не было видно ни одного человека. То есть знали, когда пройдет спутник над этой территорией, была тревога и весь народ прятался.

- Изменились ли приоритеты германской внешней разведки в последние десять лет?

- Безусловно, изменились приоритеты всех разведок, и российской тоже. Она по-прежнему ведет шпионаж в Германии, как нам сказали. И не она одна. Но в основном это не военный, не политический, а экономический шпионаж. Что касается немецкой внешней разведки, то приоритеты изменились так, что, например, один из главных отделов стал отдел, занимающийся борьбой с международным терроризмом. Незадолго до 11 сентября было создано небольшое управление по борьбе с терроризмом. Я задал один и тот же вопрос двум людям, имеющим к этому непосредственное отношение, работникам федеральной разведывательной службы Германии: Как они относятся к российским утверждениям о том, что Чечня – это, так сказать, символ международного терроризма, что чеченские боевики - это те же международные террористы. И получил два разных ответа. Начальника отдела борьбы с международным терроризмом сказал: «Да, там есть ядро, которое я спокойно могу отнести к международным террористам. Потому что они проходили обучение в тех же лагерях, что и террористы, участвовавшие в террористической атаке на Америку 11 сентября. У них та же идеология и те же источники финансирования – страны Персидского залива. Но пока они занимаются терроризмом более или менее локально. Что касается руководителя отдела России и СНГ, то он сказал что, там есть несколько человек, которых можно было бы отнести к террористам, но, вообще говоря, хотя он не употребил слов «освободительная борьба», смысл был примерно такой. Мне это понравилось. Потому что в демократической стране дискуссия, несогласие – наиболее продуктивно. Нам показали карту Чечни, составленную ФСБ России, так вот эта карта совершенно не соответствует пропагандистскому, так сказать, варианту чеченской войны. Чечня на этой карте поделена на три части: Северная часть - это более или менее дружественная России часть, или очень дружественная России, там говорят в основном по-русски. Центральная часть, включая Грозный, - это замиренная, но 50 на 50, то есть трудно говорить о мире. И Южная часть, горная часть, за исключением узкого ущелья, узкой дороги, которая ведет в Грузию, - это область Чечни, которая совершенно не контролируется федеральными войсками.

Вы спрашивали о том, не изменились ли приоритеты. Кроме тематики, так сказать, кроме направленности изменились еще формы работы. Техника становится все более важной. Хотя, в отличие от ЦРУ, BND не делает такую большую ставку на технику, не абсолютизирует ее, и уделяет большое внимание агентурной деятельности, но все равно, техника и открытые источники имеют большое значение для анализа ситуации, для прогнозов (разведка дает не только военные, но и политические прогнозы: как, например, будут развиваться события на Ближнем Востоке, если завтра не будет Арафата?). Все это исследует внешняя разведка Германии. Она нечасто собирает копромат на тех или иных людей, чтобы потом шантажировать их и завербовывать. Потому что, во-первых, как сказал нам начальник одного из управлений, у нас нет такого количества людей, чтобы собирать компромат на всех, на кого можно собирать копромат. Этот пьет, этот спит с секретаршей и так далее. Во-вторых, люди, завербованные благодаря компромату очень ненадежные агенты. Ими двигает страх, значит, другая сторона может их больше запугать. Как же вербовать агентуру? Деньги, и только деньги. Об этом было прямо сказано. У BND, в общем, нет недостатка в деньгах. Я спросил, а как это делается, определяются суммы, есть ли отдел гонораров? В общем, до определенных сумм может решать непосредственно ведущий сотрудник, резидент. Если очень большие суммы, то этот вопрос решает президент или вице-президент разведывательной службы. Но, это было подчеркнуто несколько раз, BND может платить любые деньги, если информация того стоит. Внешняя разведка Германии не имеет права производить какие-то следственные действия, арестовывать, производить обыски. Следственные действия производит только полиция. Кроме того, она не имеет права заниматься разведывательной деятельностью, контрразведывательной деятельностью внутри страны. Внутри Германии этим занимается Ведомство по охране конституции – это контрразведка.

Большое спасибо, Ефим. Всего вам доброго.